Корреспондент: Золотые жилы

8 июня 2011, 12:25
0
25
Корреспондент: Золотые жилы
Фото: Наталья Кравчук/Корреспондент
Госзакупки - позволяют чиновникам и их родственникам неплохо зарабатывать

Сегодня до 15% всего госбюджета оседает в карманах чиновников во время госзакупок. Если Рада и Кабмин протолкнут желанный ими закон, эта цифра резко увеличится. Последнее препятствие – Президент, - пишет Кристина Бердинских в №21 журнала Корреспондент от 3 июня 2011 года.

В середине мая этого года в Украине занялись вопросом, цена которого - более $ 21 млрд. Речь идет о тендерных закупках - на такую сумму различные госпредприятия, по данным Госкомстата, купили товаров и услуг в прошлом году.

Эти финансы - а они составляют примерно 40% расходов госбюджета - золотое дно для чиновников различных уровней. По закону тендер - это открытый конкурс, на котором госорганы выбирают, кто дешевле и качественнее других может продать им товары или услуги.

На деле, по словам Владимира Дубровского, ведущего эксперта аналитического центра CASE Украина, различные злоупотребления и откаты в сфере госзакупок порой составляют 20-30% и даже 50%. То есть в прошлом году приблизительно $ 4-7 млрд, или около 10-15% всего госбюджета, могли стать "коррупционным налогом" - деньгами, которые чиновники положили в свой карман.

Даже Петр Андреев, глава Государственной финансовой инспекции, признает потери бюджета в этой сфере - на уровне $ 1,25 млрд.

Теперь украинский парламент с легкой руки Кабмина решил еще больше упростить правила закупок - провластное большинство одобрило новый законопроект по тендерам. Ему осталось пройти последнюю инстанцию - Президента, чтобы стать законом.

В прошлом году приблизительно $ 4-7 млрд, или около 10-15% всего госбюджета, могли стать "коррупционным налогом" - деньгами, которые чиновники положили в свой карман.

Эксперты шокированы новациями. В проекте закона заключены опасные идеи. Сейчас тендеры обязаны проводить все госпредприятия. Но Кабмин, а за ним и пропрезидентское большинство предложили предоставить поблажки государственным и коммунальным предприятиям, а также хозяйственным обществам, доля государства в уставном фонде которых составляет более 50%.

Эти структуры смогут не проводить конкурс, если докажут, что для закупки они используют свои деньги, а не бюджетные средства. Провернуть подобное, по мнению экспертов, чиновникам будет несложно. А ведь именно на этот сегмент в прошлом году пришлась львиная доля финансовых операций с участием госструктур - $ 16,5 млрд из $ 21,5 млрд.

Кроме того, законопроект расширяет возможности для проведения тендеров с одним участником.

"То, что было принято, является открытым предложением воровать", - уверен Сергей Терехин, нардеп от БЮТ и экс-министр экономики.

Талантливая семья

Пессимизм Терехина нетрудно понять, если знать, что даже при нынешнем, более жестком законодательстве госзакупки - это сфера, позволяющая чиновникам и их родственникам неплохо зарабатывать.

Показательна в этом плане ситуация, сложившаяся в Ирпене вокруг государственного вуза - Национального университета Государственной налоговой службы Украины, который возглавляет Петр Мельник, нардеп от ПР и замглавы бюджетного комитета.

Недавно университет закупил за госсредства, без открытого конкурса и с участием только одной компании квартиры путем участия в фонде финансирования строительства.

Продавец - Брокбизнесбанк. Но главное - дом, где куплено жилье, строит Киевское специализированное ремонтно-строительное общество (КСРСО). По данным Единого госреестра юрлиц и физлиц-предпринимателей, глава правления общества - Елена Мельник, сестра ректора-депутата.

Госзакупки - это сфера, позволяющая чиновникам и их родственникам неплохо зарабатывать

12-этажное строение, рассчитанное на сотню квартир, расположено в пяти минутах ходьбы от вуза, по адресу: улица Тургеневская, 50. Владимир Антипов, проректор университета и глава вузовского тендерного комитета, рассказал Корреспонденту, что квартиры купили для профессуры. Сейчас, мол, многие преподаватели живут в общежитиях и давно хотели бы получить жилье, да еще и поближе к месту работы. А под эти требования якобы подпадал только один дом - тот, который строила родственница Мельника.

В результате за обычные квартиры суммарной площадью 403,9 кв. м казна заплатит 7,78 млн грн. То есть один "квадрат" в новостройке, которая еще не введена в эксплуатацию, стоит 19,3 тыс. грн. Это много даже по меркам киевских застройщиков. По данным компании SV Development, средняя стоимость 1 кв. м в полностью готовом новом доме в столице равна примерно 12,6 тыс. грн., а в самом дорогом районе города, Печерском, - 19,8 тыс. грн.

"Район академии [университета] - это как Крещатик в Киеве", - так Антипов объяснил Корреспонденту высокую стоимость приобретенного жилья. Однако неподалеку от того же вуза расположен жилищный комплекс Grand Life, где даже в двухуровневых пентхаусах 1 кв. м. стоит 7,6 тыс. грн., то есть в два с половиной раза ниже цены, по которой университет налоговой службы покупает квартиры у компании сестры своего главы.

КСРСО строит еще несколько объектов для университета, причем все они попали в перечень Государственной целевой программы подготовки и проведения в Украине Евро-2012. Например, на строительство и реконструкцию пяти общежитий в Ирпене из госбюджета пойдет более 204 млн грн.

Это больше, чем запланировано программой потратить на реконструкцию, строительство и ремонт 26 киевских общежитий (немногим более 197 млн грн.). Причем как минимум двумя из этих пяти общежитий в Ирпене будет заниматься фирма сестры ректора. Также ее предприятие сооружает в Ирпене спорткомплекс, и все работы по нему на сумму 200 млн грн. готова профинансировать госказна.

Один "квадрат" в новостройке, которая еще не введена в эксплуатацию, стоит 19,3 тыс. грн.

Еще одна статья, на которую госвуз направит финансы, - аренда помещений. В Ирпене в нынешнем году для своих студентов учебное заведение снимет жилья на 2,88 млн грн. В Симферополе и Каменце-Подольском, где университет имеет региональные отделения, он также арендует различные помещения - еще на 1,39 млн грн.

Однако все эти деньги, 4,24 млн грн., территории вуза не покинут. Ведь арендодателем выступает Межрегиональная финансово-юридическая академия (МФЮА) - частное заведение с двумя кабинетами и приемной, находящимися на шестом этаже одного из корпусов налогового университета. Данные Госреестра говорят, что учредитель МФЮА - Максим Мельник, сын все того же регионала-ректора.

Елена Шакирова, и. о. ректора МФЮА, отказалась сообщить что-либо о помещениях, переданных в аренду госвузу. "У меня частная фирма, и мало ли кому я еще сдаю помещения в аренду", - заявила она.

Взять комментарии у сестры и сына ректора не удалось. Сам же депутат Мельник не ответил на официальный запрос Корреспондента о том, в какой мере его родня причастна к госзакупкам, которые проводит управляемый им вуз.

Открыть все

Примеров, когда тендерные процедуры завязаны на лиц, хорошо знакомых между собой, в Украине более чем достаточно, констатирует Алла Волошина, вице-президент объединения Торо, контактной группы Transparency International в Украине. "На самом деле победитель тендеров в украинской реальности известен задолго до проведения самой процедуры", - говорит эксперт.

Волошина называет самые распространенные схемы таких манипуляций. Первая - когда товар или услуга, которую госорган собирается купить, прописывается в условиях конкурса с такими подробностями, что соответствовать им может лишь один заранее известный поставщик.

Другой вариант - доказать, что процедуру закупки можно провести с одним участником. Для этого нынешнее законодательство предоставляет широкие возможности. Можно организовать архитектурный или художественный конкурс, победитель которого и получит госденьги.

Товар или услуга, которую госорган собирается купить, прописывается в условиях конкурса с такими подробностями, что соответствовать им может лишь один заранее известный поставщик.

Также можно доказать, что товар, работы или услуги уникальны и могут быть предоставлены только одним поставщиком. Еще - заявить, что поставки по ряду причин нужны немедленно. А можно и вовсе дважды отменить конкурс из-за отсутствия нужного числа участников и в результате купить у одного.

Доказательство того, что проскользнуть в законодательные дыры несложно, служит тот факт, что сегодня треть госзакупок проходит с одним участником. А ведь новый закон еще больше расширяет перечень всех этих исключений из правил.

В ситуации закупок у одного участника риск коррупционных действий, по словам экспертов, резко возрастает. Ведь основная "задача" чиновников-коррупционеров - завысить реальную стоимость товаров или услуг и получить на этом откат. Для этого и нужен "свой" поставщик.

По словам Дубровского, откаты в подобных случаях могут достигать 50% от общей цены госзаказа. Доля зависит от ситуации, надежности поставщиков и уникальности заказываемых товаров и услуг.

Случаев, когда государственные структуры необоснованно переплачивают, в Украине множество. Причем чаще всего в ход идет штучный товар, проверить реальную стоимость которого сложно, а потому легче завысить его цену.

Например, недавно мэрия Донецка почти за $ 500 тыс. купила у компании Ариста "евротуалеты". Это два передвижных комплекса - мужской и женский - на несколько кабинок, с умывальниками, бойлерами для подогрева воды, обогревателями, пандусом для лиц с ограниченными физическими возможностями. Столица Донбасса стала первым украинским городом, который раскошелился на подобные санузлы.

Доказательство того, что проскользнуть в законодательные дыры несложно, служит тот факт, что сегодня треть госзакупок проходит с одним участником.

В итоге бюджету города одна кабинка обошлась более чем в $ 50 тыс. В мэрии заявляют, что это даже на $ 5 тыс. дешевле, чем у неких немецких аналогов. Однако в прошлом году японская компания Inax Corporation презентовала унитазы, покрытые листами 24-каратного золота, с автоматическим смывом и аудиосопровождением, которые стоят дешевле донецких писсуаров - от $ 20 тыс. до $ 40 тыс.

Еще более скандальную "уникальную" закупку провела в марте этого года госкомпания Черноморнефтегаз. По данным издания Зеркало недели, нефтяники за $ 400 млн купили у офшорной британской фирмы морскую бурильную установку. Причем британцы были посредниками, ранее приобретшими это чудо техники у производителя по цене около $ 250 млн. Пригласить к участию в тендере производителя представители Черноморнефтегаза почему-то не захотели.

Юрий Бойко, министр топлива и энергетики, назвал эту информацию "заказухой" и сообщил, что журналисты просто не учли дополнительные расходы - например, стоимость вертолетов и кораблей, необходимых для работы установки. Более того, чиновник даже попросил СБУ проверить, кто заказал этот материал СМИ.

Экспертов, знакомых с практикой украинских госзакупок, подобные истории поражают разве что размахом.

Точной информации о том, сколько средств ежегодно теряет бюджет при проведении тендеров, нет. Но даже высшие должностные лица признают, что речь идет о значительных суммах. Так Андреев в одном из интервью заявил, что ущерб государству в сфере госзакупок в прошлом году составил около 10 млрд грн., то есть $ 1,25 млрд.

В идеале, считают эксперты, полный пакет документов по любым конкурсам с участием госструктур должен находиться в свободном доступе в Сети

Чтобы исправить ситуацию, можно, к примеру, проводить электронные торги в реальном времени. Эксперты говорят, что эта практика, уже действующая в России, помогла госбюджету за последние четыре года сэкономить $ 3,5 млрд.

Еще один путь - сделать все тендерные процедуры максимально прозрачными. Сегодня в стране работает сайт Вестника государственных закупок, но информация на нем отрывочна: есть лишь объявление о конкурсе, основные требования, результат и другая незначительная информация.

При этом новый закон, который сейчас находится у Президента, сокращает этот и без того скромный список. Узнать же, на каких условиях проходил конкурс, были ли среди его участников-победителей связанные с заказчиком лица или структуры, сейчас невозможно. Разобраться в этом способно только Контрольно-ревизионное управление, да и то после специальной проверки.

В идеале, считают эксперты, полный пакет документов по любым конкурсам с участием госструктур должен находиться в свободном доступе в Сети. "Воровать и, соответственно, откатывать [в таком случае] станет очень боязно. Ведь проверить [тендерную закупку] сможет кто угодно и когда угодно, а проверяемый об этом даже не узнает", - говорит Дубровский.

***

Этот материал опубликован в №21 журнала Корреспондент от 3 июня 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент запрещена.

ТЕГИ: Недвижимостьжурнал КорреспонденткоррупциягосзакупкитендерИрпень
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях