Партия в Монополию. Между государством и холдингом Ахметова вспыхнул конфликт

Корреспондент.biz, 15 апреля 2015, 09:44
47
28074
Партия в Монополию. Между государством и холдингом Ахметова вспыхнул конфликт
Фото: УНИАН
Между властью и крупнейшей компанией Рината Ахметова - ДТЭК - назревает серьезный конфликт

Конфликт между государством и крупнейшим частным игроком — холдингом Рината Ахметова — усугубляет сложную ситуацию в энергетике.

Страсти по африканскому углю и импорту российской электроэнергии поутихли и улеглись, пишет Дмитрий Горулько в №14 журнала Корреспондент от 10 апреля 2015 года.

А тёплая зима позволила пережить самые холодные месяцы без аварийных отключений света и серьёзных сбоев в работе энергосистемы. Казалось бы, напряжение спало, тучи рассеялись, но энергетика продолжает генерировать скандалы с незавидным постоянством.

В отсутствие других факторов на первый план вышел конфликт между государством и частником. Отношения Министерства энергетики и угольной промышленности, Нацкомиссии, осуществляющей регулирование энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), и ДТЭК — энергетического холдинга Рината Ахметова — и раньше не отличались особой простотой. Взаимное раздражение и нервозность до поры до времени сквозили между строк заявлений, пресс-релизов и публикаций в СМИ, но к началу апреля стороны перешли к обмену открытыми обвинениями.

Сложные времена для ДТЭК начались не вдруг — наступление на позиции компании в отрасли начал предыдущий министр Юрий Продан. Как сообщил Корреспонденту теперь уже бывший сотрудник Минэнергоугля, год назад гендиректор ДТЭК Максим Тимченко прибыл в ведомство для беседы с министром, которая затянулась на несколько часов.

«Обсудили, как жить по-новому», — иронизирует собеседник издания.

По его словам, впрочем, речь шла в основном о ликвидации отдельных преференций и льгот, которыми, по мнению нового главы Минэнергоугля, пользовался ДТЭК.

Новая жизнь началась с процесса планомерной чистки чиновников, считавшихся лоббистами интересов энергохолдинга Ахметова, в министерстве, операторе сетей Укрэнерго и регуляторе — НКРЭ

Новая жизнь началась с процесса планомерной чистки чиновников, считавшихся лоббистами интересов энергохолдинга Ахметова, в министерстве, операторе сетей Укрэнерго и регуляторе — НКРЭ. В отличие от недавнего скандала из-за смены руководства Укртранснафты, процесс проходил без особого шума и огласки. Впрочем, и сам владелец ДТЭК не приезжал лично восстанавливать кого-то в должности с эскортом бойцов в камуфляже.

Интриги добавило назначение главой НКРЭКУ выходца из инвестиционной компании ICU Владимира Демчишина. С новым председателем и составом регулятор стал демонстрировать особое видение ситуации, идущее вразрез как с позицией министерства, так и с позицией ДТЭК.

В частности, по утверждению источников Корреспондента в Минэнергоугля, не в последнюю очередь из-за отсутствия решения НКРЭКУ ДТЭК так и не смог начать закупки электроэнергии в России осенью 2014 года. Не помогло ни то, что компания имела действующий контракт с РАО ЕЭС, ни то, что профильное ведомство согласовало этот вариант в качестве чрезвычайной меры.

Боевые действия на востоке и их последствия в виде разрушения шахт и транспортной инфраструктуры нанесли энергетической вертикали Ахметова ущерб больший, чем какие-либо административные меры воздействия

Неизвестно, как развивалось бы противостояние сторон и как далеко оно могло бы зайти ещё тогда, но активная фаза АТО внесла в ситуацию коррективы. Боевые действия на востоке и их последствия в виде разрушения шахт и транспортной инфраструктуры нанесли энергетической вертикали Ахметова ущерб больший, чем какие-либо административные меры воздействия. А обозначившаяся проблема с поставками угля заставила обе стороны переключиться на решение неслыханных прежде логистических задач.

Монополист в законе

С приходом Демчишина на должность министра энергетики в декабре трения с ДТЭК вышли в публичную плоскость и на качественно новый уровень.

«Это единственный способ бороться с монополистом типа вас», — заявил министр в январе, отвечая на реплику одного из представителей холдинга Ахметова об условиях импорта российской электроэнергии.

В докризисном 2013-м отпуск электроэнергии ДТЭК составил 53,05 млрд кВт/ч. Это 27,4% общей выработки электроэнергии в Украине в позапрошлом году, или свыше 61% всей электроэнергии, произведённой ТЭС и ТЭЦ. Показатель на общем фоне солидный.

Однако не следует забывать, что с 2010-го один участник рынка вместе с родственными предприятиями может производить до 33% объёма электроэнергии, выработанного в Украине за предыдущий год, то есть холдинг Ахметова остаётся в рамках правил.

Соответствующее постановление НКРЭ от 9 сентября 2010 года принималось явно «под ДТЭК», поскольку компания тогда планировала очередные приобретения и рисковала не уложиться в прежний лимит — 25% от общего объёма производства электроэнергии. Кстати, документ действует до сих пор, хотя, казалось бы, скорректировать отраслевое законодательство гораздо проще, чем строить сложные модели с российским импортом для «укрощения монополиста».

Сомневаются по поводу обоснованности прозвучавших обвинений в монополизме и эксперты.

«Государству монополия ДТЭК мешать не может, поскольку в части добычи угля и производства электроэнергии она таковой не является, а любое облэнерго по своей сути является естественной монополией. То есть обвинение явно надуманное», — говорит Валентин Землянский, директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений Национальной академии наук Украины.

В свою очередь руководитель аналитического отдела инвестиционной компании Concorde Capital Александр Паращий указывает, что предметом спора является сегмент тепловых электростанций — по идее, конкурентный, где цены должны определяться рынком.

«Здесь сторонам есть что вменить друг другу. ДТЭК обвиняет регуляторов в искусственном ограничении цен свободного рынка, а регуляторы указывают на высокую концентрацию ДТЭКа в данном сегменте (71% в 2014 году)», — уточняет Паращий.

Эксперт также отмечает, что основными недостатками монополии на рынке являются такие злоупотребления, как завышение монополистом цены товара, отсутствие инвестиций в развитие, что приводит к ухудшению качества товара, либо притеснение конкурентов через демпинг.

«Первые два случая, очевидно, к ситуации не подходят. Что касается третьего — притеснение конкурентов как бы есть, но это не демпинг, — поясняет Паращий. — У компании есть существенное преимущество перед другими операторами ТЭС — собственные шахты, добывающие более дешёвый уголь. Очевидно, за счёт этого холдинг доминирует, и от этого могут страдать конкуренты. Но виной тому уж точно не его большая доля в сегменте рынка».

Активная фаза

Реакция ДТЭК не заставила себя ждать — холдинг ответил на обвинения в свой адрес полноценной пиар-кампанией в лучших традициях. В частности, после того как Демчишин 1 апреля в очередной раз выступил с критикой в адрес холдинга, компания заявила, что тепловая генерация находится на грани уничтожения из-за действий Минэнергоугля и НКРЭКУ.

Обилие деталей и взаимных обвинений, впрочем, не оттеснило на задний план суть проблемы. Камнем преткновения стали утверждаемые НКРЭКУ тарифы, по которым ТЭС продают вырабатываемую ими электроэнергию рынку. Действующий уровень тарифов абсолютно достаточен, по версии чиновников, и не покрывает себестоимость производства, возросшую из-за подорожания угля в результате девальвации и закупок импортного топлива, по версии ДТЭК.

«Тариф для ТЭС последовательно снижали всю зиму — в декабре он составлял 85 коп./кВт/ч, в январе — 82 коп./кВт/ч, в феврале — 69 коп./кВт/ч. В марте тариф для ТЭС поднялся до 80 коп./кВт/ч, при этом себестоимость электроэнергии на ТЭС ДТЭК в марте составила 99,7 коп./кВт/ч и за месяц теплоэлектростанции ДТЭК получили убыток 700 млн грн», — сказано в заявлении ДТЭК.

В то же время в министерстве уверены, что себестоимость производства электроэнергии на ТЭС холдинга составляет около 70-75 коп./кВт/ч при полной загрузке мощностей. Впрочем, в ДТЭК утверждают, что цена угля на уровне 800 грн/т, заложенная в тарифах, занижена, поскольку украинский уголь сейчас стоит не менее 1.500 грн/т, а импортный — более 2.000 грн/т.

«Причина конфликта — деньги. ДТЭК считает, что тарифы для ТЭС должны быть выше, и усложняет жизнь регуляторам, в том числе и через пиар-атаки, отстаивая свои интересы, как и любой другой частный собственник, — считает Паращий. — А регуляторы, цель которых, как всегда, минимизировать нагрузку на конечного потребителя, ищут причины, почему ДТЭК неправ».

Землянский же отмечает, что было бы не совсем правильно рассматривать эту ситуацию исключительно в плоскости государство — частник.

«Мне кажется, проблема намного шире и корнями уходит в один приватный разговор в высоких кабинетах в Москве, состоявшийся несколько лет назад. Тогда прозвучала практически пророческая фраза: «Вы у нас газ покупаете? А будете ещё и электричество покупать», — говорит эксперт.

По его мнению, разразившийся конфликт обусловлен не столько экономической, сколько политической целесообразностью. При этом важно понимать, что министр Демчишин является креатурой Президента Петра Порошенко, то есть скорее ретранслирует позицию главы государства в отношении компании Ахметова.

Вряд ли между Порошенко и Ахметовым могла пробежать настолько большая чёрная кошка, что два бизнесмена по натуре не смогли найти общий язык. В таком случае остаётся «внешний фактор», имеющий существенное влияние и заставляющий Порошенко идти на конфликт

Валентин Землянский, директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений 

«Вряд ли между Порошенко и Ахметовым могла пробежать настолько большая чёрная кошка, что два бизнесмена по натуре не смогли найти общий язык, — рассуждает Землянский. — В таком случае остаётся «внешний фактор», имеющий существенное влияние и заставляющий Порошенко идти на конфликт, предавая ДТЭК анафеме. Поговаривают, например, что отказ холдинга от прав на Западэнерго и Днепроэнерго в пользу одного российского бизнесмена мог бы улучшить положение компании».

Сложный ландшафт

Между тем конфликт, причиной которого являются деньги или деньги плюс влияние, разворачивается не в безвоздушном пространстве и так или иначе затрагивает всю отрасль. Энергетики со стажем не устают напоминать, что к следующему отопительному сезону нужно готовиться ещё в январе, и чуть ли не каждый день фиксируют антирекорды.

На 7 апреля на складах ТЭС находилось около 719 тыс. т угля — очередной исторический минимум в истории независимой Украины. Тот же ДТЭК, ещё в 2013 году абсолютно самодостаточный в плане обеспечения углём своих станций, в IV квартале прошлого года дебютировал с поставкой топлива из Австралии. А в прошлом месяце на ТЭС компании наряду с украинским поступал уголь из ЮАР, России и Польши. Однако запасы тают, несмотря ни на спад потребления, ни на импортные поставки.

Кроме того, существует такой фактор, как сезонность потребления электроэнергии. После завершения отопительного сезона в апреле-мае потребление падает, чтобы затем вновь вырасти летом. В каком состоянии энергетика подойдёт к сезонному росту спроса — большой вопрос. Всё это внушает надежду, что конфликт между государством и крупнейшей частной энергокомпанией не будет продолжительным.

Государство может и должно влиять на рынок регуляторной политикой, а не администрированием частного бизнеса, отмечает Землянский. Вместо давления на компании государство, например, могло бы выступить гарантом привлечения средств для реконструкции и систем учёта.

Если мы принимаем тот факт, что проблемы инспирированы извне, то ситуация может только усугубиться

Валентин Землянский, директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений

«Если мы принимаем тот факт, что проблемы инспирированы извне, то ситуация может только усугубиться. Для специалистов отрасли уже давно не секрет, что аномально холодная весна в этом году создала массу проблем энергетике, — констатирует эксперт. — Впервые в Украине планируется введение графиков аварийных отключений в мае (!). Нонсенс. Хочется надеяться, что здравый смысл возобладает над сиюминутными политическими выгодами и приоритетом будет стабильная работа украинской энергетики».

«Договорятся рано или поздно. Никто не хочет повторения прошлой осени с веерными отключениями электроэнергии, — убеждён Паращий. — Очевидно, у ДТЭК есть возможность давления на регуляторов, что он и пытается делать. Но власть сейчас ведёт кампанию «деолигархизации», то есть на все условия ДТЭК она принципиально не пойдёт. Впрочем, эти «олигархи» правила игры знают, поэтому сразу просят побольше».


Первая частная

ДТЭК создана в 2005 г. для управления энергетическими активами группы Систем Кэпитал Менеджмент, 100% акций которой принадлежат Ринату Ахметову.

Представляет собой вертикально интегрированный энергетический холдинг, объединяющий активы по добыче угля и газа, обогащению угля, производству и сбыту электроэнергии, газа и угля. В состав входят три тепловые генерирующие компании, Востокэнерго, Днепроэнерго и Западэнерго. Кроме того, является мажоритарным акционером Киевэнерго (две газовые ТЭЦ).

Расцветом компании принято считать 2010-2013 годы, то есть период президентских полномочий Виктора Януковича. Тем не менее ДТЭК был создан, благополучно функционировал и прирастал активами при Викторе Ющенко.


Обменялись любезностями

Владимир Демчишин, министр энергетики и угольной промышленности:

При той загрузке, которая у них [ДТЭК] есть, себестоимость должна быть в пределах 70 коп./кВт/ч. При тарифе 80 коп./кВт/ч в марте и около 90 коп./кВт/ч в апреле это вполне адекватная экономика.

ДТЭК не хочет покупать украинский уголь, а рассказывает сложную историю о тарифе, который не покрывает добычу. Плач Ярославны. «Не можем платить зарплату шахтёрам — уменьшаем зарплаты». Как мне кажется, позиция несправедливая.

Мы пробуем привести в чувство монополистов и доказать им, что та экономика, которая у них есть в текущих условиях, — её достаточно, чтобы инвестировать в модернизацию, а не стоять в ремонтах всеми станциями.

Максим Тимченко, генеральный директор ДТЭК:

Скажу откровенно, может быть, грубо. Найдите другого дурака, который будет инвестировать в угольную отрасль Украины! Пусть министр мне покажет. Потому что мы все устали пятый год слушать про китайские инвестиции. Покажите, где они, хоть одна китайская шахта? Очередной министр и очередные китайские инвестиции.

Всё зависит от того, в каком тарифном режиме мы дальше будем работать. Если государство уважает своего производителя, который берёт на себя все тяготы ведения бизнеса в Украине и риски, и будет нормальный диалог, значит у нас будет достаточно угля и собственного ресурса. Даже для экспорта угля, как это было всегда из Украины.

Если нет, значит у нас будет серьёзный дефицит. И никакой российский, или австралийский, или южноафриканский уголь нам не поможет только по логистическим причинам.

***

Этот материал опубликован в №14 журнала Корреспондент от 10 апреля 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: конфликтУкраинаэнергетикаРинат АхметовДТЭК
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях