Главная
 

КП: Легко ли быть москалем?

27 апреля 2005, 16:28
0
125

Корреспонденты российской газеты "Комсомольская правда" Александр Мешков и Юрий Снегирев "отправились на Западную Украину, чтобы думать, говорить и чувствовать по-русски". О результатах поездки они пишут в статье "Легко ли быть москалем?", опубликованной 27 апреля.

Вскоре после победы "поморанчевой" революции проползли пугающие слухи о лютых мерах по отношению к носителям русского языка на Ивано-Франковщине. Якобы свирепые украинцы вывели новый вид общественников - "языковую полицию". Патриоты державной мови с хрустящими мандатами шныряют по улицам и дискотекам, школам и институтам и цапают всех тех, кто размовляет на великом и могучем. Наши русские сердца гневно застучали. И редакция назначила нас дежурными москалями на родине самого Степана Бандеры.

Побросав все свои дела, мы купили билеты до Ивано-Франковска и окунулись в пучину филологической битвы...

Его звали Роберт

0,5 прекрасно делится на три, особенно в поезде. Наш попутчик москвич Роберт поначалу не производил впечатления отважного путешественника. Плотненький, невысокий старичок ехал в Трускавец подлечить натруженные почки. Мы и наливать-то ему поначалу не думали.

- Почки подождут! - успокоил нас Роберт и решительно подставил кружку.

Через десять минут мы с открытыми ртами слушали рассказ Роберта о национальных особенностях лечения почек в Трускавце.

...Это было в суровом 1993 году. Отставной полковник Роберт вместе с супругой поселился в санатории "Каштан". Каждое утро на балкончике он делал зарядку, а потом шел пить целебную воду. Зарядка его и подвела. Проницательные националисты по утренним упражнениям быстро вычислили в нем боевого офицера. Вызвали по поддельной телеграмме супругу домой, а сами приступили к ликвидации полковника.

- Вечер. Сижу в номере. Смотрю телевизор, - рассказывает Роберт. - В дверь стали ломиться. Понял, что это по мою офицерскую честь. Хотел было пойти в отступление через балкон, но тут дверь под ударами противника вылетела. На пороге стояли два амбала. Они кричали, что сейчас выбросят меня с четвертого этажа. А мне ведь семьдесят годочков - стар я для таких полетов. В юности занимался метанием диска да еще работал инструктором по кунг-фу. В общем, схватил со стола стеклянное блюдце и метнул в первого.

...Блюдце с воем циркулярной пилы скальпировало нападавшего и раскрошилось о стену. Второго амбала Роберт вырубил прицельным ударом по мужскому корешку. Но в коридоре были и третий, и четвертый! На шум сбежались перепуганные пациенты. Началась давка. Это и спасло полковника. Националисты, подобрав раненых, покинули поле боя. Пообещали вернуться. Роберт пошел к директору здравницы с жалобой на нарушителей санаторного режима. И вызвал милицию.

- Я вас понимаю, - пожалел Роберта директор, - но сделать ничего не могу. Дам вам хорошего плотника - он починит дверь. Но вы сами будьте поосторожнее. А еще лучше - съезжайте, пока целы.

Милиция так и не приехала. Роберт, не долечившись, вернулся в Москву. А теперь вот опять едет в тот же санаторий.

- Вам что, жить надоело? - хором вскричали мы.

- А где еще мне найти такие воды? - развел руками Роберт. - На Карловы Вары денег нет. К тому же я научился здороваться по-украински, да и зарядку на людях больше делать не буду.

После такого рассказа нам как-то сразу расхотелось ехать на Западную Украину. Тарелки мы метаем скверно, да и с кунг-фу у нас с детства не заладилось.

Очень страшное кино

...Мы шли по улице Д. Дудаева в Ивано-Франковске, напряженно оглядываясь по сторонам и ежесекундно ожидая нападения махровых националистов.

- Может, это улица какого-нибудь другого Дудаева? Дмитрия или Дормидонта? - шепотом предположил Саша Мешков.

- Да нет, того самого, - еще тише ответил Юрий Снегирев.

С этой минуты мы решили соблюдать законы конспирации и называть себя вымышленными именами - Юрасик и Сашко. А завидев двух милиционеров, мы малодушно выдавили из себя улыбочки и поприветствовали их на чистейшей державной мове:

- Здоровеньки булы!

Милиционеры недоуменно посмотрели на нас и зачем-то отдали честь.

Вокруг все, как сговорились, размовляли на ридной мове. Над нами нависали слова на украинском: "Перукарня", "Книгарня", "Готель", "Колиба", "Зупинка". Что они обозначали, без словаря не разберешь. Единственными светлыми пятнами в этом языковом мраке были мини-юбки молодых ивано-франковчанок да родимый мат грузчиков из магазина "Ковбаси". Знакомые слова на чужбине ласкали ухо, а предметы дамского туалета, которые были ненамного длиннее набедренной повязки какой-нибудь провинциальной зимбабвянки, - глаз. С грузчиками мы бы еще нашли общий язык. А вот познакомиться с носительницами мини-юбок было сложнее. Мы даже не могли пригласить на чашку кофе, потому что, к нашему ужасу, даже "кофе" по-украински называется "кава".

На глаза нам попалась городская газета "Захиднiй кур"эр". Покопавшись в словарях, мы поняли, что перед нами номер от 20 января 2005 года "Западного курьера". Там черным по белому написано, что город захлестнула москальская да англомовная речь. И для борьбы с этими постыдными явлениями истинным патриотам необходимо сплотиться и докладывать непосредственно обо всех возмутительных случаях в мэрию по телефону. И номер.

Мы переглянулись. Руки невольно потянулись к аппарату. Коварный Юрасик решил заложить Сашко: тот бессовестно размовляет по-москальски с Юрасиком. А Сашко пожелал наябедничать на Юрасика по тому же поводу, да еще потому, что он храпит на непонятном языке. На том конце ответили по-украински, и мы наперебой стали "стучать" друг на друга.

Но мы не учли одного. Жаловались мы на своем родном языке. А в трубке наотрез отказывались понимать наш благородный гнев по-русски. Сотрудничества не получилось.

Мы включили телевизор, чтобы хоть немного впитать в себэ украинской мови. На экране мелькали знакомые до боли лица мексиканского сериала.

- Доброго ранку, Педро! Я тэбэ нэ розумию!

- Я рахую до трйох! Выкиньтэ з голови дурныцю, дядько Родриго, и сховайтэся у цим будинку!

- Хуанита! Рады нашего кохання! Робить аборт дуже погано для здоров"я!

Через пару часов бразильско-мексиканской пытки мы почувствовали себя достаточно просвещенными для общения на настоящем украинском языке. Мы разгадали страшную тайну: надо брать русские слова, безбожно коверкать их, переставляя ударения и меняя окончания. Тогда украинцы начнут интересоваться твоими упражнениями, а там, глядишь, и поймут!

Чтобы проверить нашу квалификацию, мы отправились к главному националисту на Украине. К исполняющему обязанности председателя центрального комитета Организации украинских националистов Виталию Цаповичу. Пусть нас поубивають! Но мы узнаемо: пошто нас, москалив, не кохають на Захидний Украйне!

Скромное обаяние национализма

КП: Грозный лидер украинских националистов Виталий Цапович себя под Бандерой чистит. Фото Юрий Снегирев / КП
 
Штаб ОУН находился на улице имени лидера РУХа В. Чорновила (бывшей Пушкина). Один этот факт заставит трепетать от страха любого москаля. У подъезда стояли лакированные "Лэндкруизеры", "Лексусы" и БМВ. Так вот на каких "черных воронках" украинские националисты ездят по городу и хватают всех, кто посмеет назвать пыво пивом!

Неприступный охранник поглядел сверху вниз, все-таки угадав в нас национальное меньшинство.

- До Цаповича! - на чистом украинском пробасили мы.

- Будь ласка! - ответствовал охранник и молча проводил в крохотную комнатку.

На нас со стены строго взирал сам Степан Бандера и еще два незнакомца в мундирах времен третьего рейха. Мы не сразу заметили худенького молодого человечка с аккуратным пробором и кайзеровскими усами. Чувствовалось, что пробор и усы занимают в его жизни не последнее место.

Вспомнив Мюллера, Шелленберга и самого Бормана из "Семнадцати мгновений весны", мы поняли, что врать и запираться здесь бесполезно, и предъявили московские редакционные удостоверения.

- Садитесь! Я вам верю! - сказал на чистом русском Виталий Цапович и даже не стал переписывать наши фамилии.

- А это ваши машины там, у подъезда? - осмелели мы.

- О, если б наши! Это коммерческая фирма нам комнату сдает. Мы ведь политическая партия - живем на пожертвования и взносы.

- А правда, что за русский язык в городе можно и по харе схлопотать, и на штраф нарваться? - окончательно осмелели мы, на всякий случай прикрываясь портфелем.

Цапович рассмеялся:

- Впервые слышу! У нас даже на последнем съезде два докладчика выступали на русском. И ничего им не было. Да и мы с вами, извиняюсь, говорим не на иврите. Все это происки реакционных политиков из Москвы! Провокация!

И Цапович хорошо поставленным голосом прочитал нам коротенькую лекцию, минут на сорок, о главенствующей роли Организации украинских националистов в разжигании дружбы между народами. Из нее мы узнали, что хоть и вулица Пушкина переименована, для экстремальных любителей поэзии остался целый непереименованный Пушкинский бульвар, по которому они могут гулять куда угодно. Что и легендарный Степан Бандера, и двое его соратников, висящих на стене, хоть и убивали гражданское население, но из лучших побуждений. Боролись-то они в конечном итоге с коммунизмом, а не с русскими. Кто виноват, что русские оказывались самыми твердыми ленинцами и их приходилось вешать в профилактических целях? И что НКВД и СМЕРШ в Прикарпатье тоже положили немало народу. Мы хотели возразить Цаповичу, что дивизия СС "Галитчина", ветеранов которой чествуют каждую осень в Ивано-Франковске, уже осуждена в Нюрнберге, а палачи из НКВД, к сожалению, еще нет. Но не стали обострять только-только так хорошо налаживающиеся межнациональные отношения. Мы расстались без объятий, но и морды друг другу не набили.

ИЗ ДОСЬЕ "КП"

В июне 2004 года горсовет Ивано-Франковска принял скандальную "Программу развития и функционирования украинского языка в городе Ивано-Франковске на 2004-2006 годы". В частности, там говорится, что "в пределах учебных заведений всех форм собственности общение осуществляется на государственном украинском языке". Городское управление культуры обязывается анонсировать и проводить все зрелищные мероприятия на украинском, а в общественном транспорте необходимо исключить звучание песен на негосударственном языке.

Должен быть создан комитет общественного языкового контроля, членам которого горисполком выдаст удостоверения установленного образца. Комитетчики обязаны следить за выполнением этой программы. Но что делать с русскоговорящими нарушителями, в программе не сказано ни слова.

Продолжение материала доступно в бумажной "КП" от 27 апреля и на сайте http://pda.kp.ru.

ТЕГИ: опозиціяУДАР Віталія Кличка
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях