ГлавнаяМирВсе новости раздела
 
Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с Русской Службой Би-би-си

Дивизия Сталина: боевое братство и горькая память

Русская служба Би-би-си, 7 мая 2013, 13:09
0
91
Дивизия Сталина: боевое братство и горькая память
Фото: Би-би-си
Бойцы дивизии имени Костюшко едут на фронт (1943 год)

Семьдесят лет назад, 6 мая 1943 года, Государственный комитет обороны СССР издал постановление №3294 "О формировании 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко".

Это была третья за два года попытка создать польские вооруженные силы на советской территории.

Практическая работа началась 14 мая в Селецких военных лагерях недалеко от Рязани.

Боевое крещение дивизия приняла под деревней Ленино в Могилевской области 12 октября 1943 года.

Власти СССР и социалистической Польши впоследствии не скрывали, что место для первого боя было выбрано не случайно.

В ходе двухдневного наступления дивизия заняла деревни Тригубово и Полосухино, потеряв при этом четверть личного состава (502 убитых, 1776 раненых, 663 пропавших без вести), и 14 октября была отведена в тыл на переформирование.

Трое бойцов удостоились звания Героя Советского Союза, 247 - орденов и медалей.

Так начался путь знаменитой части, просуществовавшей 68 лет.

Груз прошлого

Русские и поляки были естественными союзниками в борьбе с нацизмом. В обеих странах потом много говорили о "братстве по оружию, скрепленном кровью".

В последние 20 лет выяснилось (а поляки помнили об этом всегда), что братство было омрачено предшествующими кровавыми событиями.

С Польшей у Сталина имелись особые счеты.

Во время советско-польской войны 1920 года он являлся членом Реввоенсовета (политкомиссаром) Юго-Западного фронта.

Большевики рассматривали "польский поход" как начало мировой революции, и связывали с ним большие надежды.

"Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесем счастье и мир трудящемуся человечеству. На запад!" - писал в приказе №1423 от 2 июля 1920 года командующий Западным фронтом Михаил Тухачевский.

"Даешь Варшаву! Дай Берлин!" - призывали на митингах бойцов.

"Границы фронта определяются пределами всего материка Старого Света", - говорилось в решениях проходившего 19 июля - 2 августа в Петрограде II конгресса Коминтерна.

В разгар наступления Ленин считал польский вопрос уже решенным и писал Сталину: "Зиновьев, Каменев, а также и я думаем, что следовало бы поощрить революцию тотчас в Италии. Мое личное мнение, что для этого надо советизировать Венгрию, а также Чехию и Румынию".

Не вышло.

Многие историки объясняют расправу над Тухачевским и бывшим командующим Юго-Западным фронтом Александром Егоровым в 1937 году, среди прочего, желанием Сталина избавиться от свидетелей своего позора.

"Красных маршалов" требовалось объявить врагами, вредившими советской власти еще с гражданской, чтобы объяснить народу, почему кампания, одну из ключевых ролей в которой играл "гениальный вождь", оказалась провальной.

Соседнюю страну, с которой пришлось заключить мир, выплатив пять миллионов золотых рублей контрибуции, в СССР именовали не иначе как "панской Польшей" и винили во всех бедах.

Как следовало из подписанного Сталиным и Молотовым в разгар голода начала 1930-х годов постановления о борьбе с миграцией крестьян в города, люди, оказывается, делали это, не пытаясь спастись от голодной смерти, а будучи подстрекаемы "польскими агентами".

Вплоть до середины 1930-х годов в советских военных планах Польша рассматривалась как главный потенциальный противник.

"Комсомолка, из нагана целься и думай: перед тобой лорды и паны", - писал Владимир Маяковский, призывая молодежь заниматься военной подготовкой в Осовиахиме.

Репрессии против проживавшего в Москве руководства польской компартии в 1937-1938 годах были обычной практикой, но то, что ее объявили "вредительской" как таковую и распустили решением Коминтерна, - факт уникальный.

В ходе "польской операции", проводившейся по секретному приказу Ежова №00485, были арестованы 143810 человек, из них осуждены 139835 и расстреляны 111091 - каждый шестой из живших в СССР этнических поляков.

После событий сентября 1939 года, которые в Польше считают "четвертым разделом", Вячеслав Молотов в речи на сессии Верховного Совета назвал Польшу "уродливым детищем Версальского договора", а нарком обороны Климент Ворошилов в праздничном приказе от 7 ноября утверждал, что она "разлетелась, как старая и сгнившая телега".

Газеты публиковали издевательские карикатуры, на одной из которых, к примеру, грустный учитель объявлял классу: "На этом, дети, мы заканчиваем изучение истории польского государства".

В прессе и документах страну именовали либо "бывшей Польшей", либо, на нацистский лад, "генерал-губернаторством".

На вновь присоединенных территориях с населением в 13,4 миллиона человек за два с небольшим года были арестованы 107 тысяч, примерно половина из них поляки по национальности, и сосланы в Сибирь 391 тысяча, из которых около 10 тысяч умерли в ходе депортации и на поселении.

По количеству жертв перед этими трагедиями меркнет даже катынская расправа, хотя именно она стала известна всему миру.

Вынужденный поворот

4 июня 1941 года нарком обороны Семен Тимошенко подписал приказ о формировании стрелковой дивизии из числа лиц польской национальности и владеющих польским языком, который по известным причинам не воплотился в жизнь.

Исследователи высказывают разные предположения по поводу того, зачем Сталину именно в этот момент срочно понадобилась польская дивизия. Как известно, аналогичный приказ о создании финской дивизии был издан незадолго до "майнильской провокации", по официальной версии, грянувшей для СССР как гром среди ясного неба.

30 июля 1941 года СССР при посредничестве Британии восстановил дипотношения с польским эмигрантским правительством в Лондоне.

14 августа было подписано соглашение о формировании на советской территории польских воинских частей.

К весне 1942 года армия насчитывала 73 тысяч человек. Ее возглавил дивизионный генерал Владислав Андерс, в прошлом капитан российского Генерального штаба и кавалер ордена Святого Георгия IV степени, 24 сентября 1939 года атаковавший со своими уланами советские войска под Перемышлем и взятый в плен раненым. Из камеры на Лубянке его освободил лично Берия.

Симпатии и доверия к СССР андерсовцы, естественно, не испытывали. Британия нуждалась в подкреплениях на африканском фронте. 31 июля 1942 года Андерсу и его людям разрешили выехать через Иран, Ирак и Палестину в Египет.

Во время последней встречи Сталин обещал Андерсу продолжить набор в польскую армию и направлять людей на Ближний Восток, но сделано это не было.

Поскольку в соответствии с соглашением от 14 августа 1941 года все польские части подчинялись правительству в изгнании, у советских властей в деле создания "своей" польской армии до поры до времени были связаны руки.

13 апреля 1943 года немцы фактически подыграли Кремлю, объявив о страшной находке в лесу под Смоленском.

Помимо рассекреченных документов из Особой папки политбюро, в исторической науке фигурируют еще девять прямых и косвенных доказательств ответственности СССР за Катынь. Одно из них состоит в том, что, если бы поляков расстреляли немцы, то "устраивать антисоветскую провокацию" и "вбивать клин между союзниками" им было бы политически целесообразно летом и осенью 1941 года.

О горах трупов во дворах и подвалах львовской и дрогобычской тюрем Геббельс оповестил мир немедленно. Весной 43-го скандал был, скорее, на руку Москве.

25 апреля правительство Сикорского потребовало от СССР официальных разъяснений. Ответом послужил разрыв дипотношений с законными преемниками властей довоенной Польши, которых в СССР с тех пор именовали не иначе, как "лондонскими поляками".

Есть основания считать, что решение о послевоенной советизации Польши было принято раньше и Катынь послужила лишь дополнительным предлогом.

Еще 1 марта 1943 года ЦК Польской рабочей партии, созданной в СССР вместо распущенной компартии Польши и влачившей до того малозаметное существование, вдруг напомнил о себе, выступив с декларацией "За что мы боремся?".

Через пять дней было объявлено о создании в СССР "Союза польских патриотов" во главе с писательницей Вандой Василевской, который обратился к советскому правительству с просьбой начать формирование армии.

6 мая - меньше, чем через две недели после разрыва с лондонским правительством - ходатайство удовлетворили.

Боевой путь

Дивизия имени Костюшко формировалась по штатам советской стрелковой дивизии и включала в себя три пехотных полка, полк легкой артиллерии, противотанковый и минометный дивизионы, отдельный женский батальон, разведроту, роту связи, зенитные и тыловые части - всего около 11 тысяч человек.

Командиром был назначен полковник (впоследствии генерал) Зыгмунт Берлинг, еще в октябре 1940 года отказавшийся от обязательств перед правительством Сикорского и не уехавший с Андерсом, заместителем командира - советский генерал Кароль Сверчевский, этнический поляк, участвовавший в войне 1920 года на стороне Красной армии, начальником политотдела - Александр Завадский.

Большинство польских военнослужащих, попавших в плен в 1939 году и избежавших Катыни, к тому времени покинули СССР. В дивизию набирали, в основном, советских граждан польской национальности или владевших языком, и штатских жителей довоенной Польши, по разным причинам оказавшихся на советской территории.

К 5 июля 1943 года дивизия вкупе с формировавшимися параллельно отдельным танковым полком и двумя авиаэскадрильями насчитывала 14380 военнослужащих, из них 13520 поляков, 439 евреев, 209 украинцев, 108 белорусов и 112 русских.

15 июля 1943 года, в день 543-й годовщины Грюнвальдской битвы, в которой поляки, литовцы и русские вместе сражались против Тевтонского ордена, они приняли присягу. "Союз польских патриотов" вручил дивизии красно-белое боевое знамя с девизом "За вашу и нашу свободу!".

Самой острой проблемой оказался некомплект командных кадров, достигший 62,4%, так как офицеров-поляков в СССР к тому времени почти не осталось.

Приказом от 15 июля 1943 года в дивизию зачислили 325 советских офицеров, общавшихся с подчиненными через переводчиков. Одновременно 920 самых способных бойцов направили на краткосрочные командирские курсы при военных училищах в Рязани, Костроме и Рыбинске.

Среди них был 20-летний Войцех Ярузельский, будущий президент Польши, попавший в дивизию имени Костюшко с алтайского лесоповала, куда выпускника виленской гимназии в 1940 году сослали вместе с родителями.

Дивизия вооружалась и снабжалась советским командованием по обычным нормам. Обучение производилось по уставам Красной армии. Личный состав носил довоенную польскую форму, но с новыми знаками различия.

В качестве кокарды по предложению писательницы Янины Броневской и искусствоведа Павла Эттингера утвердили "пястовского орла" (герб первой королевской династии, основавшей польское государство и правившей в 960-1370 годах), взяв за образец изображение, высеченное в каменной нише с саркофагом короля Болеслава III в Плоцке.

Дивизии присвоили имя популярного национального героя, хотя Тадеуш Костюшко сражался против России. Помимо участия в американской Войне за независимость, он прославился в качестве лидера вооруженного сопротивления третьему разделу Польши в 1792-1794 годах, был захвачен в плен раненым и сидел в Петропавловской крепости, откуда его освободил император Павел I.

Посчитались и с религиозными чувствами поляков. Главный капеллан дивизии получил чин полковника, а начальник политотдела - на ступень ниже.

Уже в августе 1943 года на базе дивизии началось развертывание 1-го польского корпуса, а в марте 44-го - 1-й армии Войска Польского, но дивизия имени Костюшко продолжала рассматриваться как элитная.

16-17 января 1945 года она, вместе с другими частями Войска Польского и советских 47-й и 61-й армий участвовала в освобождении Варшавы и вошла в столицу первой, после чего ей было присвоено почетное наименование "Варшавская". В августе 1944 года американцы аналогичным образом дали возможность войскам де Голля первыми вступить в Париж.

21 июля 1944 года Войско Польское было официально объединено с партизанской Армией Людовой. 15 августа просоветский Польский комитет национального освобождения издал декрет о мобилизации в Войско Польское, куда в первые же месяцы были призваны около 100 тысяч человек.

К Советскому Союзу эти люди, уже знавшие к тому времени о Катыни, вероятно, относились неоднозначно, но ими двигали стремление освободить свою страну от нацистов и надежды на послевоенную независимость.

Вплоть до конца войны около 40% офицеров и унтер-офицеров Войска Польского составляли советские граждане непольской национальности. На конец октября 1944 года в нем насчитывалось 11513 советских офицеров.

Политработниками назначались, в основном, польские коммунисты. Заместителем командующего 1-й армии по политчасти был будущий премьер-министр социалистической Польши Петр Ярошевич.

К концу войны численность Войска Польского достигла 330 тысяч человек, сведенных в две армии. Оно являлось крупнейшим и наиболее боеспособным иностранным военным формированием, сражавшимся на советско-германском фронте.

180 тысяч бойцов участвовали в берлинской операции (примерно 10% общей численности сил с советской стороны), а дивизия имени Костюшко штурмовала центр города.

Польские потери в битве за Берлин составили 7,2 тысячи убитыми и 3,8 тысячи пропавшими без вести.

Польский флаг был единственным, поднятым в поверженной столице рейха наряду с советским.

Польские подразделения встретились с американцами на Эльбе.

В общей сложности на советско-германском фронте погибли и пропали без вести около 27,5 тысячи поляков.

Дивизия имени Костюшко была награждена советскими орденами Красного Знамени и Кутузова II степени и польским золотым крестом ордена "Виртути Милитари".

Боевые заслуги поляков оценивались в СССР высоко, но на бытовом уровне вызывали шовинистические насмешки. Возникла шутка: "Войско Польско Берлин брало, войско раджеско [советское] дуже помогало!". Популярный в 1970-х годах польский телесериал о подвигах разведчика капитана Клосса также порождал иронические комментарии: ишь, думают, что это они войну выиграли!

Польша и ГДР вплоть до распада Варшавского Договора являлись ключевыми военными союзниками СССР. Чехословацкую и венгерскую армии как советские, так и натовские стратеги в своих выкладках не учитывали.

В 1949-1956 годах пост министра обороны ПНР занимал советский маршал Константин Рокоссовский, которому было также присвоено звание маршала Польши - случай в современной истории беспрецедентный. По словам близко знавших его людей, единственный в истории дважды маршал с горечью говорил, что в России всю жизнь считался поляком, а в Польше - русским. За время работы были совершены два покушения на его жизнь.

В 1955 году 1-я Варшавская пехотная дивизия имени Тадеуша Костюшко была преобразована в механизированную и несколько десятилетий продолжала рассматриваться как своего рода гвардия.

1 сентября 2011 года ее упразднили в ходе военной реформы.

Источник: Русская служба Би-би-си

ТЕГИ: СССРСталинВеликая Отечественная Война
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях