ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Претендент №1. Интервью с лидером партии УДАР Виталием Кличко

18 марта 2013, 09:27
0
350
Интервью с Виталием Кличко
Фото: Дмитрий Никоноров/Корреспондент
Лидер УДАРа хотел бы чтобы на его родине не было бедных

Лидер партии УДАР Виталий Кличко становится главным конкурентом Виктора Януковича в борьбе за президентский пояс в 2015 году. В беседе с Ксенией Карпенко в № 10 журнала Корреспондент от 15 марта 2013 года вчерашний боксер-тяжеловес делится своими открытиями о методах работы Президента и тем, что он сам предлагает стране взамен.

Феномен украинской политики. Так можно назвать сегодня Виталия Кличко, нардепа и лидера партии УДАР. Всего за несколько месяцев работы в парламенте вчерашний боксер-тяжеловес стал главной надеждой украинцев на смену нынешней власти.

Данные мартовского опроса агентства Рейтинг показывают, что Кличко оказался бы вторым на президентских выборах с результатом 15-16 %, если бы выборы состоялись сегодня. Вперед он пропустил бы лишь действующего главу государства Виктора Януковича. Доктор Железный кулак, как называют Кличко в боксе, обогнал бы всех оппозиционеров, включая ныне заключенную Юлию Тимошенко, лидера Объединенной оппозиции Арсения Яценюка и главу ВО Свобода Олега Тягнибока.

Лидер УДАРа стал претендентом № 1 на главный “пояс” страны, и в 2015 году может “скрестить кулаки” с Януковичем в основной схватке сезона.

Это означает, что у главного ударовца страны наиболее высокие шансы пройти во второй тур выборов вместе с Президентом. И самое главное - в подобном “поединке”, по данным Рейтинга, Кличко вышел бы победителем.

Выражаясь боксерским языком, лидер УДАРа стал претендентом № 1 на главный “пояс” страны, и в 2015 году может “скрестить кулаки” с Януковичем в основной схватке сезона.

- По данным соцопросов, ваш рейтинг растет. Более того, если бы президентские выборы проходили сейчас, Кличко занял бы второе место, вышел во второй тур и выиграл бы у Виктора Януковича. Ставите ли вы перед собой цель участвовать и победить на президентских выборах 2015 года?

- Все рейтинги, которые на сегодняшний день существуют, - не более чем рейтинги. Эксперты пытаются спрогнозировать виртуальную реальность, рассматривают возможные варианты развития событий. Конечно, среди фамилий [кандидатов] они называют и мою. Я благодарен за такое внимание. Но могу заверить, что ни один человек в одиночку не способен изменить эту страну, для этого нужна команда.

Я хочу жить в нормальной стране. Я люблю город Киев, Украину, потому что чувствую себя комфортно у себя дома. К большому сожалению, в своей стране я живу в окружении несчастных людей, хотя я лично могу позволить себе комфортную жизнь. Я поставил перед собой задачу реализовать возможности этой страны, и поэтому мы с людьми, которые думают также, как я, создали новую политсилу. А президентство не является целью, мне важно изменить ситуацию. Именно изменить, потому что в Украине за всю историю ее независимости хватало пустых обещаний.

Например, в Европе ты уверенно смотришь в будущее, но есть одно но - для того чтобы было по-настоящему комфортно жить, там нужно родиться и вырасти. Чтобы впитать менталитет. Поэтому моя главная задача - сделать комфортной жизнь страны, в которой я живу.

- Недавно лидер Объединенной оппозиции Арсений Яценюк заявил, что вы - единый кандидат в мэры Киева от оппозиции. Ваш ответ обескуражил: оказалось, что о подобном решении с вами никто не советовался. Что произошло?

- Я узнал об этом заявлении из СМИ, хотя с Арсением Петровичем я встречаюсь каждый день, мы обсуждаем наши планы и дальнейшие действия. Поэтому я был удивлен. Зачем делать такие заявления посредством СМИ, если можно было для начала обсудить такое заявление со мной?


Дмитрий Никоноров/Корреспондент


 

- То есть в мэры Киева баллотироваться не будете?

- Этот вопрос поднимался год назад. Со всех сторон говорили: Виталий Кличко должен определиться - либо он идет в ВР, либо он идет в мэры. Ситуация повторяется и в этом году. Я повторяю: мы объявим свое решение в ближайшее время. Политика должна быть поступательной.

- Рассмотрим вариант, при котором вы идете в президенты. Как будете делать жизнь в стане комфортнее? Какой план действий предлагаете? С какими предложениями пойдете к народу? Что, к примеру, сделаете с Межигорьем, ставшим символом коррупции?

- Распределять награбленное - это не мой лозунг. Это большевики в 1917-м перераспределяли имущество богатых между бедными, а точнее - между собой. Многие пытаются изменить эту страну, начиная с принципа “в стране не должно быть богатых”.

У меня другой принцип - я считаю, что в государстве не должно быть бедных. Я за то, чтобы соблюдались законы каждым человеком вне зависимости от должности и положения. Человек, права, свободы, закон - это главные ценности европейского государства, и я хотел бы, чтобы в Украине эти ценности были непоколебимы.

Пока же у нас непоколебимы привилегии тех, кто у власти. Поэтому перед собой мы ставим задачу смены власти. Мы предлагаем внедрить европейские стандарты жизни. Ведь примеры соседних стран - той же Польши - показывают Украине путь, по которому можно пойти и гарантированно достичь хорошего результата.

- Какие у вас отношения с Яценюком и Тягнибоком?

- Мы представители оппозиционных сил, и это наше общее. Но мы представители разных оппозиционных сил. Нас объединяет понимание того, что Украина не должна жить по тем правилам, которые сегодня навязывает нам власть. Мы уверены: единственно верным путем развития Украины является европейский путь. Мы разные - у нас разная идеология.

Но у нас есть общая точка соприкосновения - мы в оппозиции. Нас возмущает, что в Украине нет других правил, кроме правила телефонного звонка, правила высокой должности или правила американского доллара. Поэтому мы объединяемся вокруг решения проблемы и не разжигаем конфликтов вокруг вопросов, по которым наши мнения расходятся.

- С какими действиями других оппозиционных сил вы не согласны?

- Я не хочу предъявлять претензий, но не скрою, что с многими заявлениями я не согласен: когда говорят, что наша партия - это технический проект, что мы пришли отрабатывать чье-то задание, а Кличко не самостоятельный игрок. Я понимаю, это политика. И здесь, увы, есть такое правило: облей грязью оппонента, а сам стань белым и пушистым. Я за другую политику и за честную игру по правилам.

- И провластные политики, и оппозиционеры часто говорят о том, что вы общаетесь с главой Администрации Президента Сергеем Левочкиным, прислушиваетесь к его советам. Кроме того, в списках от УДАРа в парламент прошла Наталья Агафонова, близкая подруга Юлии Левочкиной. В вашей партии числится Павел Рябикин, совладелец комплекса Маячок, 50 % которого принадлежат структурам друга Левочкина, миллиардера Дмитрия Фирташа.


Дмитрий Никоноров/Корреспондент


 

 

- Мою команду мне не подсовывали, я лично выбирал тех, кто будет со мной работать. Да, есть немало людей, пытающихся доказать обратное. То же самое происходило и с моей спортивной карьерой - все пытались кого-то найти за нашими [с братом] плечами, мол, “за ними стояли, их проталкивали”.

С Павлом Рябикиным [экс-советником бывшего главы Нафтогаза Игоря Бакая] мы дружим с 1993 года. Мало ли кто там с кем знаком… Я знаком с очень многими: с Левочкиным, с [миллиардером Ринатом] Ахметовым, знаком с Януковичем. Но это не значит, что я являюсь их другом или ставленником. И поэтому не нужно искать черного кота в черной комнате, там его нет.

В последний раз я был на Банковой два с половиной года назад. Последний раз видел Левочкина осенью 2012-го случайно, в ресторане. С Агафоновой мы познакомились на “помаранчевом” Майдане. Она была активисткой Майдана, а я там выступил с речью. После моего выступления я пригласил ее на разговор. Тогда было холодно, мы, помню, очень замерзли. В разговоре обсуждали сложившуюся ситуацию, мне понравился ход ее мыслей, поэтому она в моей команде.

- Вы новичок в Раде. Что шокировало, удивило? Были ли моменты, когда хотелось решить проблему одним хуком?

- Я уверен, что у нас достаточно опыта, знаний, возможности и желания решить проблемы без [применения] физической силы. Мы пришли в Раду работать интеллектуально. Хотелось бы, конечно, чтобы и остальные парламентарии работали головой. Но, к нашему большому стыду, они работать головой не хотят, а начинают работать кулаками. Как специалист в “прикладном” спорте, могу сказать: кулаками работать у них тоже не очень хорошо получается. (Улыбается.)

Мне было стыдно за те фотографии [с эпизодами драк в ВР], которые облетели весь мир. Но больше всего меня шокировало нежелание людей, находящихся в парламенте, что-либо менять. Многим старожилам Рады комфортно в тех условиях, которые сложились: такая ситуация им на руку, они лоббируют свои интересы.

Мы пришли в парламент как новая политическая сила, и мы не хотим работать, как кто-то там предлагает. Никто из парламентариев цивилизованных стран не может и представить себе бег по рядам и нажимание кнопок за отсутствующих коллег. Это ненормально, когда зал заседаний заполнен на треть, а по факту голосует добрая половина. Это же сюр - высший законодательный орган начинает свою работу с нарушений.

Так что свою работу мы начали с требования соблюдать законы - поэтому заблокировали Раду, провели там 18 дней и ночей. Этим самым мы показывали свою позицию, доказывая, что данный вопрос для нас крайне принципиален.

Мы рады, что впервые за 20 лет смогли отстоять контроль за персональным голосованием. [После блокирования оппозицией трибуны ВР большинство приняло соответствующие изменения в регламент]. Это дает нам возможность контролировать большинство, исключить манипуляции.

- Блокирование Рады - это единственный конструктивный способ донести свою позицию?


Дмитрий Никоноров/Корреспондент


 

- Это не конструктивный, а крайний метод. Иначе нас не слышат. Мы просили: давайте работать по правилам. Но чуда не произошло. Поэтому перед открытием сессии нам уже не оставалось ничего другого, кроме блокирования. Безусловно, это первый, но очень важный шаг на пути возвращения к парламентаризму. Парламент должен работать не в интересах “дяденьки”, по взмаху руки которого выполняются приказы по голосованию.

Ведь не секрет, что в Раде есть такие депутаты, практически не появлявшиеся на заседаниях, получившие депутатские мандаты ради иммунитета и возможности лоббировать бизнес-интересы. То есть пришли ради чего угодно, но только не ради интересов государства.

- В Украине есть прецедент, когда заветный иммунитет отбирают не совсем прозрачно по не вполне понятным причинам: 6 марта ВАСУ лишил Сергея Власенко [нардепа и защитника Тимошенко] мандата за совмещение депутатской и адвокатской деятельности. По сути, вас также могут оставить без мандата - за совмещение депутатской и спортивной деятельности…

- Могут лишить любого человека. Это ведь вопрос не Власенко. Это прецедент, когда любого нардепа по решению сверху лишают полномочий. Это давление на весь депутатский корпус, такой себе сигнал: мол, если ты будешь вести себя ненадлежащим образом, у тебя отберут мандат в любой момент. И не важно, какие у тебя аргументы, ведь Власенко, исходя из документов, которые были предоставлены защитой, не занимается адвокатской деятельностью с 1998 года. Значит, не было никаких предпосылок лишать его полномочий.

Интересен и тот факт, что Власенко лишили мандата те же судьи, которые вели дело [Владислава] Каськива в прошлом году о совмещении должностей народного депутата и госслужащего [главы Госагентства по инвестициям и управлению нацпроектами]. Тогда суд вынес вердикт в пользу Каськива. То есть в стране закон интерпретируется так, как выгодно власти. А задача судьи не восстановить справедливость, а выполнить приказ и сберечь за собой кресло.

Если депутат не может себя защитить, то что же может тогда обычный украинец без денег и связей? Да ничего! Он просто беззащитен перед машиной, которая способна перемолоть любого.

- Кто те люди, которые принимают решения “сверху”?

- Есть лишь один человек, который несет ответственность за все процессы, происходящие в государстве. Он наделен абсолютной властью - это Президент Янукович. К большому сожалению, он эту власть использует повсеместно - в судах, таможне, налоговой, правоохранительных органах. И наши депутаты за короткое время пребывания в Раде испытали на себе давление.

Депутатам от нашей партии переговорщики предлагали решить проблемы с таможней и налоговиками при условии выхода из оппозиционной партии. Мы держимся. Я лично неоднократно ходил к силовикам, к генпрокурору [Виктору] Пшонке, отдавал ему соответствующие документы. И нам [членам УДАРа] открыто предлагали: мол, выходите из оппозиции - мы прекратим давление.

- На кого конкретно давили?

- Сергей Каплин, Федор Негой, Ярослав Дубневич. Также предлагали за выход из партии нашим депутатам суммы с шестью нулями.

- Критиковать Януковича не так сложно, но как вы будете изменять сложившуюся ситуацию?

- Прошло три года президентства Януковича, а “покращення життя”, которое нам обещали, так и не произошло. 80% украинцев не почувствовали улучшения жизни. Более того, они стали еще беднее. В стране не соблюдаются законы, ужасный инвестиционный климат, не создаются новые рабочие места, украинцы покидают родину в поисках лучшей жизни за границей. О каком улучшении идет речь?

Конечно, нам хочется в один момент все взять и изменить. Но к победе мы идем маленькими шагами - дорогу осилит идущий. Мы боремся. Я знаю как никто другой, что без борьбы победы не видать. Нам непросто, но мы можем держать удар.

***

Этот материал опубликован в №10 журнала Корреспондент от 15 марта 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: Выборыжурнал КорреспондентКличкоинтервьюУДАР
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях