ГлавнаяШоу-бизКино
 

Корреспондент: Как приручить дракона. Интервью с Дэвидом Финчером и Дэниелом Крейгом

5 января 2012, 10:27
0
201
Корреспондент: Как приручить дракона. Интервью с Дэвидом Финчером и Дэниелом Крейгом
Фото: AllMoviePhoto
Дэниел Крейг в фильме Девушка с татуировкой дракона

Накануне выхода в украинский прокат одного из самых ожидаемых фильмов 2012 года - Девушка с татуировкой дракона - его режиссер Дэвид Финчер и исполнитель главной роли Дэниел Крейг рассказали, как делали этот фильм в интервью Алексею Тарасову в № 51 журнала Корреспондент от 30 декабря 2011 года.

Для Дэниела Крейга, известного в качестве последнего исполнителя роли культового Джеймса Бонда, 2011 год стал особенно плодотворным. Кроме того что за 12 месяцев вышло четыре фильма с его участием, включая блокбастер Ковбои против пришельцев и анимационную комедию Приключения Тинтина, он успел тайком жениться на актрисе Рэйчел Уайз, не дав по этому поводу ни одного интервью прессе.

Не менее значительным - без преувеличения - для него событием стали съемки в фильме Девушка с татуировкой дракона по роману Стига Ларссона. На экранизацию романа-бестселлера, по которому совсем недавно уже был снят фильм, решился Дэвид Финчер, режиссер ярких и кассово успешных Бойцовского клуба и Социальной сети. В Девушке Крейг выступил в роли политического журналиста, который разгадывает страшную тайну на отдаленном шведском острове при помощи гениальной девочки-хакера с внешностью панка.

Еще накануне мировой премьеры Девушку стали называть главным взрослым фильмом года

То ли Крейг-Бонд входит в первый эшелон самых интересных для зрителя современных актеров, то ли Финчер, несмотря на некоторые свои неудачи, имеет репутацию действительно хорошего режиссера, то ли книга, лежащая в основе фильма, и правда запомнилась миллионам читателей, но еще накануне мировой премьеры Девушку стали называть главным взрослым фильмом года. Он вышел в мировой прокат в последние дни 2011 года, а украинские кинозрители смогут его смотреть с 5 января.

Сразу после премьеры Финчер и Крейг рассказали Корреспонденту о фильме. Причем Крейг приехал на встречу в Лондоне прямо со съемок нового фильма о Бонде.

Дэниел Крейг: "То, чем мы занимаемся, совсем не похоже на секс"

- Какой-то вы очень худой. Что случилось?

- Джеймс Бонд - вот что случилось. Мы снимаем новую серию. Сегодня съемки длились до девяти утра, и у меня было всего два с половиной часа на сон. Не удивляйтесь, если мои ответы будут несколько потусторонними.

- Вам не кажется, что вас станет слишком много, если к фильмам о Джеймсе Бонде добавится еще трилогия по романам Стига Ларссона?

- Еще как кажется. В нашем бизнесе очень важно не перекормить собой публику. Я думаю, мне нужно будет спрятаться, и поскорее. Но вообще компания Sony дала нам невероятную возможность снять фильм, на который не будут пускать подростков, сделать на этом материале настоящее кино для взрослых. Для Sony это большой риск, особенно с таким бюджетом. Ведь нас не интересует массмаркет, мы не хотим заманить каждого в кинотеатр на наше кино. Девушка с татуировкой дракона рассчитана на зрелую аудиторию. Какой же актер от такого откажется!

Что касается моей карьеры, то я не строю грандиозных планов на этот счет. Если я сам себе наскучу, то перестану сниматься. Со мной такое часто происходит, когда я чувствую, что нужно сделать паузу. Хватит значит хватит. Этот год у меня был очень бурный, но и крайне интересный тоже.

- Как вы притирались друг к другу с исполнительницей главной женской роли Руни Марой? По фильму ваши персонажи очень близки.

- Все было прописано в сценарии. Невозможно выработать "химию". Она либо есть, либо ее нет, и с этим уже ничего не поделаешь. Типа "а добавлю-ка я сюда сульфат магния".

- А каково было снимать сцены секса с Руни?

- Полная комната людей, камера, свет - после 20-го дубля это уже не имеет значения. Все происходит в очень стерильной обстановке, и то, чем мы занимаемся, совсем не похоже на секс. Натуралистичный секс нужно искать в фильмах другого рода.

- Когда вы поняли, что у вас с ней все получится?

- Сразу после того, как она прошла пробы. С самого начала она полностью посвящала себя этому персонажу, у нее был голод, жажда, огромное желание выжать из своей роли по максимуму. Сейчас к этой девочке прикованы все взгляды. Ей приходилось очень тяжело, в том числе потому, что уже существует очень успешная шведская адаптация этого же романа. Ну а кроме того, все актрисы Голливуда мечтали об этой роли. Руни с самого начала пришлось иметь дело с кучей дерьма, и она прекрасно по-взрослому справилась со всеми трудностями и продемонстрировала исключительную игру. Я как друг очень ею горжусь.

- Вы можете вспомнить, когда сами испытывали такую жажду по поводу какой-нибудь роли?

- О, это было давно, а у меня короткая память. Но если говорить о невероятном желании с кем-то поработать, то я всегда был самым большим фанатом Дэвида Финчера, а Стив Заиллиан [получил Оскара за сценарий к Списку Шиндлера] - удивительный сценарист. Нечасто встретишь такое сочетание талантов. По крайней мере лично мне редко такое попадалось, когда у тебя прекрасный режиссер, замечательный сценарий и отличная история, которая прошла проверку временем. Конечно, со мной не творилось то же самое, что с Руни, но как только я прочитал сценарий, то сразу сказал: "Пожалуйста, возьмите меня в свою компанию".

- Как вы думаете, станет ли ваш персонаж из трилогии Ларссона такой же иконой, как Джеймс Бонд?

- Мой ответ нет. Бонду на экранах уже 50 лет, а [Микаэль] Блумквист [герой Крейга журналист]... Их нельзя даже сравнивать друг с другом. Вот [Лисбет] Саландер [героиня Мары, девушка-хакер] - другое дело. Блумквист сильный персонаж на своем поле, в своей зоне комфорта, он силен как журналист, как идеалист, который сражается за идеи, в которые верит. Но он не вышибала, он мыслитель. А вот Саландер - да, она кому хочешь задницу надерет. Мне сразу понравилось такое противопоставление тяжело травмированной девочки и хорошо образованного интеллектуала, которому жизненно необходимо докопаться до правды. Я бы не смог ответить, почему книги Ларссона стали такими популярными, но когда смотришь на этих двух персонажей, понимаешь, что секрет, наверное, в них.

- Вы говорите, что не нужно сравнивать Блумквиста с Бондом, тем не менее в Девушке с татуировкой дракона достаточно пересечений с фильмами про агента 007. Вас снова пытают, как в Казино Рояль, и начальные титры идеально смотрелись бы в новой серии бондианы.

- (Возмущенно фыркает.) У меня даже ни разу мысль такая не возникала. Это кино с другой историей, это кино Дэвида Финчера. Возможно, у вас в голове это фильм про Джеймса Бонда, но я ничего не могу с этим поделать.

- Зато бегаете вы в Девушке не слишком спортивно, я бы сказал, как курица, а не как суперагент. Особенно в сцене в лесу, когда в вашего героя стреляют.

- Большинство своего времени в фильмах про Джеймса Бонда я трачу на то, чтобы выглядеть как атлет. Такой у нас с продюсерами уговор. Уже за 12-14 недель до начала съемок бондианы я в спортзале пытаюсь войти в нужную форму. А в Девушке было все по-другому. Это был мой сознательный выбор - лететь как ужаленный. Потому что нормальные люди не бегают, как атлеты, когда в них стреляют. Они убегают от вещей, которые их пугают. Они спотыкаются, размахивают руками и кричат "а-а-а!".

- Вам пришлось встречаться с серьезными журналистами, чтобы вжиться в роль?

- У меня множество знакомых журналистов. Многие из них пишут о политике, один или два занимаются расследованиями. Насколько я знаю, они любят напиваться и хорошо проводить время.

- Вот, значит, какого вы мнения о журналистах!

- Не подумайте ничего плохого. Когда видишь, что сейчас происходит, в том числе в этой стране [в Великобритании], понимаешь, насколько важна свободная качественная пресса. В сегодняшнем мире необходимы сильные журналисты, способные задавать правильные вопросы.

- Какие у Дэвида Финчера были пожелания насчет вашего героя?

- Финчер сказал, что мне нужно растолстеть, и я все время ел. Спагетти, красное вино - в принципе я неплохо провел время.

Дэвид Финчер: "Я хочу забраться к зрителям в глаза и уши"

- В вашем фильме есть несколько выдающихся сцен насилия. Вас не беспокоит, что определенная категория зрителей получит от них удовольствие?

- Я считаю своим моральным долгом снимать сцены насилия так, чтобы они выглядели вызывающе оскорбительными. Часто насилие используют в кино просто для того, чтобы добавить в сюжет больше драмы. В этом плане оно меня совсем не интересует. Естественно, когда мы говорим о сексуальном подчинении одного человека другим, особенно если это двухметровый 120-килограммовый мужик и крохотная девушка, в которой килограмм 40 веса, это будет выглядеть шокирующе и всколыхнет зрителей.

Самым блистательным фильмом из всех, что я когда-нибудь смотрел, я считаю Соломенных псов [драма Сэма Пекинпы 1971 года, известная натуралистичными сценами насилия]. Тот факт, что сцена изнасилования в Псах выглядит очень возбуждающе, возмущает и будоражит меня, хотя я понимаю, что Пекинпа сознательно игрался с этими двумя дисгармониями.

В моем фильме мне нужно было, чтобы зритель в очень конкретной и откровенной форме увидел то, что происходит, но я не хотел вдаваться в гинекологические подробности, и это не было нужно. Как показал случай с фильмом Семь [классический триллер Финчера про серийного убийцу], не нужно класть в коробку отрезанную голову, чтобы зрители знали, что она там. И вот когда люди говорят "Нет-нет, я видел голову!" - это самые лучшие комплименты, которые я получал в своей жизни.

Я бы хотел, чтобы у публики были именно такие отношения с моими картинами. Я хочу забраться зрителям в глаза и в уши, хочу поселиться у них в голове, заставить их видеть даже те вещи, которые я не показываю. В Девушке с татуировкой дракона достаточно сцен, лично мне кажущихся неприятными: у меня, знаете ли, тоже дочь, которой примерно столько же, сколько главной героине. Но что ж поделаешь, если история именно об этом.

- Вы известны как режиссер, который маниакально относится к деталям. Какой у вас в этом фильме пунктик?

- Я считаю, что из деталей складывается 50% восприятия картины. Одна очень важная деталь, которая оскорбила почти всех, - момент, когда насильник достает из кармана презерватив, и я настоял на том, чтобы это осталось в фильме. После просмотра люди из Sony сказали, что это отвратительно. Я спросил почему. Они ответили: ну, просто отвратительно. Я потребовал назвать конкретную причину - и никто не смог мне дать вменяемый ответ. Я считаю, что эта деталь показывает, что насильник считает свою жертву ничтожеством, показывает, какого невысокого он о ней мнения, что он хочет обезопасить себя. Думаю, такие вещи невероятно важны. Когда он достает презерватив, разрывает зубами упаковку и все зрители в зале сжимаются в креслах: "О-о-ой". Вот такие вещи меня интересуют.

- Насколько вы довольны тем, как Руни Мара сыграла Лисбет Саландер? В вашей версии фильма она гораздо более уязвимая, чем в книге.

- В некотором смысле я сделал ее такой из чувства противоречия. Многие считают ее мстительницей, воином, игрушечной супергероиней, а для меня она замкнувшаяся в себе девочка, которая уже в 13 лет потеряла веру в людей. Прежде всего, она - одинокий подросток, который умудряется держаться на плаву. У нее хорошо оплачиваемая работа, она сексуально активна, она ходит в клубы, они приводит домой незнакомцев, но она совершенно не развита эмоционально.

Мне нужно было, чтобы Руни сыграла паршивую овцу, непонятую незрелую девочку-подростка. Ее бисексуальность это не сознательный выбор, а отсутствие какого-то выбора. Она не ребенок, но она и не женщина, она кто-то посередине. Мне нравится, что она хрупкая, но решительная, мне нравится, что она никогда не останавливается и не унывает. Мне очень нравится, что многие вопросы насчет Лисбет так и остаются без ответа. Я хотел, чтобы она была одним сплошным знаком вопроса.

- Как вы думаете, получили бы вы $ 100 млн на этот фильм, если бы роман Стига Ларссона не был бестселлером?

- Послушайте, книга продалась 35-миллионным тиражом. Конечно, я использовал эту цифру как своего рода кувалду: "Эй, вы там, 35 млн человек не могут ошибаться!".

- В отличие от шведской экранизации книги, вы не намекаете на то, что у фильма может быть продолжение. Сомневаетесь в том, что Девушка с татуировкой дракона хорошо выступит в прокате?

- Хотите узнать, уверен ли я в будущем своего фильма? Не уверен. Кто знает, не исчерпали ли уже себя эти персонажи? Кто знает, полюбит ли их публика? Я знаю только то, что огромный вертикально устроенный конгломерат, которым является Sony Pictures, нашел в себе мужество выпустить такую картину, потому что у нее изначально была многомиллионная аудитория, которая уже купила книгу. Если половина тех, кто читал роман, посоветуют друзьям сходить на наше кино на сеанс по десять баксов за билет - мы победили.

***

Этот материал опубликован в №51 журнала Корреспондент от 30 декабря 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: фильмжурнал КорреспондентинтервьюКрейгДэвид Финчер
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...
Загрузка...