ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Одна на всех. Интервью с Раисой Богатыревой

4 мая 2012, 09:47
0
153
Корреспондент: Одна на всех. Интервью с Раисой Богатыревой
Фото: Дмитрий Никоноров/Корреспондент
Богатырева утверждает, что, возглавив Минздрав, она работает по 20 часов в сутки и чувствует себя как на передовой

Раиса Богатырева, единственная женщина в правительстве, в интервью Анне Мороз и Ирине Соломко в № 16-17 журнала Корреспондент от 27 апреля 2012 года, о том, почему она оказалась в команде Виктора Ющенко, а потом вернулась к Виктору Януковичу, о будущем украинской медицины и о собственном стиле жизни.

Теперь Раису Богатыреву можно без тени сомнения называть самой влиятельной женщиной во власти. Хотя ее нынешнему положению в правительстве предшествовали громкие и неоднозначные карьерные ходы.

Первый раз Богатырева привлекла к себе всеобщее внимание, когда она, преданная соратница Виктора Януковича, после его проигрыша на президентских выборах 2004 года вошла в команду победителя выборов Виктора Ющенко - стала секретарем Совета нацбезопасности и обороны Украины (СНБО).

Во второй раз это произошло два месяца назад, когда Богатырева, считавшаяся в последние годы практически соратницей Ющенко, покинула тихую заводь СНБО и стала вице-премьером - куратором гуманитарного блока и министром здравоохранения.

Министр здравоохранения не может похвастать тем, что ведет здоровый образ жизни

Таким образом, Богатырева, исключенная когда-то из Партии регионов, возглавила один из ее боевых полков. Этот быстрый подъем и стал поводом для интервью Корреспонденту - первым ее серьезным общением с прессой в новой должности.

Политик пригласила журналистов в собственный офис в центре столицы на улице Шелковичной. Здесь безупречно выглядевшая Богатырева во время полуторачасовой беседы не упускала возможности подчеркнуть свою преданность Президенту, пространно рассуждала о будущем украинской медицины и, тщательно подыскивая каждое слово, объясняла, почему в свое время пошла работать к Ющенко. О событиях 2005 года она продолжала рассказывать уже более свободно, когда микрофон Корреспондента был выключен, а также призналась, что все эти годы связи с Януковичем не теряла.

- Ваше назначение в правительстве стало одной из главных политических сенсаций последнего времени. Как и почему это произошло?

- Мое назначение - это решение Президента. Он пригласил меня на встречу и предложил стать вице-премьером, курирующим гуманитарную сферу, а также министром здравоохранения.

При назначении Президент говорил о гуманитарной политике как о комплексном, системном подходе, который должен быть основан на Концепции гуманитарной политики, разрабатываемой по инициативе Гуманитарного совета при Президенте. Такая концепция практически готова и будет обсуждаться в обществе.

В основе любого успеха страны, в том числе и экономического, - человек: его интересы, возможности и способности развиваться в родной стране. Это - гуманитарное ядро, и с ним тесно связаны медицина, культура, наука, образование.

- Все же почему Президент пригласил именно вас? Вы долго работали в оранжевой команде и даже были исключены из Партии регионов. Это проявление поддержки близких к вам соратников - Рината Ахметова и Бориса Колесникова?

- Я командный игрок. Как бы ни было сложно, я стараюсь влиять и реализовывать политику, направленную на объединение нашей страны, на единство регионов, на сохранение и развитие человечности в наших повседневных отношениях. Я думаю, что та персональная ответственность, которая лежит на мне, эффективность моей работы - ответ на ваш вопрос. Сегодня нужны те люди, которые могут достигать результатов.

- Какой диагноз как медик вы поставили бы отечественной медицине?

- Я проведу такую аналогию: если пришла корь во взрослом возрасте, а иммунизация была пропущена - вовремя не начали реформы наши предшественники, - то она протекает тяжело, болезненно. Чтобы был прогресс, нужен квалифицированный специалист и желание общества измениться.

Последние соцопросы говорят о том, что около 90 % украинцев хотят изменений в системе здравоохранения и более 50 % считают, что нужно вводить страховые механизмы. Это не значит, что обязательное страхование введут уже завтра.

Сегодня же мы должны расписать этапность проведения реформы, а со временем интенсивность будет только увеличиваться.

- Вы сторонник страховой медицины?

- Какой принцип страна бы ни избрала, важно понять: мы сможем гарантировать базовый набор медпомощи, услуг и обеспечения в соответствии с Конституцией. И наша задача - чтобы этот стандарт был одинаковый и в Киеве, и в селе.

Страховая медицина - это длительный процесс. Я сторонница разработки целостной программы реформирования медицины, мудрой и последовательной. И уверена: у этого подхода много сторонников.

- Не считаете ли вы, что Украина не готова к институту семейных врачей, который уже внедряется?

- В регионах, которые я посетила, люди положительно оценивают это. Они видят квалифицированных людей, к которым обращаются. Если им к тому же еще и приблизили контакты с мед персоналом территориально, они приветствуют такие изменения. Но не везде ситуацию воспринимают одинаково.

Поэтому ускоренная смена традиционных подходов в наших поликлиниках и быстрое, “с понедельника”, внедрение системы семейных врачей, да еще при отсутствии их достаточного количества, - это кавалерийский метод. Этот процесс мы видим поэтапным. Сочетание, обучение и, что важно, переобучение, постепенность перемен - вот особенность нашего подхода.

Но направление это важное. Оно приближает медика к его пациентам, дает возможность лучше понимать больного и знать, что ему можно предложить, а самое главное, работает на профилактику заболеваний.

- Вы говорили о многих проблемах, но тема коррупции не прозвучала. Каким вы видите решение этой проблемы в медицине?

- Это системное явление. Разговоры о том, что можно добиться быстрых успехов только за счет каких-то локальных действий, - наверное, либо от непонимания глубины проблемы, либо политическая незрелость. Я думаю, что активное участие министерства в антикоррупционной деятельности - постоянная работа миллионов людей. Моя задача - обеспечить прозрачность деятельности Минздрава, а также во всех тех сферах, которые я курирую как вице-премьер. Основной враг коррупции - это публичность.

- В то же время общественные организации гудят в связи с ситуацией с закупкой лекарств по тендерам. Они даже провели общественную акцию Тендерные грабли.

- Не совсем так. Мы разобрались и определили, что акция была направлена на профилактику, чтобы не было опозданий с поставками препаратов, закупленных на тендерах, что имело место ранее.

В ответ мы на сайте Минздрава представили информацию обо всех торгах, которые у нас будут. Мы как никто заинтересованы в том, чтобы торги были не просто своевременными, но и чтобы на те деньги, которые выделяет государство, мы закупили качественные препараты по справедливой цене. Для этого мы сейчас работаем с производителями и говорим, что государство - такой же активный участник процесса, как и гражданин, который приходит в аптеку и интересуется, почему такие дорогие препараты.

Мы проанализировали ситуацию и работаем над тем, чтобы ввести ограничения на стоимость препаратов. Если возникают вопросы по цене, с этим надо разбираться.

- Сегодня в Охматдете, по словам активистов, нет половины наименований онкопрепаратов. Родители покупают их за свой счет. Когда эти препараты поступят?

- Проблема с лекарствами в отечественных медучреждениях не нова. Она решится тогда, когда государство будет закупать препараты по справедливой цене. Сейчас на это брошены все силы Минздрава. Что касается конкретной ситуации, то Минздрав проверил Охматдет. Да, проблема есть, но препараты придут завтра-послезавтра.

- Практически все украинские политики лечатся за рубежом. Не собираетесь поломать эту систему? И где решаете свои медицинские проблемы вы сами?

- Моя семья всегда обращается в украинские медучреждения. Я уверена: наши политики должны своим примером поддерживать в том числе и отечественную медицину, о чем они часто заявляют с трибуны Рады.

- Позвольте вернуться в прошлое. Ваше назначение на должность вице-премьера стало сенсацией - такой же неожиданностью несколькими годами ранее был ваш переход в лагерь Виктора Ющенко, когда вы стали секретарем СНБО. Спустя много лет могли бы вы рассказать, почему тогда приняли предложение?

- Я скажу так: это решение позволило за какое-то время снизить политическое напряжение и шаг за шагом ликвидировать те политические репрессии, которые начались в отношении моих политических соратников. Делала все что могла, чтобы отношения власти и оппозиции стали цивилизованными, ответственными. Должно пройти еще какое-то время, чтобы мы все осознали сложность прошедшего и пережитого.

Лично я видела возможность в должности секретаря СНБО минимизировать риски и сделать все, чтобы репрессии в отношении членов нашей команды прекратились.

И сегодня, несмотря на колоссальные потери, которые я понесла, если бы снова встал вопрос о том, чтобы защитить команду и принять вызов, я бы пошла на этот шаг.

- Могли бы вы конкретизировать, кого вывели из-под удара?

- Это мои соратники и единомышленники.

- Если возвращаться к теме коррупции и СНБО, то подобные обвинения звучали и в ваш адрес. Эксперты говорят, что вы попросту похоронили СНБО, превратили его в орган, обслуживающий вашу жизнедеятельность. Например, в прессу попадала информация, что вы устраивали в аппарат людей, которые отвечают за ваши личные вопросы.

- Те люди, которые со мной работали в СНБО, со мной много лет. Их путь начинался в секретариате Партии регионов Верховной Рады. Они на виду, все знают, чем они занимаются. В общем, сенсация не удалась.

- Как бы вы охарактеризовали свой стиль жизни?

- У меня вся жизнь - работа. Я не живу, а работаю. Говоря армейским языком, два месяца назад, приняв предложение Президента, я снова отправилась на передовую.

- Но вы современная женщина, любительница дорогих модных брендов, Louis Vuitton, Chanel…

- Я интересуюсь, конечно, тенденциями и не считаю это зазорным. И как любой нормальный человек, если у меня есть возможность, то почему я не могу зайти и посмотреть?

Я вам уже сказала, что работаю по 20 часов, это все видят. Мои подчиненные только пришли на работу, а я уже там. Они давно ушли, а я еще около полуночи звоню и уточняю рабочие моменты. У меня все субботы рабочие.

Если вы намекаете на мое посещение магазина Louis Vuitton, которое заснял депутат Олег Ляшко, то я жалею, что он не зашел в магазин. Тогда он увидел бы, что мы ничего не покупали.

Мы возвращались из командировки - рассматривали возможность открытия перинатального центра в одном из старейших учреждений страны, клинике Грищенко в Харькове. Так вот, мы ехали домой. Машина была служебная, потому что меня забирали из аэропорта. Я недалеко там живу, вот я и говорю, что надо заехать в магазин, поскольку меня попросили передать деньги за подарок, который там брали. Мне об этой ситуации сказали все.

- И Президент?

- Я общалась с ним относительно ситуации в целом, а потом он говорит мне: “Ты читала, что написали?”. Я пояснила ему, что и как.

- В силу уже вступило антикоррупционное законодательство. Вы готовы декларировать свои расходы? Как ведете их учет?

- Готова не готова - закон действует, надо соблюдать.

- Вы сказали, что работаете по 20 часов в сутки. Чтобы так работать, надо чем-то себя подпитывать. Возвращаясь к стилю жизни: что вы делаете, чтобы выдерживать такой ритм? Тренажерный зал, бассейн?

- К сожалению, министр здравоохранения не может похвастать тем, что ведет здоровый образ жизни. Рабочее утро начинается в шесть, рабочий вечер - после 20:00. Как и у большинства работающих людей.

- Вы живете за городом?

- Нет, в центре.

- А как же тот особняк в английском стиле, фото которого опубликовало интернет-издание Украинская правда? Если верить снимкам, своей роскошью он проигрывает разве что донецкому особняку миллиардера Рината Ахметова и недвижимости Президента в Межигорье.

- Проигрывает? Я не слежу за стилями других. В [столичном пригороде] Конча-Заспе небольшой участок был выделен мне несколько лет назад. Там было какое-то незавершенное строительство. Мы обратились с просьбой за свои деньги по утвержденному проекту и по подтвержденным нашим доходам и расходам построить дом, ГУД [Государственное управление делами] дало разрешение. И вот мы постепенно его строим. Ничего там особенного нет.

- Дорого обходится?

- За это отвечает сын. Было бы смешно говорить, что строю я, имея такие доходы. Очевидно, что не всегда доходы совпадают с необходимыми расходами, поэтому строим долго.

***

Этот материал опубликован в №16 - 17 журнала Корреспондент от 27 апреля 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: медициназдравоохранениеЯнуковичБогатыреважурнал КорреспондентСНБОинтервьюреформы
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях