ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Военная любовь. Как в АТО появляются вторые семьи

Корреспондент.net, 9 февраля 2016, 11:19
86
29416
Военная любовь. Как в АТО появляются вторые семьи
Фото: Минобороны Украины
В зоне АТО военные подчас заводят новые отношения, несмотря на наличие семьи

В зоне АТО у бойцов появляются вторые семьи. Там тоже ждут жёны, там тоже рождаются и плачут дети.

И только сердце определяет, какой любви суждено жить дальше – непредсказуемой военной или привычной гражданской, пишет Ольга Замирчук в №3 журнала Корреспондент от 29 января 2016 года.

«На войне все чувства оголяются. И ты стоишь одна-одинёшенька среди тысяч мнений и недовольств: нечего есть, пенсии не платят, работы нет, лекарств нет, выехать тоже нельзя – кому ты нужен на большой земле… Утром обстрел, ночью обстрел, днём подвал, потому что может быть обстрел. А потом в этих кругах ада появляется он. Не красавец и не умница. Зато добрый и сильный. Обещает увезти с войны, жениться и жить вместе до последнего вздоха, - рассказывает Корреспонденту симпатичная девушка лет 20. На её густых чёрных ресницах собираются предательские капельки слёз. Девушка гордо смахивает их, уверяя: - Это эмоции, а так-то уже переболело».

Нашу собеседницу зовут Марина. Она родилась и выросла в Донецкой области, в ныне оккупированном сепаратистами Дебальцеве. Около года назад на первых неделях беременности с одним кульком в руках Марина убегала из родного города от войны. За окном волонтёрской маршрутки, куда наспех набивались люди, остались не только родные ей места - под грохотом взрывов в Дебальцеве умерла и её вера в мужчин, и первое большое чувство.

История первая: командир батареи

Возлюбленный Марины служил в 128-й горно-пехотной бригаде командиром одной из миномётных батарей. Они познакомились осенью 2014 года. В Дебальцеве ещё только ходили слухи о возможном захвате, и город между регулярными обстрелами вёл относительно нормальный быт.

Во время нашего разговора в одном из столичных кафе Марина периодически отвлекается на мобильный телефон. Плоду её любви с ротным из мукачевской бригады недавно исполнилось два месяца. За ребёнком присматривает подруга.

«Я влюбилась в него далеко не с первого взгляда. Парни из Мукачева, мягко говоря, не особо высоко роста, а мне всегда нравились статные, поэтому и на [будущего] отца ребёнка я посмотрела не сразу. Мы пересекались пару раз в городе, когда он за чем-то приезжал со своими ребятами. Потом его друг стал встречаться с моей знакомой, и наши встречи сами собой участились», - делится она.

По словам Марины, за непринуждёнными встречами и лёгким флиртом на фоне войны к офицеру, который был старше на 12 лет, у неё стали появляться чувства. На вопросы о его семье и жизни до начала АТО военный особо не отвечал. Мол, родители были старенькие, и оба умерли, с женой развёлся лет пять назад, детей завести так и не успел.

«Однажды мы попали с ним под обстрел. Один снаряд угодил в магазин Мягкая мебель возле дома, где жили мои бабушка с дедушкой. Ещё несколько мин взорвалось в соседнем дворе. Тогда было страшно до дрожи в коленках, я ревела и молилась, а он вёл себя сдержанно, обнимал меня и умолял не нервничать. Говорил, что нервы – это лишнее, потому что скоро мы поженимся и я должна буду родить ему здоровых богатырей», - вспоминает Марина.

О связи с военным её родители узнали практически сразу. И сразу же заявили, что этот человек их зятем никогда не станет. Несмотря на слёзные уговоры, близкие Марины препятствовали общению влюблённых даже после уезда семьи из Дебальцева. Но когда боевики замкнули кольцо вокруг города и ротный из Мукачева пропал на долгих полгода, дедушка тогда еще не рождённого малыша изо всех сил стал поддерживать дочь.

«В феврале 2015 года его телефон перестал отвечать. В Дебальцеве были ужасные бои, и после длительных поисков я уже начала мириться с мыслью, что он погиб. А потом подруга посоветовала написать в соцсети ВКонтакте в группе Життя солдата, что разыскивается такой-то военный. Спустя десятки перепостов со мной связалась 15-летняя племянница отца моего ребёнка», - продолжает Марина.

Оказалось, девочка увидела запись в соцсети, узнала на фото родственника и с юношеской непосредственностью решила узнать, зачем кто-то разыскивает её дядю. Племянница ротного рассказала, что из дебальцевского котла он вышел целым и невредимым, сейчас готовится в третий раз стать отцом и ни разу не вспоминал о какой-то там Марине.

«Девочка дала мне в итоге его телефон. Я набрала, рассказала, что родила. Он ответил: «Не знаю, від кого там із сєпарів ти могла залетіти. Вибач. Бажаю вдачі, хай дитя росте тобі на радість».Сказал, и внутри у меня будто что-то оборвалось: ну как можно было оказаться такой идиоткой? Ума не приложу, почему верила ему и как так всё могло получиться… Что мой сильный и добрый вел двойную жизнь, а я осталась одна в незнакомом городе с ребёнком на руках», - подытоживает Марина.

Времени на длительные беседы у Марины нет: надо спешить к малышу. Имя и пол его нарочно не называет: говорит, что тот, кто разбил ей сердце, недостоин иметь возможность даже случайно что-то узнать об этом.

История вторая: любовь в дурдоме

С 25-летней Еленой из Киевской области судьба сыграла любовную мелодраму с точностью наоборот. Пока Елена ждала с АТО своего мобилизованного жениха, он подписал контракт и нашел себе на Донбассе новую любовь.

«О том, что чувствует девушка, когда за пару месяцев до свадьбы парню приходит повестка, сложно рассказывать. Я рыдала, умоляла его что-то придумать, просила отца с ним поговорить. В ответ слышала: «Отслужу год, весной вернусь, летом сыграем свадьбу», - рассказывает Елена.

Жениха распределили в батальон одной из аэромобильных бригад, которая уже много месяцев стоит в Константиновке Донецкой области. Именно в этом городе, по её словам, парень и нашел себе военную невесту.

«Рота моего парня стояла в заброшенной психбольнице. Эту позицию они так и называли – дурка или дурдом. Поначалу жаловался, что нет боевых выездов, делать, кроме караула и уборки, особо нечего. А потом его отправили в район донецкого аэропорта на выезд, и жених вернулся другим человеком: стал говорить, что остался бы и дальше воевать, что Донбасс стал ему как-то ближе и роднее», - продолжает Елена.

За часами sms-переписок и разговоров по мобильному она не сразу заметила истинную причину желания остаться на войне. Целый год своей службы жених не показывал виду, что свадьба может быть расстроена: в отпуск приезжал домой, они даже купили обручальные кольца.

«Тем временем в Константиновке его уже ждала другая невеста. Он регулярно ночевал с ней и её родителями в одной квартире, был вхож в дом и уже успел сделать предложение. Что обидно: у нас помолвка произошла сама собой, мол, давно встречаемся, давай жениться. А девушке с Донбасса он сделал предложение с кольцом и мини-оркестром из военных», - делится Елена.

По словам девушки, если бы не один звонок «с той стороны баррикад», она бы стерпела желание подписать контракт и дальше ждала бы любимого. Военная невеста позвонила гражданской, как оказалось, не для грязи и ругани – она рассказала историю их фронтовой любви и попросила Елену дать возможность парню сделать самостоятельный выбор.

«Знаете, мне бы хотелось назвать её любовницей или каким-то другим обидным словом. Но, учитывая, что они на тот момент уже фактически жили вместе, ещё неясно, кем в этой истории была я сама. Военная невеста рассказала мне, что совсем недавно узнала о моём существовании, иначе не посмела бы трогать чужое. Рассказала, как мой - или, точнее, её - парень договаривался с караулом, чтобы сходить с ней в пиццерию недалеко от дурдома. Говорила, что несколько раз под страхом расстрела была в расположении, и ревела в трубку, уверяя, что не знает, как сможет жить без него. Я слушала и тоже ревела. А через пару дней он позвонил и сам мне всё рассказал с ещё большими подробностями. Ну что сказать? Они, по-моему, уже должны были пожениться. Я отпустила его и искренне желаю им счастья», - говорит Елена.

История третья: разведённый разведчик

Фронтовую любовь и щепетильные ситуации с двойной жизнью сами военные комментируют неохотно. Свои поступки объясняют просто: мол, трудно сдерживаться, когда не знаешь, останешься ли завтра жив.

Они подчёркивают, что на самом деле многие девушки первыми проявляют внимание к солдатам. Кто-то просто хочет уехать с неспокойного Донбасса и спрятаться за широкими плечами военного. Кто-то осознаёт, что у человека в погонах есть мирная жизнь, и просто наслаждается совместно проведёнными часами.

Как показывает практика, двойная жизнь крайне редко появляется на фоне реальных боевых действий. Вряд ли кто-то расскажет историю о любви из донецкого аэропорта, Саур-Могилы, Иловайска или котла под Дьяковом. Время на отношения у солдат, как правило, появляется в период передышек – в местах длительной дислокации их батальонов в серой зоне АТО.

«Раньше я мог только слышать истории о том, как девочка из Славянска влюбилась в военного из 95-й бригады, потому что они долго стояли на Славкурорте, или о том, как доброволец из Айдара женился на девушке из Счастья, потому что в этом городе располагался батальон. И никогда мне не приходило в голову, что и свою судьбу я тоже найду в АТО. Будучи, правда, женатым и с ребёнком - но какая уже разница?» - рассказывает на правах полной анонимности военный разведчик.

Его историю Корреспондент впервые услышал около года назад, после большого теракта в микрорайоне Мариуполя Восточный. В январе 2015-го боевики обстреляли массив из установок залпового огня Град, погибли десятки мирных жителей, более сотни получили ранения.

«Свою судьбу» женатый военный с ребёнком встретил в кафе в Мариуполе. Она сидела в общей компании друзей-волонтёров и радовалась, что смогла лично передать военным помощь от неравнодушных украинцев.

«Она выглядела гораздо моложе своих 25. Невысокого роста, с пышными формами, длинными волосами и совершенно детским лицом. На первый взгляд, наивная и добрая, в действительности же – с характером и неприсущей женщинам жёсткостью», - рассказывает о возлюбленной разведчик.

Их отношения развивались в геометрической прогрессии: из Днепропетровска она стала ездить в Мариуполь каждые выходные, потом временно оставила бизнес сестре, сняла квартиру в центре и каждый вечер стала забирать его из штаба АТО.

«Пользуясь положением, я стал раз в неделю на целый день без ночёвки приезжать в город, а в будни, если был на базе, уезжал только на ночь. Она приезжала на машине за полночь, а к шести утра доставляла меня назад в штаб. Нам повезло, и за время наших отношений я всего несколько раз уходил на задания, а остальное время находился в расположении. Я и сам не заметил, как стал реже звонить домой, а потом и от отпуска отказался, хотя знал, что дома меня очень ждут родные», - продолжает военный.

О жене и ребёнке новой возлюбленной разведчик не рассказывал. По его словам, сначала не придавал их отношениям серьёзности, потом боялся потерять, потому что сам влюбился и потому что знал: такой преданности по отношению к себе он не встречал никогда в жизни.

«Всё, как и полагается, решил случай. Мы были вместе уже полгода, и однажды я попросил её постирать мне форму, потому что утром у меня планировался выезд. Забыл в кителе мобильный телефон, она вытащила его, и в её руках мобильник зазвонил с подписью абонента Доця. Молча принесла телефон, никаких истерик и криков. Собрала вещи, села в машину и уехала назад в Днепропетровск», - говорит разведчик.

Сейчас он на дембеле: разводится с женой и всеми силами пытается наладить отношения с девушкой, которую обманул. Впрочем, военный признаёт: у этой истории вряд ли будет счастливый финал.

***

Этот материал опубликован в №3 журнала Корреспондент от 29 января 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: Обострение в ДонбассеВойна глазами КорреспондентаСюжеты
ТЕГИ: УкраинавойнасемьялюбовьотношениявоенныеАТО
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях