ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Как живется агентам-перебежчикам вдали 
от стран, которые они предалиСюжет

Корреспондент.net, 2 июня 2014, 19:24
19
11768
Как живется агентам-перебежчикам вдали 
от стран, которые они предали
Маргарет Тэтчер поздравляет Олега Гордиевского с награждением орденом 18 октября 2007 года

Перебежчиков обуревает ностальгия, и они просятся обратно - им тяжело принять образ жизни и обычаи чужой страны.

Прожив в России год, Эдвард Сноуден не скрывает желания вернуться на родину. Это далеко не первый случай в истории спецслужб, когда перебежчиков обуревает ностальгия и они просятся обратно, — им тяжело принять образ жизни и обычаи чужой страны.

В октябре 2007 года в Букингемском дворце состоялась торжественная церемония. Королева Великобритании Елизавета II вручила орден Святых Михаила и Георгия советскому перебежчику Олегу Гордиевскому. И вежливо спросила, как он устроился в Англии.

— Спасибо, я всем доволен, — успокоил королеву экс-сотрудник КГБ.

— Спасибо за все, что Вы сделали для Британии, — любезностью на любезность ответила Елизавета ІІ.

Надо сказать, что не у всех перебежчиков времен холодной войны был повод ответить так же, как Олег Гордиевский. Многим жизнь на второй родине оказывалась в тягость. Чаще это касалось тех, кто бежал с запада на восток.

Разочаровывающий рай

"А знаешь, у нас на кафедре появился натуральный англичанин. По русски почти не говорит. Так, несколько слов. Приглашал нас домой, угощал яствами" — так, со слов российского ученого Володара Краевского, он впервые услышал от своего знакомого о существовании Марка Петровича Фрезера. Тот был якобы политэмигрантом, профсоюзным активистом, бежавшим из Англии от преследований властей.

Много позже выяснилось, что у "натурального" англичанина, который осенью 1952-го неожиданно появился в Куйбышеве, и имя, и история жизни были совсем ненатуральными. Звали его на самом деле Дональд Маклейн, и еще недавно он состоял членом знаменитой "кембриджской пятерки" — советской агентурной сети в Великобритании. Под угрозой разоблачения трое из пятерки (кроме Маклейна еще Гай Берджесс и Ким Филби) бежали в СССР.

Первых двух советские власти на несколько лет спрятали в закрытом тогда Куйбышеве, устроили им жизнь по высшему разряду. "Выдаваемый ему [Дональду Маклейну] спецпаек намного превосходил воображение куйбышевского жителя того времени. Цену советским деньгам не знал, сорил сторублевками", — вспоминал Володар Краевский.

Но если Дональд Маклейн более или менее вписался в новую реальность, то о Гае Берджессе (он получил новое имя — Джим Андреевич Элист) этого не скажешь. "Марк любил общаться в компаниях, часто пел под гитару шотландские и ирландские народные песни, — вспоминал позже преподаватель университета Генрих Гришин. — Джим же был несколько замкнут, иногда угрюм, видно было, что жизнь в Самаре несколько тяготит".

Через несколько лет "профсоюзные активисты" перебрались в Москву. Маклейн почти тридцать лет проработал в Институте международной экономики и международных отношений (ИМЭМО) и, казалось, к новой жизни привык. Но не его семья. Жена и дети перебрались к нему в СССР из Англии, но когда дети подросли, в Стране Советов они не остались. Первым в Англию вернулся старший сын Ферчи, потом уехали дочь и младший сын Дональд. Бросила Маклейна и жена. Не прижился в Москве и Гай Берджесс. Он даже не стал принимать советское гражданство. И умер рано, в 1963 году, оставшись английским гражданином.

Самый известный из "кембриджской пятерки" — Ким Филби — тоже вроде бы хорошо устроился в Советском Союзе, жил в шикарной по московским меркам квартире в одной из сталинских высоток, одну комнату занимала библиотека на 12 тысяч томов. Но упорно ходили слухи о проблемах Филби с алкоголем.

По-разному сложилась и судьба "предшественников" Эдварда Сноудена из Агентства по национальной безопасности — Уильяма Мартина и Бернона Митчела. В конце 1950-х они работали в АНБ специалистами по криптологии, а летом 1960-го через Мексику и Кубу бежали в СССР. На момент побега они не были советскими шпионами — ими, как и Сноуденом полвека спустя, двигал протест против методов работы АНБ.

На пресс-конференции в Москве они раскрыли некоторые из этих методов: нарушение воздушного пространства других стран с целью сбора развединформации, контроль над зашифрованной перепиской правительств даже стран-союзниц. В общем, Сноуденгейт, только с поправкой на уровень развития технологий 1950-х.

Мартин и Митчел уверяли, что бежали в СССР, потому что считали его "раем для трудящихся". Но рай их несколько разочаровал. Обоих устроили на работу в институт математики при Ленинградском университете, обоим специальным решением Политбюро ЦК КПСС назначили совсем не институтскую зарплату в 500 рублей, оба вскоре женились на комсомолках-красавицах.

Но если Митчел в СССР ассимилировался и прожил в Санкт-Петербурге до 2001 года, то с Мартином вышла другая история. Он развелся вскоре после свадьбы. Жаловался, что ему не доверяют ответственной работы. В 1979 году он пошел в американское консульство с просьбой вернуться на родину. Ему отказали, и более того, сообщили, что он лишен американского гражданства. Позже не дали ему и туристическую визу. Мартин все же покинул нелюбимый СССР и уехал в Мексику, где и умер от рака в 1987 году.

Понятно, почему для многих перебежчиков после бегства в СССР приходило время переосмысления. На Советский Союз шпионили по большей части из идейных соображений. Это были люди, воспитывавшиеся в семьях коммунистов или сами в юности впитавшие левые взгляды. После бегства идеалистические представления о СССР сталкивались с реальностью. И не все это столкновение выдерживали.

Хотя, как показывает пример того же Дональда Маклейна, можно было жить в стране, даже критически относясь к тому, что ты видишь. Историк Рой Медведев, водивший знакомство с Маклейном, вспоминал, что при своих коммунистических взглядах и толерантности к советской власти английский перебежчик живо интересовался новинками самиздата, никогда не отказывал в деньгах семьям арестованных по политическим мотивам. "Однажды узнал, что дочь его знакомых за самодельные листовки отправлена в психбольницу, — описывает один из случаев Рой Медведев. — Как раз были выборы в Верховный Совет СССР. Маклейн, как гражданин СССР, пришел на избирательный участок и на бюллетене написал: "Пока такие девушки, как Ольга И. (шла фамилия), будут находиться в психиатрической больнице, я не могу принимать участие в выборах".

Предсказал Маклейн даже горбачевскую перестройку. В его записях 1981 года, незадолго до смерти, можно прочитать, что "Советский Союз вынужден будет рано или поздно стать на путь, предлагаемый еврокоммунистами". "...Мне представляется наиболее вероятным, что в следующие пять лет в результате благоприятных изменений в высшем руководстве мы окажемся свидетелями улучшения политического, культурного и интеллектуального климата в Советском Союзе в развертывании целого комплекса реформ".

 

Заокеанские супермаркеты и тюрьмы

Судьбы советских перебежчиков складывались, в основном, благополучно. Практически всегда они получали материальную поддержку, государственную защиту и в меру сил и возможностей продолжали сотрудничать с западными спецслужбами уже в качестве консультантов.

Улучшить материальное положение бывшим шпионам помогала и открытость западной системы — практически каждый более или менее значимый советский перебежчик рано или поздно выпускал книгу, а то и не одну, о своих подвигах и хорошо на этом зарабатывал — благо, спрос на них был и в годы холодной войны, и после.

В Америке оказывались возможными вещи в СССР вовсе немыслимые. Так, майор КГБ Виктор Шеймов, бежавший в США в 1980 году, через 20 лет благополучной жизни в Америке подал против ЦРУ... судебный иск. Он утверждал, что при вербовке ему обещали вознаграждение в миллион долларов, а получил он в итоге "всего-то" 200 тысяч. И суд Шеймов выиграл, правда, сумма компенсации осталась тайной.

Великобритания, Америка (куда, в основном, и бежали советские офицеры), конечно, поражала их прежде всего визуально. Хорошо известны воспоминания летчика Виктора Беленко, который в октябре 1976 года угнал перехватчик МиГ-25 в Японию, а потом получил политическое убежище в США. "Мое первое посещение супермаркета, — вспоминал он, — происходило под присмотром людей из ЦРУ, и я думал, что это была инсценировка. Я не верил в то, что этот магазин может быть настоящим. Мне казалось, что раз я необычный гость, то они могли меня разыграть. Ведь это было такое красивое просторное здание с невероятным количеством товаров и без очередей. ...Однажды я приобрел баночку с надписью "Обед" и поджарил ее содержимое с картошкой, луком и чесноком — получилось вкусно. Наутро приятели сказали мне, что я съел куриные консервы для кошек. Но они были вкусными! Они были лучше тех консервов для людей, которые и сегодня делают в России!"

Если проблемы у перебежчиков и возникали, то скорее от подозрительности американских властей. Степень этой подозрительности испытал на себе офицер КГБ Юрий Носенко. Он сбежал в США в 1964 году. Американцам он попытался продать информацию о жизни в СССР Ли Харли Освальда, который за год до этого был замешан в убийстве Кеннеди. В СССР Носенко участвовал в доверительных "беседах", которые КГБ проводило с Освальдом.

Перебежав в США, Носенко уверял американцев, что Освальда в ходе этих бесед КГБ не завербовало, а потому российские спецслужбы к убийству американского президента не имеют никакого отношения. Но эти сведения вошли в противоречие с показаниями другого перебежчика — агента КГБ Анатолия Голицына. Тот перебрался в США чуть раньше и утверждал обратное.

В итоге руководство ЦРУ заподозрило, что Носенко — двойной агент, а его бегство за океан — это не что иное, как спецоперация КГБ, чтобы ввести американцев в заблуждение относительно сотрудничества Освальда с КГБ. Эта подозрительность стоила Носенко трех лет тюрьмы, допросов и пыток.

Но в конце концов после нескольких проверок на детекторе лжи Носенко отпустили, и с 1969 года он даже стал штатным консультантом ЦРУ. То, что произошло с Носенко, это "чудовищная ошибка", сказал об этом позже замглавы ЦРУ Джордж Клэр: "Вы не можете заниматься шпионажем и не совершать ошибок".

Умер Юрий Носенко в 81-летнем возрасте в одном из южных штатов, где жил под чужим именем. О его смерти сообщил журналист Пит Эрли, автор нескольких книг о ЦРУ — единственный журналист, с которым Носенко под конец своей жизни пошел на контакт. "Я был очарован Носенко, — говорил потом Эрли, — Потому что, несмотря на ужасные вещи, пытки и психологическое давление, которое оказывало на него ЦРУ и правительство, он, единственный раз выступая публично, сказал, что США — это лучшая надежда для человечества, осудил коммунизм в Москве и сказал, что не держит зла на тех, кто его преследовал".

...А что касается Эдварда Сноудена, то ему, скорее всего, придется задержаться в России. Американское правительство пока не видит причин, чтобы прощать ему рассекречивание десятков тысяч документов и системы слежения за правительствами десятков стран мира. Говорят, он живет в одном из элитных поселков по Новорижскому шоссе, консультирует какую-то частную российскую IT-компанию и уже подал документы на продление еще на год вида на жительство в России, который заканчивается в августе.

По материалам: РБК.Стиль

ТЕГИ: БританияшпионажСССРагентПеребежчики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях