Корреспондент: Запад нам поможет. Эксклюзивное интервью Виталия Антонова, собственника концерна Галнафтогаз

Александр Пасховер, 26 ноября 2013, 09:21
32
7818
Корреспондент: Запад нам поможет. Эксклюзивное интервью Виталия Антонова, собственника концерна Галнафтогаз
Фото: Дмитрия Никонорова/Корреспондент
В интервью Корреспонденту Антонов предался не воспоминаниям, а прогнозированию

Виталий Антонов, собственник концерна Галнафтогаз, в который входит одна из крупнейших сетей автозаправок, ОККО, в интервью Александру Пасховеру в №46 журнала Корреспондент от 22 ноября 2013 года - о том, где он берет все свои бизнес-идеи и куда надо двигаться Украине. В обоих случаях ответ один: Европа.

Когда интервью с Виталием Антоновым, собственником концерна Галнафтогаз, уже было готово к печати, бизнесмен переслал в редакцию короткое письмо. В нем он попросил добавить в текст, что даже если Соглашение об ассоциации с Евросоюзом Украина не подпишет, он не отречется от евроинтеграционного пути, “продолжая внедрять лучшие европейские стандарты и ценности в своем бизнесе”.

Что это, предчувствие большого провала на Вильнюсском саммите, который состоится 28-29 ноября, или страховка на тот же случай? На интуицию Антонов никогда не жаловался. В противном случае ему было бы сложно построить одну из самых крупных в Украине сетей автозаправочных станций - ОККО, где трудятся более 7 тыс. людей.

Журнал Forbes назвал Антонова самым эффективным продавцом топлива в стране. Среднесуточные продажи на одной заправке превышают 6,5 т при среднем общенациональном показателе 2 т. Его ключевой партнер в топливном бизнесе - Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), которому принадлежит 20% концерна.

Время от времени ЕБРР снабжает компаньона дешевыми займами, что в условиях финансовой блокады, постигшей Украину, выглядит весьма комплиментарно.

В двухчасовой лекции, которую и сейчас можно прослушать, вбив в поисковике Яндекс имя Виталия Антонова, он рассказывает, как проделал путь от троечника провинциальной школы к вершинам альпинизма, а затем и к пику капитализма. Поучительная история для мам, терроризирующих своих чад за низкую успеваемость.

В интервью же Корреспонденту Антонов предался не воспоминаниям, а прогнозированию. Предприниматель уверен, что будущее у Украины светлое - если, конечно, она выберет курс на евроинтеграцию.

Также Антонов говорил о дорогих кредитах, которые держат бизнес в черном теле, но при этом не мешают ему развиваться “по-белому”, затронул он и тему образования и объяснил, что ему, акуле капитализма, нравится в учениях Карла Маркса и Владимира Ленина.

 Дмитрий Никоноров/Корреспондент

- На следующей неделе выйдет ежегодный рейтинг Корреспондента Золотая сотня - 100 самых богатых украинцев. Вы - неизменный участник этого рейтинга. Такие списки самых богатых людей в обществе порой вызывают самые отвратительные реакции. Участников рейтинга называют негодяями, ворами, желают им всяческих мук. За что в Украине так не любят большой бизнес?

- Наверное, у людей срабатывают стереотипы, постсоветский синдром. Им в голову 70 лет вбивали, что богатым быть плохо. Мы - молодая демократия. У нас много атавизмов из прошлого.

- Несет ли какую-то ответственность бизнес за подобное к нему отношение?

- Бизнес сегодня недостаточно внимательно относится к таким проблемам. Но это и не функция бизнеса - заглаживать изъяны в том общественном развитии, которое неминуемо. Главная функция бизнеса - быть социально ответственным, платить налоги. И самое основное, чтобы общество правильно использовало эти налоги.

- Мне кажется, что недовольство у людей вызывает не столько размер уплаченных налогов, сколько довольно низкие, неконкурентные зарплаты. Уровень среднего жалованья в Украине - самый низкий в Европе. Это раздражает.

- Если мы возьмем оплату труда в Польше, Венгрии, Германии к уровню ВВП и проведем пропорции с нашими рыночными показателями, ориентировочно она будет такой же.

- Иными словами, в Украине не может быть высоких зарплат, пока страна непроизводительная?

- Да. Причин непроизводительности много, но то, что страна непроизводительная, - это факт.

- На днях в Вильнюсе Украина надеется подписать Соглашение об ассоциации с Евросоюзом. С ним связаны разного рода надежды, одна из них - упрощение визового режима. А вот надежда, которую недавно выразили вы: “Основная ценность ЕС - отсутствие торговых войн”. Означает ли это, что вне ЕС Украина страдает от торговых войн? С кем? С каким результатом?

- Например, вялотекущие газовые и торговые войны с Россией. Теперь поговорим о ЕС, который был создан после Второй мировой войны. Для чего? Для того чтобы предотвратить военные конфликты. Ведь обычные войны - это следствие экономического противостояния. Время, которое прошло со дня образования ЕС, показало: самая главная ценность - отсутствие торговых и, как следствие, вооруженных конфликтов.

 Дмитрий Никоноров/Корреспондент

Что касается выбора ЕС или ТС. Я ностальгически люблю экс-Союз и все, что с ним связано, но прагматически понимаю: нужно стремиться в ЕС. Что такое ЕС? Это союз государств, которые в основном закончили свое экономическое развитие. У них уже все разделено, расписано, регламентировано. Очень маленькая Западная Европа, где проживает очень много людей. Если в ЕС развиваться некуда, все занято, а рынок генерирует огромный ресурс, его необходимо где-то размещать.

Инвестфонды, пенсионные фонды и прочее, те, кого мы называем институциональными инвесторами Западной Европы, постоянно ищут, куда вложить этот ресурс. В мире присутствует избыток денег. Если мы уходим в ассоциацию с ЕС, то мы становимся ближе к этому ресурсу. У нас есть что развивать, во что вкладывать. Таможенный союз сам развивается. Им самим нужны инвестиции. Будут ли они делиться с нами этим ресурсом? Возможно. Но на каких условиях и где будет дешевле? В ЕС этого ресурса больше, он свободен и он дешевле.

- В последние годы евроинтеграционные настроения украинцев склоняются в сторону сближения с ЕС. По данным КМИС, в случае проведения референдума 43 % проголосовали бы за вступление в ЕС, но вот 30 % все же против…

- Извините, я вас перебью. 30% против - это наверняка те, кто никогда не был за границей. А таких, к моему удивлению, например, в Крыму, в Восточной Украине, около 80 %. Они никогда не были в ЕС. Почему? Кто-то боится языкового барьера, у кого-то нет средств или просто не желают туда ехать. Я думаю, что каждый, кто возвращается оттуда, возвращается с такой мыслью: когда же у нас будет, как там?

- Хорошо, меняем тему. Переходим ближе к вашему профессиональному профилю. Украина имеет шесть нефтеперерабатывающих заводов, при этом является единственной страной в регионе, которая не производит качественного топлива и поэтому постоянно нуждается в импорте. Почему у нас не работает отрасль, во всем мире приносящая большие прибыли?

- Все очень просто. Для производства качественного топлива нужен огромный ресурс. Чтобы реанимировать такие заводы, как Лисичанский и Кременчугский НПЗ, потребуется не один миллиард долларов. Любая компания хорошо подумает, стоит ли ей вкладывать деньги в украинские заводы. Ведь тот же миллиард, вложенный в добычу, принесет гораздо больше прибыли. Сегодня нефтепереработка уже хоть чуть-чуть, но прибыльна. Два года назад она была убыточной.

- Почему в Беларуси и Прибалтике рентабельно вкладывать в переработку, а в Украине - нет?

 Дмитрий Никоноров/Корреспондент

- В Беларуси и Прибалтике были вложены прежде всего государственные ресурсы. А Лисичанский завод долго стоял, пока не пришел в упадок, потом появились “танкисты” - тогда так называли ТНК ВР - и стали там что-то делать. Но это нельзя назвать системной реконструкцией. Нужны большие вложения. Я думаю, они по плечу компании, которая владеет ТНК, - Роснефти. Кременчуг был ориентирован на татарскую нефть. В данный момент там этой татарской нефтью и не пахнет, пахнет какой-то другой нефтью, в том числе украинской. Но одного этого запаха недостаточно, чтобы реконструировать завод.

- С 2014 года топливо, продаваемое на территории Украины, должно содержать 5-10 % биоэтанола. Это решение правительства возмущает торговцев бензином. Они говорят, это катастрофа. Так ли это?

- В том состоянии, в каком находятся инфраструктура и законодательство, это катастрофа. Для добавки спирта и хранения такого топлива нужно спецоборудование. Наши нефтебазы не приспособлены к его хранению. Через 30 дней это будет уже не бензин - молекулярный состав топлива поменяется. Там нужны супергерметичные резервуары. К этому надо готовиться. В Украине отсутствует нормативно-законодательная база по данному вопросу - нет ни правил хранения, ни правил транспортировки. Чтобы выводить такой продукт на рынок, необходимо много лет проработать над его правильной реализацией. Опять-таки в Европе в законе написано: до 5 % биоэтанола. А у нас - не менее 5 %. Такого опыта в мире нет. Была попытка ввезти подобный продукт в Германии, но эксперимент не удался. Автомобили наши не приспособлены к такому топливу.

- Как это нововведение по этанолу повлияет на цену топлива?

- Я думаю, она увеличится. По предварительным расчетам, от 3 до 5 грн. на 1 л. В Украине производится недостаточно биоэтанола, чтобы страна комфортно смогла перейти на новый вид топлива с 2014 года. Компании вынуждены будут докупать его за рубежом.

- Если все так очевидно, тогда во имя чего или во имя кого это делается?

- Наверное, во имя тех, кто строит этанольные производства в Украине. Насколько я знаю, в Украине возводят такие заводы. Я уверен, что это просто лоббизм. Мы думали строить завод, но посчитали, что мы останемся магазином, который будет торговать. Мы принципиально не хотим заходить ни в производство, ни в добычу.

- Украина является если не чемпионом мира, то уж точно чемпионом Европы по высоте кредитных ставок. Это какую же надо иметь рентабельность, чтобы выжить?

- У нас деньги дорогие, и сколько мы еще сможем их использовать - это вопрос. Потому что тот, кто использует дорогие деньги, работает только на те институты, которые эти деньги дают. Но вы же помните времена, когда ставки были и под сотни процентов?

- Однако и годовая инфляция тогда [в средине 1990-х] была под 10.000 %. Сегодня украинское правительство говорит, что у нас нулевая инфляция. Это правда?

- Если посмотреть, как обесценивается потребительская корзина, и раз мы можем еще переваривать такие ставки, вероятно, скрытая инфляция все же есть. И, наверное, мы сильная страна, раз перевариваем такие высокие процентные ставки. Но насколько хватит мощности страны, чтобы жить в таком режиме?

- Я бы тогда сказал, мы не сильная страна, а сильно бедная страна. Дорогие деньги охлаждают экономику.

 Дмитрий Никоноров/Корреспондент

- Я бы так не сказал. Дорогие деньги стимулируют экономику, дешевые - расслабляют бизнес. В любом явлении есть свои плюс и минус. В данное время это, видимо, необходимое условие для развития общества.

- Прекрасно. Тогда у меня для вас еще одна хорошая-плохая новость. Инвестиционный климат в стране близок к точке замерзания. Еще в начале года президент ЕБРР Сума Чакрабарти заявил об Украине: “Ухудшение инвестиционного климата проявляется в коррупции на всех уровнях, действиях налоговых органов и таможни, неэффективности работы судебной системы”. Вы на себе ощущаете проявление всего этого безобразия?

- В моем понимании бизнес - это всегда преодоление сложностей. Если ты можешь преодолевать такие проявления, ты ведешь бизнес, если нет - ты его не ведешь. Мы научились каким-то образом вести белый бизнес в нашей стране. Если я вам сейчас по пунктам буду расписывать, как вести белый бизнес в Украине, получится длинная история.

- Напишите об этом книгу, она станет бестселлером.

- Спасибо, хорошая мысль. Я подумаю. С другой стороны, в какой стране мира за 15 лет можно построить около 400 заправочных станций компании, не имеющей преференций со стороны государства? Я никогда не был во власти, не имел огромного стартового капитала. И теперь спрашиваю у себя: хороший ли у нас инвестиционный климат? Для кого-то он хороший, для кого-то плохой. Я не хочу сказать, что здесь легко. Но для меня, нашей команды бизнес - это прежде всего вызов. Если ты не можешь этот вызов принять, значит остается только жаловаться, как тебе тяжело.

- Вы часто бываете за границей. Какие интересные бизнес-идеи, маркетинговые идеи привезли оттуда?

- Например, такая банальная и простая на первый взгляд вещь, как чистота туалетов. Вроде просто. Но это очень важный элемент имиджа АЗК. У нас была отдельная программа по доведению туалетов до идеального состояния. В этом вопросе мы ориентируемся исключительно на западные стандарты. Там туалеты чистые.

- Что еще?

- Мультипликация бизнеса. Когда я был за границей в 1990 годах, видел, что все большие сети работают как мультипликаторы. Так, заправка является мультипликатором разных бизнесов. Мы со старта стали строить комплексы - АЗС, магазин, ресторан. На нас тогда многие смотрели и спрашивали, зачем это нужно - строить комплексы за $ 1 млн, если можно построить АЗС за $ 200 тыс. без магазина, ресторана, подкачки колес и т. д. Кроме качества топлива мультипликатор дает нам возможность быть успешной компанией.

- Вы принимаете на работу молодых специалистов. То есть одним из первых ощущаете все пробелы, а возможно, и успехи, отечественного образования. В чем они состоят и что вы предпринимаете, чтобы компенсировать сотрудникам неэффективно проведенные годы в классах и аудиториях?

 Дмитрий Никоноров/Корреспондент

- Нам тяжело находить сотрудников. Финансовое и юридическое образование оторвано от реальности. Наши вузы дают хорошую теоретическую базу, но практическая отсутствует. Багаж знаний вложен большой, но применить в конкретном направлении его тяжело. Поэтому молодые специалисты проходят у нас адаптационные курсы. Самое главное, чтобы человек был порядочным и креативным. На пальцах могу посчитать свой практический опыт, который вынес из вуза. Всему учился сам.

- У вас с тех времен любовь к учению Карла Маркса?

- У меня любовь не только к Карлу Марксу - у меня любовь к Ленину еще есть. Эти ребята, прежде всего, рассказали, как работает экономика. Прочитав первый том Капитала, я понял, как работают западные экономики и откуда вообще берутся деньги. Там, конечно, многое нужно опускать. Первый том преподносит все с идеологических позиций того времени, но вместе с тем показывает, как рождается прибавочная стоимость в торговом и производственном капитале. Это столпы бизнес-мышления. Ленин, его работа Развитие капитализма в России - просто хрестоматия для любого предпринимателя.

- На каких книгах вы выросли, понятно. Что читаете сегодня?

- Экономические книги я сейчас почти не читаю, хотя покупаю. Для поддержания тонуса иногда читаю Макса Вебера. Если брать художественную литературу, недавно приобрел 100 томов собрания классической иностранной литературы. Открыл для себя по-новому Эмиля Золя, Грэма Грина. Когда-то на меня произвел впечатление Теодор Драйзер, его трилогия Финансист, Титан, Стоик. Возвращение к этим вещам очень интересно.

***

Этот материал опубликован в №46 журнала Корреспондент от 22 ноября 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.         

ТЕГИ: журнал КорреспондентинтервьюВиталий АнтоновзаправкаГалнафтогаз
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях