UA
ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Четыре кандидата. Чем дышит будущий премьер

Корреспондент.net, 16 августа 2019, 14:51
107
15337
Четыре кандидата. Чем дышит будущий премьер
Фото: Корреспондент
Кто станет новым главой правительства?

Владимир Зеленский описывал нового премьер-министра Украины, как «гуру экономики, которого уважают на Западе». В шорт-листе кандидатов в руководители правительства действительно есть подходящие под это описание люди.

 

Согласно основному закону, кандидатуру премьер-министра Украины предлагает Президенту парламентская коалиция, а глава государства уже вносит ее на рассмотрение Верховной Рады. Но нынешняя политическая ситуация в стране такова, что все эти движения пройдут внутри одного кабинета, пишет Валерий Литонинский в №15 Журнала Корреспондент.

Соответственно и ответственность за новое правительство лежит в первую очередь на хозяине этого кабинета — на Президенте Владимире Зеленском. Потому что он смог де-факто получить опосредованный контроль над Радой, так как в результате парламентских выборов там сложилась монокоалиция.

Зеленский признался, что еще до парламентских выборов начал проводить консультации с потенциальными кандидатами в премьер-министры. Он говорит, что хотел бы видеть во главе правительства экономиста — технократа, с хорошей репутацией, незапятнанной политическими связями. Под это описание в СМИ быстро нашли ряд кандидатов. Не особо скрывали перечень потенциальных претендентов и внутри самой партии Слуга народа.

Итак, на сегодняшний момент в шорт-листе — заместитель главы Офиса Президента по экономическим вопросам Алексей Гончарук, заместитель исполнительного директора от Украины в МВФ Владислав Рашкован, глава НАК Нафтогаз України Андрей Коболев и его подчиненный, директор по развитию бизнеса в Нафтогазе Юрий Витренко. По нашим оценкам, примерно в той же последовательности называют шансы на прохождение и многие наши собеседники из числа хорошо информированных лиц.

СЛИШКОМ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ

Все четверо — 100% ориентированы на Запад, сотрудничество с международными кредиторами и евроинтеграцию. То есть ни о каком, даже теоретически, реванше по части экономической политики, которым сейчас так часто пугают украинцев, речи идти не может. Что касается политики внешней — премьер, согласно Конституции, лишен рычагов влияния на нее. Разве что опосредованно — через экономические рычаги.

Также все четверо далеко не чужды предыдущей власти, сотрудничали с ней и поддерживали ее действия. Все имеют разной степени успешности реформаторский опыт.

Рашкован занимался реформой Национального банка под патронатом Валерии Гонтаревой, после чего перешел на работу в МВФ. Жесткая чистка банковского сектора и, как считается, превращение НБУ действительно в независимого и сильного регулятора — во всем этом участвовал Рашкован.

Во время назначения представителем Украины в МВФ он прошел достаточно глубокое просвечивание на предмет коррупционных рисков — международные финорганизации в этом смысле весьма щепетильны. Наверняка его назначение главой правительства было бы встречено на ура украинскими кредиторами, в первую очередь МВФ. Это понятная, знакомая им фигура. Но, говорят, у банкира слишком много требований — и невмешательство в его работу со стороны Банковой, и чуть ли не единоличное влияние на кадровые вопросы в правительстве, и обеспечение безоговорочной поддержки Верховной Радой инициатив Кабмина. Контролировать такого премьера окружению Зеленского было бы сложно, избегать конфликтов с ним тоже. Ну и Рашкован куда ближе к команде Святослава Вакарчука, чем к команде Зеленского. По крайней мере пока ситуация такова.

Коболев и сам не особо рвется в премьеры. Называет эту должность одной из самых тяжелых в стране и признается, что с ним ее никто не обсуждал. Коболев, пожалуй, самый «старый», если можно так выразиться, реформатор в Украине. Он возглавил Нафтогаз вскоре после Евромайдана и до сих пор сохраняет свою должность, несмотря на массу скандалов. Главное достижение Коболева во главе Нафтогаза — победа в Стокгольмском арбитраже над Газпромом.

Корреспондент

С приходом Коболева у Украины появилась жесткая переговорная позиция в общении с российским монополистом и определенная субъектность на европейском газовом рынке. При Коболеве Украина полностью отказалась от прямой закупки газа у России — это важный элемент национальной безопасности.

А вот реформу корпоративного управления Нафтогаза до конца Коболев еще не довел, как и реформу газового сектора. Зато миллионные премии за ту самую победу над Газпромом, которые выписал себе менеджмент Нафтогаза, уже стали притчей во языцех и репутационной проблемой для Коболева. К слову, отсуженные в Стокгольме деньги на счета Нафтогаза реально так и не пришли. То есть Коболев и его окружение получили премии слегка авансом.

На самом деле из-за широкого обсуждения зарплаты главы Нафтогаза забываются его дела и реформаторские успехи. Рост цены на газ для населения также не добавляет Коболеву популярности в обществе. Так что сейчас глава Нафтогаза — легкая мишень, а его назначение — удар по рейтингам Зеленского. Да и в формат «слуг народа» Коболев с его зарплатой в несколько миллионов гривен в месяц не очень вписывается. А что-что, но за рейтингами и образом в новой власти следить точно умеют. К тому же Коболев — сильный политический игрок, а конкуренция Зеленскому ни к чему.

Партнер и коллега Коболева по Нафтогазу, а теперь его оппонент и конкурент Витренко — фигура значительно менее публичная и известная широким массам. Список достижений у него не короче, чем у босса. Именно Витренко в Нафтогазе отвечает за суды с Россией. Против него — плохая репутация матери, откровенно пророссийского политика, лидера Прогрессивной социалистической партии Натальи Витренко. Хоть сам директор по развитию бизнеса Нафтогаза и утверждает, что политические взгляды матери категорически не разделяет.

Витренко в число фаворитов премьериады вписал бизнесмен Игорь Коломойский. Следует отметить, что, несмотря на весь реформаторский запал команды Коболева в Нафтогазе, уменьшить влияние Коломойского в наполовину государственной Укрнафте там так и не смогли. Из-за этого Коболеву и Витренко порой приписывают теплые чувства к невероятно влиятельному, но не особо любимому за океаном бизнесмену.

Сейчас Витренко как раз возглавляет наблюдательный совет Укрнафти. А для нынешней украинской власти Коломойский — это тот человек, чьи прогнозы, как правило, сбываются. Говорят, что в последнее время Коболев крепко охладел к Витренко — не из-за его ли премьерских амбиций? Может неловко получиться — реально глава НГУ является если не прямым подчиненным, то точно подопечным главы правительства. А получи Витренко кресло на Грушевского, 12, — переступит через экс-босса.

САМЫЙ ЛОЯЛЬНЫЙ

Главный же фаворит на кресло премьера — Гончарук из Офиса Президента. Он не экономист, а юрист, но он свой — это для Зеленского может быть важнее профессиональных качеств. Плюс за него говорят связи. К Зеленскому Гончарук приблизился при посредстве главы Офиса Президента Андрея Богдана — до сих пор самого влиятельного представителя команды нового Президента.

Впрочем, есть небольшая нестыковочка: Гончарук среди всех кандидатов имеет самое богатое политическое прошлое. А ведь Зеленский хотел видеть на посту премьера чистого технократа, если он не изменил своих намерений, конечно. Например, Гончарук в 2014 году баллотировался в парламент во главе партии Сила людей — с унизительно низким результатом 0,1% голосов.

Корреспондент

В 2018 году в составе довольно широкой компании он запускал новый либеральный проект Люди важны — с прицелом на парламентские выборы. Сотрудничал Гончарук и со старой властью — был внештатным советником министра экологии Игоря Шевченко.

С 2015 года Гончарук возглавлял аналитический центр BRDO — Офис эффективного регулирования при Министерстве экономики, созданный при поддержке Канады и Евросоюза. Кстати, после победы Зеленского на президентских выборах Гончарук участвовал во флешмобе с благодарностью его оппоненту Петру Порошенко. Теперь же замглавы Офиса Президента нахваливает Зеленского и сопровождает его на всех встречах в роли экономического советника и в должности замглавы ОПУ.

Очевидно, что в команде Зеленского хотели бы, чтобы именно Банковая была первой скрипкой исполнительной власти, в том числе в экономических преобразованиях. Для этого нужен не столько премьер-технократ, сколько предельно лояльный премьер, готовый принимать на себя весь негатив, но не пытающийся работать на собственный рейтинг и играть в свою игру.

А знание английского языка и связи на Западе идут как приятный бонус и красивая упаковка к новому лицу. Тем более что, по данным социологов, населению никто из кандидатов в премьеры особо не знаком. Судя по итогам опросов, украинцы вообще не знают, кого бы хотели видеть во главе правительства.

СПЕЦТЕМА: Сюжеты
ТЕГИ: МВФНафтогазКабмин Украиныправительствоправительство УкраиныВладимир ЗеленскийАндрей Коболевновый Кабминтранш МВФ
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях