Корреспондент: Как будет развиваться финансовый рынок Украины

Корреспондент.biz, 3 декабря 2014, 14:26
22
8067
Корреспондент: Как будет развиваться финансовый рынок Украины
Фото: Таисии Стеценко
Сейчас банки практически свернули программы кредитования

2014 год стал для финансовой сферы настоящим испытанием на прочность.

Корреспондент выяснил, что и как изменилось на рынке со сменой власти и чего ожидать в ближайшем будущем, пишет Елена Романюк в №47 издания от 28 ноября 2014 года.

Недавняя годовщина Евромайдана и связанные с ней мероприятия стали причиной появления множества публикаций «к дате». Их авторы довольно подробно проанализировали причины, итоги и следствия Революции достоинства через призму своего опыта. Учитывая, что большинство из них проявили себя прежде всего как общественные активисты, в фокусе их внимания оказались, так сказать, нематериальные категории.

Мобилизация общества, рост гражданского сознания, бурное развитие волонтёрского движения и новые лица в политике — всё это действительно имеет место со всеми свойственными данным явлениям плюсами и минусами. При этом не менее масштабные перемены в экономике, связанные со сменой власти в стране и последующими событиями, оказались в тени.

Корреспондент решил восполнить пробел, проанализировав, как изменялась ситуация в ключевых отраслях экономики начиная с банковского сектора и финансов.

Доллар — всему голова

Курс доллара довольно давно стал одним из главных показателей, исходя из которых украинцы оценивают своё благосостояние. Причин тому масса, начиная с зависимости украинской экономики от импорта и заканчивая сакральной привычкой к исчислению зарплат в долларовом эквиваленте, даже если они выплачиваются в гривне.

2014 год с его масштабной девальвацией подарил обществу настоящий триллер. До начала Евромайдана, точнее в конце октября, курс доллара на межбанке был 8,14 грн. Спустя год курс превышает 15 грн. На этом фоне планировавшаяся правительством Николая Азарова девальвация до 9,5 грн за $ 1 выглядит бледно. А недавний скачок до значений свыше 16 грн даёт понимание, что 100%-я девальвация ещё не предел возможностей.

«Это мировой рекорд. Ни одна страна в мире в 2014 году не имела такого уровня девальвации. А Украина это сделала», — констатирует Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра.

Картина не будет полной, если не упомянуть многочисленные ограничения на продажу валюты всем категориям покупателей. По словам Охрименко, официальный курс доллара в пунктах обмена — около 15,6 грн, причём даже в рамках ограничений эквивалентом 3.000 грн в одни руки купить его по такому курсу проблематично.

Как и следовало ожидать, пробелы восполняет чёрный рынок, переживающий сейчас очередной расцвет. Там ограничений по количеству покупаемой валюты нет, но и курс превышает 16 грн за $ 1.

«Фактически валютный рынок Украины вернулся в 1990-е, когда тоже было два курса доллара — официальный, заведомо низкий, и реальный, более высокий, который формировал чёрный рынок», — констатирует эксперт.

Так или иначе девальвации в 2014 году было не избежать. Однако её скачкообразный характер и возникающие вследствие регуляторной деятельности Нацбанка перекосы в функционировании валютного рынка его участники объясняют политикой НБУ

Безусловно, так или иначе девальвации в 2014 году было не избежать. Однако её скачкообразный характер и возникающие вследствие регуляторной деятельности Национального банка перекосы в функционировании валютного рынка его участники объясняют политикой НБУ.

Да, Нацбанк выполнил рекомендации МВФ, давно призывавшего отказаться от фиксированного курса национальной валюты в числе прочих рекомендаций. Но то, как именно это было сделано, нанесло существенный удар не только по финансовому рынку, но и по экономике в целом.

Сыграли свою роль и «перепады настроения» НБУ: позиция наблюдателя сменялась лихорадочной административной активностью, а декларируемая приверженность рекомендациям МВФ — привязкой к отметке 12,95 грн за $ 1 накануне выборов, пусть такой курс и существовал около месяца и по большей части только на бумаге.

Всё это вкупе с многочисленными новшествами, такими как лимит на снятие долларов с валютных счетов и депозитов, уже упомянутое ограничение по продаже валюты в одни руки, требование к экспортёрам продавать 100% валютной выручки (впоследствии планку снизили до 75%), окончательно подорвало доверие рынка и населения к регулятору.

«Введение ограничений на продажу валюты и возможность снять с депозитов не более 15.000 грн в эквиваленте были большой ошибкой НБУ. Это решение не учитывало особенности психологии вкладчика, который не понесёт деньги в банк, откуда он их уже не может быстро забрать. А ограничение на покупку наличной валюты создало дополнительный ажиотаж на валютном рынке — это был худший сценарий из возможных», — уверен Виталий Шапран, главный финансовый аналитик рейтингового агентства Эксперт-Рейтинг.

Специалисты считают, что сейчас на рынке зарождается «самоподдерживающаяся девальвация». То есть люди, видя снижение курса гривни, спешат потратить деньги на покупку импортных товаров

Специалисты считают, что сейчас на рынке зарождается «самоподдерживающаяся девальвация». То есть люди, видя снижение курса гривни, спешат потратить деньги на покупку импортных товаров, чтобы успеть до подорожания, когда за ту же мебель или бытовую технику придётся заплатить уже больше. Это в свою очередь способствует росту спроса на импорт, который в сложившихся условиях было бы целесообразно, наоборот,  сокращать.

«Корень девальвации — в платёжном балансе. Мы импортируем больше товаров, чем продаём. Поэтому сейчас было бы целесообразно уменьшить импорт, ввести на него пошлины, и только тогда ситуация может улучшиться», — сказал в разговоре с Корреспондентом финансовый эксперт, пожелавший остаться неназванным.

Подливает масла в огонь и нежелание экспортёров продавать валюту на рынке по действующему курсу. Как писал Корреспондент, экспортёры изобретают всё новые способы не заводить валюту в страну или максимально растянуть этот процесс во времени. Банкиры же пытаются разработать схемы, позволяющие свести в качестве клиентов одного банка экспортёров и импортёров, чтобы было взаимовыгодное движение валюты.

«Очень активно по этим схемам работает сегодня один из государственных банков», — отмечает собеседник издания.

Кроме того, ситуацию в финансовом секторе усугубляет эмиссия гривни для покрытия дефицита бюджета, а также резкое снижение притока инвестиций в Украину.

«В 2013 году в Украину пришло $ 3,5 млрд прямых инвестиций. Еще $ 8,5 млрд составили переводы частных лиц. В этом же году инвестиции из Украины просто убегают. Сейчас они скорее в минусе, чем в плюсе», — говорит Охрименко.

По замкнутому кругу

Отток депозитов из банков в таких условиях выглядит вполне закономерным явлением. Первое, что сделает вкладчик, видя рост курса доллара, столкнувшись с невозможностью купить валюту и услышав об ограничениях на снятие депозитов, — постарается забрать свои кровные из банка.

«По итогам девяти месяцев 2013 года общая сумма депозитов населения в гривне была 238 млрд грн, в валюте — почти $ 23 млрд. Через год общая сумма депозитов физических лиц в гривне — 207 млрд грн, валюте — $ 15 млрд», — констатирует Охрименко.

«Депозитов ушло более $ 100 млрд, кредитование практически прекращено», — отмечает Михаил Стрельников, президент юридической компании Николас.

Приметой времени закономерно стали проблемы с возвратом депозитов. Забрать из банка полностью всю сумму вклада сейчас крайне сложно

Приметой времени, по словам экспертов, закономерно стали проблемы с возвратом депозитов. Забрать из банка полностью всю сумму вклада сейчас крайне сложно.

«Даже крупные банки не могут своевременно погашать депозиты и установили лимиты для выплат по ним, которые чаще всего ещё ниже лимитов, установленных НБУ», — говорит Охрименко.

В итоге, как рассказали Корреспонденту в одном из киевских банков, люди, желающие срочно забрать деньги с депозита, либо ходят в отделение каждый день, как на работу, и снимают их по частям либо берут кредит под залог депозита.

«Это своего рода схема обналичивания денег. Банками она не приветствуется, но всё же практикуется», — отмечает директор департамента рисков банка.

В таких условиях удержать клиента — подвиг, требующий недюжинных усилий и изобретательности

В таких условиях удержать клиента — подвиг, требующий недюжинных усилий и изобретательности. Например, ряд банков сократили свои депозитные программы до 7-15 дней, предложив клиентам акции, которые дополнительно увеличивают прибыльность депозитных вкладов, дают возможность выиграть бонусы, призы, дисконт и т. д.

При этом ставки по депозитам сегодня неимоверно высоки и могут достигать 25-27% в гривнях и 12,5-13,5% в долларах. В октябре 2013-го средние ставки по депозитам на год, по данным НБУ, были 17,5% в гривнях и 7,08% в долларах.

Подобные шаги по привлечению вкладов позволили некоторым банкам даже нарастить показатели. В частности, как сообщил Виктор Голуб, заместитель председателя правления банка Финансы и Кредит, в их финучреждении количество новых вкладчиков, которые ранее никогда не размещали в нём вклады, за октябрь выросло на 5% по сравнению с сентябрем, а число случаев пополнения существующих вкладов — на 30%.

По результатам трёх кварталов увеличивался депозитный портфель физических лиц и в ПАО Фидобанк.

«По итогам третьего квартала депозитный портфель населения в нашем банке вырос на 6,3% по сравнению с предыдущим кварталом, до 2.763,8 млн грн. Основной прирост обеспечили вклады в национальной валюте. В целом с начала года депозиты населения в банке выросли на 40,5%», — рассказывает Дмитрий Гавриков, директор по продажам розничного бизнеса Фидобанка.

Несмотря на отдельные победы местного значения, угроза оттока депозитов никуда не девается, и тема моратория на досрочное снятие вкладов периодически появляется в эфире

При этом, несмотря на отдельные победы местного значения, угроза оттока депозитов никуда не девается, и тема моратория на досрочное снятие вкладов периодически появляется в эфире.

«Нужно вводить запрет на досрочное снятие уже сейчас. Иначе очередной отток депозитов для покупки подорожавшего доллара снова загонит крупные банки в необходимость рефинансирования от НБУ — тот же самый замкнутый круг. Но важно не допустить ограничений на снятие средств по окончании действия депозитных договоров. Клиент должен чётко понимать, что он может забрать свои средства и является хозяином своих сбережений», — отмечает один из финансовых экспертов.

Кредиты как исчезающий вид

В таких условиях говорить о сколько-нибудь активном кредитовании не приходится. Если осенью 2013 года общая сумма займов, выданных банками юридическим и физическим лицам, составила в гривне 582 млрд, то по состоянию на сентябрь 2014-го она сократилась до 547 млрд грн. При этом доля проблемных кредитов выросла, по разным оценкам, до 60-95%.

«Сейчас кредиты не возвращает никто — ни физические, ни юридические лица. Все клиенты, которые кредитовались в валюте и пережили девальвацию с 5 до 8 грн за $ 1, сейчас перестали платить», — отмечает сотрудник одного из киевских банков.

Сотрудник банка: Сейчас кредиты не возвращает никто — ни физические, ни юридические лица. Все клиенты, которые кредитовались в валюте и пережили девальвацию с 5 до 8 грн за $ 1, сейчас перестали платить

В итоге, по словам Гаврикова, за третий квартал количество банков, которые выдают населению кредиты наличными и кредитные карты, еще больше сократилось.

«В настоящее время кредитование физических лиц предлагают лишь единицы банков, которые имеют стабильное финансовое состояние и не ощущают проблем с ликвидностью», — говорит он.

Та же ситуация наблюдается и в сфере кредитования юридических лиц.

При этом ставки по кредитам стартуют сейчас с 23,5% годовых.

«Банковская система не может сейчас кредитовать экономику Украины. Хотя и эксперты, и государственные деятели постоянно заявляют, что экономика Украины не может работать без кредитования. Но само кредитование невозможно в условиях, когда часть бизнеса ушла в тень, часть разорилась, а та небольшая часть, что осталась, думает сейчас о том, как пережить кризис, а не о развитии. Нет кредитования — нет и доходов банков. Поэтому банкам так тяжело отдавать депозиты. Круг замкнулся», — поясняет Охрименко.

На данный момент, по информации Фонда гарантирования вкладов физических лиц, временная администрация работает в 34 банках, и процесс продолжается

Кризис банковской системы подтверждает и количество финучреждений, в которых в 2014 году была введена временная администрация. Например, если в 2013-м она была введена только в банке Даниэль, то на данный момент, по информации Фонда гарантирования вкладов физических лиц, временная администрация работает в 34 банках, и процесс продолжается.

«Сейчас банки перебиваются тем, что берут рефинансирование у НБУ. Причём рефинансирование предоставляется не всем и не бесплатно», — отмечает директор департамента рисков одного из банков.

Изменились разве что приоритеты. Если в 2013 году в фаворе были небольшие банки, которым приписывались связи с так называемой Семьёй, то сегодня в первую очередь могут рассчитывать на поддержку учреждения, так или иначе связанные с руководством НБУ.

Эксперт: Сейчас испытывают трудности, но остаются надёжными госбанки и банки со 100%-м иностранным капиталом

«Сейчас испытывают трудности, но остаются надёжными госбанки и банки со 100%-м иностранным капиталом. Частные украинские банки и их перспективы остаются под большим вопросом. Большинство из них, конечно, выживут, но около 40-50 банков кризис в финансовом секторе могут и не пережить», — в свою очередь прогнозирует Шапран.

Долг платежом красен

Учитывая всё вышесказанное, состояние финансовой сферы разительно ухудшилось менее чем за год, что не могло не сказаться на всей экономике в целом. Рекордное количество неблагоприятных факторов, начиная от боевых действий на востоке страны и заканчивая не особенно благоприятной конъюнктурой мировых рынков, безусловно, сыграли свою роль.

Однако вклад государства, до сих пор ограничивавшегося декларациями о будущих реформах, а на практике всё больше входящего в роль регулятора рынков в ручном режиме, недооценивать не стоит.

При этом разглядеть на горизонте реформы всё еще не представляется возможным. Подписанное руководителями пяти фракций коалиционное соглашение предусматривает либерализацию валютного регулирования в Украине начиная с 2016 года. С этого же года власти намерены упростить режим инвестирования в Украину и начать работу над созданием условий для возврата средств, выведенных за рубеж.

Что же будет до 2016-го? Пережить смутные времена, очевидно, должны помочь транши от международных организаций. Но, судя по предварительным итогам 2014 года, надежды на них могут в полной мере не оправдаться.

В апреле Украина договорилась с МВФ о новой программе stand-by. Это событие, по мнению аналитиков проекта Цена государства: популярная экономика, также помогло восстановить доверие других кредиторов. Предоставитьзаймы Украине в 2014-м согласились Европейский союз, Всемирный банк, США, Европейский инвестиционный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Канада и Япония.

Планировалось, что до конца года Украина получит $ 7,4 млрд от МВФ и ещё $ 6,3 млрд от других кредиторов. Но по состоянию на середину ноября пришло лишь две трети обещанных сумм

Планировалось, что до конца года Украина получит $ 7,4 млрд от МВФ (четырьмя траншами — в апреле, июле, сентябре и декабре) и ещё $ 6,3 млрд от других кредиторов. Но по состоянию на середину ноября пришло лишь две трети обещанных сумм — $ 4,6 млрд от МВФ в виде двух траншей по программе stand-by в мае и сентябре и ещё $ 3,6 млрд от других организаций. Задержка с финансированием от МВФ заставила и остальных кредиторов занять выжидательную позицию.

«Как будут разворачиваться события в 2015 году, сегодня не может сказать никто. Очевидно только, что чем сильнее украинское правительство будет медлить с реформами, тем большей будет наша потребность во внешнем финансировании», — говорит Юлия Шибалкина, экономист Центра социально-экономических исследований CASE Украина.

В то же время внешнее финансирование закономерно повлечёт за собой новые требования относительно развития экономики страны. А они, как оказалось, далеко не всегда практичны.

«Программа макроэкономической стабилизации stand-by пока успехом не увенчалась, зато девальвация на уровне почти 100% и резкое увеличение рисков банковского сектора налицо», — подытоживает Шапран.


Осенняя распродажа

Куда девалась треть золотого запаса НБУ

21 ноября НБУ обнародовал данные о состоянии официального золотого запаса страны. Его объём, колебавшийся с начала года в пределах 1,29-1,38 млн тройских унций, в октябре просел почти на треть, до 0,84 млн тройских унций. В более привычных величинах это означает, что Нацбанк на 1 сентября имел в хранилищах почти 40,5 т золота, но всего за месяц этот объём уменьшился до 26,2 т.

Не добавили определённости и объяснения председателя НБУ Валерии Гонтаревой, поспешившей успокоить общественность тем, что оставшиеся запасы золота — это «лишь небольшое количество слитков». Стандартный вес золотого слитка составляет 350-400 тройских унций, то есть речь идет как минимум о 2.100 слитках, что сложно назвать совсем небольшим количеством.

Как и следовало ожидать, СМИ и эксперты озвучили самые разнообразные версии снижения объёмов золотого запаса. Количество публикаций и варианты объяснений, одно подозрительнее другого, очевидно, всё же заставили НБУ выступить с разъяснениями. 24 ноября регулятор сообщил, что в сентябре было принято решение увеличить долю доллара в резервной корзине за счёт продажи части золотого запаса. Доля золота снизилась до 8% от общего объёма золотовалютных резервов вследствие продажи 0,46 млн тройских унций.

Официальное разъяснение, впрочем, не даёт ответа на вопрос, почему золото решили продать в момент, когда цены на него снижались

Официальное разъяснение, впрочем, не даёт ответа на вопрос, почему золото решили продать в момент, когда цены на него снижались. По мнению экспертов, это может свидетельствовать как о непродуманности решения, так и о поспешном характере продажи.

Последнее заставляет задуматься об уровне ликвидности золотовалютных резервов НБУ вообще — в конце концов, Нацбанку понадобились доллары, но почему нужно было продавать именно золото и именно в момент снижения цены на него? Общий объём резервов снижается, только в октябре резервы НБУ сократились более чем на 23%, до $ 12,6 млрд, из-за необходимости поддержать НАК Нафтогаз України. С такой динамикой нарастить золотой запас в ближайшее время вряд ли удастся.

***

Этот материал опубликован в №47 журнала Корреспондент от 28 ноября 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал КорреспондентНБУфинансыполитикагривня
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях