Допустимые потери. Империя Фирташа жестко противостоит вызовам времени

Корреспондент.biz, 8 апреля 2015, 18:02
11
7311
Допустимые потери. Империя Фирташа жестко противостоит вызовам времени
Фото: Укринформа
Дмитрию Фирташу приходится руководить обороной своего бизнеса в удаленном режиме

Игорь Коломойский не первый из тяжеловесов отечественного бизнеса, чьи структуры подверглись давлению со стороны новой власти.

Корреспондент выяснил, как адаптировался к новым реалиям Дмитрий Фирташ, в чью сторону ветер перемен подул значительно раньше, пишет Вячеслав Письменный в №13 издания от 3 апреля 2015 года.

Если говорить о воздействии политических и даже геополитических факторов на бизнес-структуры, то первым из крупнейших отечественных бизнесменов, кто был вынужден адаптироваться к новым реалиям, стал, по всей видимости, Дмитрий Фирташ. Причём под ударом оказались как раз приоритетные сегменты его бизнеса – титановый и газовый, к которому можно отнести и производство азотных удобрений, где газ – основное сырьё.

Если с ролью Фирташа в газовой сфере всё понятно – чего стоит хотя бы тот факт, что по итогам 2013 года его Ostchem Holding стал крупнейшим импортёром голубого топлива в страну, опередив даже Нафтогаз України, – то о его титановом бизнесе известно меньше. Между тем сам бизнесмен в последние годы уделял именно титановой сфере повышенное внимание.

Большие планы

По собственному признанию владельца Group DF, идея поставить именно на титановый сегмент возникла у него благодаря экс-президенту Леониду Кучме. Дело в том, что этот бизнес не только отличается высокой отдачей при относительно скромных инвестициях, но и является одним из немногих в Украине, где нет особой зависимости от импортного сырья.

Ещё один плюс этой сферы – универсальность. Украина обладает собственными избыточными запасами титановых руд – даже России в этом смысле повезло меньше – и может использовать их в соответствии с потребностями момента.

Руду можно переработать как в «металлический» титан, востребованный в авиакосмической сфере или кораблестроении, так и в «химический» – диоксид титана. Двуокись, называемая ещё «белый порошок» используется как красящий пигмент в производстве косметики, красок и стройматериалов.

Последние годы прошли для Фирташа под знаком титана. Озаботившись созданием полного производственного цикла, он шёл к своей цели постепенно. Его компании получили полный контроль над Крымским титаном, основным производителем «химического» титана в Украине, и управление 49% акций Запорожского титаномагниевого комбината (ЗТМК), производителя «металлического» титана.

В создаваемый холдинг входили ещё государственные Иршанский ГОК и Вольногорский ГМК, взятые в аренду. За оперативный контроль над другим производителем двуокиси, государственным Сумыхимпромом, пришлось и побороться – в 2013-2014 годах компании Фирташа скупали долги предприятия перед другими кредиторами и сумели отстоять имущественный комплекс завода в судах, не дав банкам-кредиторам разобрать завод «по винтику».

Казалось, что строительство вертикали практически завершено. За год-два Фирташу удалось бы оформить полный контроль над государственными поставщиками сырья, а также выкупить ЗТМК и Сумыхимпром. Однако стать полноправным титановым королём ему так и не удалось.

Резкие перемены

Планы по развитию холдинга, будь то расширение добычи или переработки продукции или оформление контроля над всё ещё государственными активами, пришлось отложить в долгий ящик ещё год назад. Весна 2014-го – аннексия Россией Крыма. Самопровозглашённые власти мятежной автономии просто не могли обойти своим вниманием такой серьёзный актив, как Крымский титан. В конце концов, на полуострове не так много промышленных предприятий.

Интрига с арендой государственных ГОКов разрешилась осенью прошлого года – Кабмин Арсения Яценюка вывел из аренды Крымского титана ключевые сырьевые активы несостоявшейся титановой империи – Вольногорский ГМК и Иршанский ГОК. В феврале 2015 года предприятие лишилось лицензии на разработку ильменитовых месторождений в Иршанске Житомирской области.

Ещё один удар по пошатнувшейся империи нанесла Укрзалізниця, прекратившая с 1 января железнодорожное сообщение с Крымом. В итоге Крымский титан, ключевое предприятие холдинга, казалось, остался не только без украинского сырья, но и в полной изоляции, поскольку на его продукцию должны распространяться санкции США и ЕС.

Прошлым летом имущественный комплекс Крымского титана всё же уплыл мимо рук крымских властей с их планами национализации – предприятие сдаётся в аренду ООО Титановые инвестиции (Москва)

Тем не менее Фирташ сумел найти выход из этой ситуации. Прошлым летом имущественный комплекс Крымского титана всё же уплыл мимо рук крымских властей с их планами национализации – предприятие сдаётся в аренду ООО Титановые инвестиции (Москва). СМИ проследили связь последней с кипрской Letan Management Ltd – материнской компанией Group DF International. Зарегистрированное же в Киеве ЧАО Крымский титан в марте 2015 года патриотично сменило название на Ukrainian Chemical Products. Сейчас использование зарубежных торговых фирм-посредниц позволяет Фирташу обходить санкции – продукция Крымского титана, например, успешно экспортируется в ЕС.

Но и это ещё не всё. С конца прошлого года украинские таможенники перестали учитывать экспорт продукции Крымского титана, но полностью завод из таможенной статистики не исчез. По данным компании Маркет Репорт, с января 2014-го по февраль 2015-го Украина импортировала 2,3 тыс. т двуокиси титана производства крымского завода.

Поставки в Украину – лишь малая часть. Импортируют крымский пигмент Германия, Турция, РФ, Италия, США и множество других стран

Впрочем, поставки в Украину – лишь малая часть. Импортируют крымский пигмент, по словам Игоря Грищенко, аналитика-редактора компании Маркет Репорт, Германия, Турция, РФ, Италия, США и множество других стран.

«По нашим расчётам, Крымский титан в 2014 году произвёл 1,3% мировых объемов двуокиси титана. В 2012-м его доля на мировом рынке составляла 2%», – рассказывает Грищенко.

Крымский титан действительно снизил выпуск продукции в сравнении с 2013 годом – со 103 тыс. до 101 тыс. т. Однако ключевая причина снижения – спад потребления двуокиси титана в мире, говорят в Group DF.

«Падение производства, продаж и ухудшение финансовых показателей происходит у всех основных игроков, которые действуют на рынке двуокиси титана, – DuPont, Tronox, Huntsman. Падение на Крымском титане намного меньше, чем в среднем по рынку», – заявили Корреспонденту в пресс-службе группы.

По оценкам собеседника издания, стагнация мировой экономики и кризис в строительной отрасли продолжается, и это является определяющим фактором.

«Крымский титан производит готовой продукции ровно столько, сколько мы можем продать. Нам нет смысла работать «на склад». Снижение объёмов производства происходит адекватно снизившемуся спросу», – добавил сотрудник пресс-службы.

Битва за сырьё

Потеря контроля над государственными мощностями по добыче руды Фирташа врасплох не застала. По данным Group DF, Крымский титан до утраты контроля над арендованными комбинатами успел запастись ильменитовым сырьём до сентября 2015 года. ЗТМК также на отсутствие сырья не жалуется. Более того, запасов удалось скопить достаточно для того, чтобы даже поставить часть руды потенциальному конкуренту – российскому ВСМПО Ависма.

Что касается комбинатов, ранее арендуемых Фирташем, то они были переданы в управление госпредприятию Объединённая горно-химическая компания (ОГХК), созданному на базе Вольногорского ГМК в октябре прошлого года. Руководство компании первое время связывали с группой Приват Игоря Коломойского.

Однако в конце марта 2015-го соратник Коломойского Борис Филатов, возглавляющий парламентскую спецкомиссию по приватизации, заявил, что ОГХК подконтрольна народному депутату Николаю Мартыненко. По версии Филатова, Фирташ сумел найти общий язык с однопартийцем Яценюка и пытается восстановить свое влияние на рудные активы. Он также анонсировал проведение заседания спецкомиссии Верховной Рады на Вольногорском ГМК с представителями прокуратуры, министерств и ведомств. Подобные заявления можно расценивать как подтверждение того, что борьба за добычу титанового сырья между Приватом, Фирташем и близким соратником Яценюка продолжается.

Сама ОГХК крайне неохотно отвечает на вопросы о том, насколько успешно удаётся ей продавать свою продукцию. Во время, когда заключались контракты на поставку сырья на 2015-й, то есть в ноябре-декабре прошлого года, компания находилась на стадии переоформления активов.

Впрочем, в российской Ависме Корреспонденту заявили, что не заключали договор на поставку ильменита с Вольногорского ГМК на 2015 год. Ранее компания покупала около 120 тыс. т в год – почти половину производимого ГМК объёма. Ни Крымский титан, ни Сумыхимпром, совокупно потреблявшие 300-370 тыс. т ильменита в год, по информации издания, также не заключали контрактов на поставки сырья с новой госкомпанией.

Возможно, именно отсутствием других клиентов объясняется и появившаяся информация о наметившемся взаимопонимании между структурами Фирташа и ОГХК

Возможно, именно отсутствием других клиентов объясняется и появившаяся информация о наметившемся взаимопонимании между структурами Фирташа и ОГХК. В ближайшее время должны состояться тендеры на закупку сырья для ЗТМК и Сумыхимпрома на 2015 год. В Group DF обещают, что госкомпания – оператор Иршанского ГОКа и Вольногорского ГМК приглашение поучаствовать в тендере получит.

В нынешней ситуации Фирташу пока не удастся обойтись без сырья ОГХК несмотря на увеличение собственной добычи в 2014-м. Его Междуреченский ГОК и Валки-Ильменит смогут удовлетворить потребности Крымского титана в сырье на 70%. Впрочем, и здесь имеется туз в рукаве, который способен сыграть в будущем. Лицензия на разработку Стремигородского месторождения (Житомирская обл.) Group DF позволяет надеяться, что со временем группе не только удастся полностью решить проблемы с сырьём, но и составить серьёзную конкуренцию той же ОГХК.

Газпромбанк пришёл на помощь

Между тем титан не единственная отрасль, ставшая для Фирташа проблемной. В отсутствие основателя группы его менеджерам приходится отбиваться от атак властей ещё и на газовом фронте, с которым прямо связан и его бизнес по производству азотных удобрений. Как сообщал Корреспондент, в сентябре 2014 года правительство внезапно заблокировало Ostchem возможность использования собственного газа, закачанного в 2013-м в подземные хранилища. На тот момент речь шла об объёме порядка 4 млрд куб. м.

С лета 2013-го два из четырёх заводов группы не работают. Горловский Стирол, находящийся на территории, подконтрольной сепаратистам, остановлен ещё в мае того же года. Вслед за ним вплоть до января 2015-го останавливает свою работу Северодонецкое объединение Азот. Ostchem загружает по максимуму оставшиеся в рабочем состоянии Черкасский Азот и Ровноазот.

Теоретически запасов газа в ПХГ должно было хватить и на 2015 год. Однако затем правительство сначала заблокировало им возможность использования собственного газа, а потом вынудило перезаключить договоры на поставку газа с государственным Нафтогазом. Таким образом, выбор сузился до единственного варианта: нет газа – нет и бизнеса.

Кроме того, дочерняя структура Нафтогаза, компания Газ України, особенно интенсивно взялась выбивать из заводов Ostchem старые долги за газ, сформировавшиеся ещё до того, как предприятия вошли в состав группы. Суммы к возмещению растут как на дрожжах. В январе 2015-го Газ України поставил вопрос о банкротстве лучшего производителя химудобрений Фирташа – Черкасского Азота.

Однако это была инерция – к концу 2014-госитуация уже радикально изменилась под влиянием внешнего фактора. В дело вмешался российский Газпромбанк, потребовавший от Ostchem погасить $ 842,4 млн долга либо вернуть ему залог в виде 5 млрд куб. м газа, находящегося в украинских ПХГ. Этот манёвр в корне поменял ход конфликта между властями и структурами Фирташа. В итоге Кабмин резко изменил свою точку зрения в вопросе запасов газа.

Второй фронт

В пресс-службе Group DF Корреспонденту сообщили, что предприятия группы и сейчас «продолжают использовать собственный газ, который был закуплен заблаговременно». Волшебным образом исчезли и ограничения, запрещавшие продавать этот газ кому-либо ещё на внутреннем рынке.

«Наши заводы имеют лицензии, у нас даже были сделки, однако их объёмы мизерны, торговля газомдля нас не основное, – пояснили в пресс-службе. – Главная задача, которая ставится при импорте газа, это обеспечение сырьем предприятий группы».

История с требованием банкротства Черкасского Азота также сошла на нет сама собой. Впрочем, учитывая, что сейчас завод поставляет до 80% своей продукции на внутренний рынок, эффект от его банкротства мог бы быть довольно противоречивым.

Но говорить о том, что конфликт сторон в газовой сфере исчерпан, ещё рано. В феврале 2015 года Газ України пошёл в атаку на газоснабжающие компании – обл- и горгазы. Компания через Окружной административный суд Киева пытается отменить постановление Кабмина от 2012 года № 770, которое, по её мнению, позволяет облгазам бесплатно использовать государственные газораспределительные сети. По сути это попытка вернуть себе контроль над поставками газа в регионы.

Официально облгазы не входят в структуру группы Фирташа, однако рынок приписывает ему контроль над 70% местных поставщиков газа в Украине. Консолидация активов в этом сегменте продолжается, о чём свидетельствует и готовность компаний из разных регионов совместно отстаивать свои интересы.

Так, представители 31 газоснабжающей компании подписали обращение к Яценюку. В документе утверждается, что удовлетворение иска Газу України способно парализовать отрасль – истец, по сути, выступает за перераспределение контроля над сетями, поскольку сам просто не способен содержать и обслуживать такое масштабное хозяйство.

Недовольны облгазы и поправкой депутата от Народного фронта Александра Ксенжука к законопроекту О рынке газа, который одобрен нардепами в первом чтении в начале марта. Поправка содержит запрет на эксплуатацию газовых сетей негосударственными компаниями. Это противоречит и европейским нормам и здравому смыслу, считают участники рынка.

Внутренняя слабость

Одним словом, установившееся равновесие, по всей видимости, является шатким и носит временный характер. Общий долг облгазов, контроль над которыми приписывается Фирташу, и Ostchem перед Газом України, по оценке госкомпании, составляет 9,3 млрд грн. Война за рынок газа в любой момент может вспыхнуть с новой силой.

Не застрахованы от возможной реприватизации и производители азотных удобрений, и титановые активы. Разговоры о кампании против олигархов, вопросы «кто следующий?», да и сама тема реприватизации, поднятая союзниками Коломойского, вряд ли возникают на пустом месте.

Однако в Group DF относятся к таким сценариям философски и делать преждевременные выводы на основе воинственной риторики не склонны.

«Вы не можете говорить о реприватизации и тут же объявлять приватизацию. Реприватизация – это хирургическое вмешательство. А экономика настолько тонкий механизм, что тут нужны гомеопаты, очень опытные терапевты, но не хирурги-недоучки, как это часто бывает», – говорит Борис Краснянский, управляющий директор Group DF.

Попытки разрушить целостность титановой вертикали Фирташа разбились о выстроенную систему рыночных противовесов, но с газом и в особенности с производством удобрений всё далеко не столь однозначно

Пока можно сделать вывод, что попытки разрушить целостность титановой вертикали Фирташа разбились о выстроенную систему рыночных противовесов, но с газом и в особенности с производством удобрений всё далеко не столь однозначно. И дело тут не только в давлении со стороны правительства или возможных происках других финансово-промышленных групп.

Будут ли в Украине азотные удобрения компаний Фирташа в новом сезоне, зависит от того, найдёт ли собственник дешёвый газ для своих заводов, считает руководитель компании Инфоиндустрия Дмитрий Гордейчук. По информации Корреспондента, собственного газа в хранилищах Укртрансгаза заводам Ostchem на какое-то время хватит. Что будет дальше, не знают даже директора заводов.

«При нынешних ценах на газ доходность производства карбамида в Украине составляет 13%, аммиачной селитры – 3%, аммиака – 63%», – говорит Гордейчук.

На внешнем рынке азотная продукция Ostchem убыточна, утверждает аналитик.

Правда, в самой компании по этому поводу никогда не расстраивались. Ведь основную прибыль приносили продажи газа собственным заводам, а выручка от реализации удобрений лишь обеспечивала оборотный капитал. При отсутствии доступа к относительно дешёвому газу эта схема теряет значительную часть своей привлекательности.

***

Этот материал опубликован в №13 журнала Корреспондент от 3 апреля 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: УкраинабизнесФирташправительствоолигархи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях