Корреспондент: Первый опыт кооперации в УкраинеЭксклюзив

Корреспондент.biz, 17 октября 2014, 08:02
18
8798
Корреспондент: Первый опыт кооперации в Украине
Со львовским кооперативным обществом Народна торгівля сотрудничали более сотни торговых точек

Полтора века назад в Украине родилось кооперативное движение.

Для украинцев кооперативы стали школой выживания в условиях рыночной экономики, а заодно создали экономическую базу для национального движения, пишет Роман Клочко в №40 журнала Корреспондент от 10 октября 2014 года. 

В октябре 1866 года юрист и сторонник либеральных идей Николай Баллин основал Харьковское потребительское общество. Его членами стали представители местной интеллигенции, в том числе члены Харьковской громады — украинской просветительской организации, интересовавшейся прогрессивными экономическими идеями Западной Европы.

Перед обществом стояли новые экономические задачи — создать дополнительные рабочие места, дать простым людям возможность приобретать недорогие товары и брать кредиты на выгодных условиях

Так 148 лет назад родился первый украинский кооператив. Баллин шёл в ногу со временем. За пять лет до этого, в 1861-м, было отменено крепостное право. Перед обществом стояли новые экономические задачи — создать дополнительные рабочие места, дать простым людям возможность приобретать недорогие товары и брать кредиты на выгодных условиях. Именно для их решения и создавались кооперативы.

Свою деятельность общество начало со стартовым капиталом 2.000 руб. и поначалу не надеялось получить большие прибыли. Но уже за первый год работы торговый оборот превысил 50 тыс. руб., а спустя пару лет поднялся до 300 тыс. Выросло и количество членов общества — с 64 до 700 человек. В его собственности были три магазина, кондитерский цех, завод минеральных вод, ателье, несколько столовых и кафе, парикмахерская, библиотека и общежитие для служащих, другие объекты.

Первый блин

Пример Харьковского общества оказался заразительным. Уже в 1867 году потребительский кооператив создали одесситы, а спустя год аналогичное объединение появилось в Киеве. В числе руководителей последнего были и члены Киевской громады — известные учёные Владимир Антонович, Николай Зибер, Михаил Драгоманов.

Деятельность кооператоров стала неприятным сюрпризом для купцов: их конкуренты не гнались за сверхприбылями и продавали товар гораздо дешевле

Потребительские общества стремительно размножались — к 1870-му в украинских губерниях Российской империи их было уже два десятка. Деятельность кооператоров стала неприятным сюрпризом для купцов: их конкуренты не гнались за сверхприбылями и продавали товар гораздо дешевле.

Например, в магазине одесского общества Сбережение чай стоил на 50% дешевле, чем у частных торговцев. К тому же здесь не обвешивали покупателей, как в других торговых точках Жемчужины у моря. Чтобы совсем не растерять клиентуру, купцам тоже пришлось снижать цены. Такой же ценопад пережили и торговцы в других городах.

Кооперативы тесно сотрудничали между собой. Киевское общество покупало товары при посредничестве коллег из Керчи, Борзны, Елисаветграда и Одессы и само поставляло им необходимую продукцию. Харьковчане открыли для потребительских обществ оптовый торговый склад.

Уже в начале 70-х годов ХІХ века деятельность потребительских обществ пошла на спад. К концу десятилетия большинство из них вовсе перестали существовать

Но все эти успехи оказались недолгими. Уже в начале 70-х годов ХІХ века деятельность потребительских обществ пошла на спад. К концу десятилетия большинство из них вовсе перестали существовать.

Причин этого было несколько. Тогдашние кооператоры преимущественно были людьми среднего достатка — чиновниками, военными, интеллигентами, мелкими торговцами. Они получали небольшой доход и без участия в общем деле, поэтому относились к ней халатно и часто просто не посещали собрания обществ. Были и те, кто воспринимал кооперативы как акционерные компании и надеялся выжать из них максимум прибыли. Это нарушало правила и вызывало конфликты.

В такой атмосфере даже у преданных делу людей опускались руки. Например, Баллин в октябре 1870-го отказался руководить созданным им обществом «в связи с беспорядком». А Екатеринославское потребительское общество в 1873 году самораспустилось из-за того, что желающих руководить им попросту не нашлось.

Такая пассивность была на руку крупным купцам, не жалевшим денег, чтобы довести потребительские общества до банкротства. Известно, что в Елисаветграде один торговец вложил в это чёрное дело 7.000 руб. — солидную по тем временам сумму. Да и царские власти относились к кооператорам без особой симпатии, воспринимая их деятельность как пропаганду социалистических идей.

Немного больше повезло кредитной кооперации. Первое ссудно-сберегательное общество в Гадяче благополучно дожило до 1919 года. А другое общество на Полтавщине, в селе Сокиринцы, смогло просуществовать почти 60 лет — до самого начала коллективизации. Сокиринскому делу помогла активная деятельность основателя и покровителя — украинского мецената Григория Галагана.

На протяжении 1870-х кредитные кооперативы пользовались поддержкой земств, помогавших ссудами и консультациями. Но позже и эта поддержка иссякла — частично из-за неудач, частично из-за настороженного отношения правительства.

На западноукраинских землях кооперация стартовала в то же время, что и на Надднепрянщине. Пионером стал священник Андрей Воевидка из села Карловка под Снятином на Покутье

На западноукраинских землях кооперация стартовала в то же время, что и на Надднепрянщине. Пионером стал священник Андрей Воевидка из села Карловка под Снятином на Покутье. В 1850-1860-е годы он уговорил своих прихожан отдать часть общественной земли под выращивание зерновых, а доходы от урожая тратить на создание ссудной кассы.

За десять лет собственный капитал кассы составил 15 тыс. австрийских гульденов. Кооператоры помогали крестьянам выкупать земли, находившиеся в залоге у ростовщиков, а также оплачивали общинные налоги. Позже пример Карловки распространился на соседние села.

Новый толчок движению дал австро-венгерский закон о кооперативах, принятый в 1873 году. Идеи стало пропагандировать общество Просвіта, издававшее образцы уставов и различную экономическую литературу.

А представители движения народовцев принялись воплощать их в жизнь, считая, что украинцы должны развиваться не только культурно, но и экономически. В 1883-м во Львове возникло общество Народна торгівля, основанное архитектором Василием Нагирным. Он принёс на родину опыт швейцарских кооперативов.

Народна торгівля стала оптовым складом, поставлявшим товар украинским кооперативным и частным магазинам в городах и сёлах. Уже через пять лет с обществом сотрудничали около 130 торговых точек, которым львовяне оказывали ещё и методическую помощь.

Активную деятельность Народна торгівля развернула и в самом Львове. На её средства были приобретены дом для Просвіти, страхового общества Дністер и общества Народна гостинниця (последние два тоже были созданы при активном участии Нагирного).

Через тернии

В конце ХІХ века начала возрождаться и кооперация в Надднепрянской Украине. Голод и неурожаи 1890-х заставили российское правительство изменить своё отношение к этому типу хозяйствования. Были утверждены образцы уставов организаций, упрощена процедура их создания и регистрации.

Украинская интеллигенция активно включилась в создание новых обществ. Одним из моторов кооперации стал «артельный отец» Николай Левитский. Первую артель он основал в родном селе Федвар на Херсонщине в 1894 году. Идея совместной обработки земли обрела популярность среди малоземельных крестьян и быстро распространилась в украинских губерниях.

Но энергия и энтузиазм Левитского не могли компенсировать отсутствие у крестьян опыта в артельном деле. Ни одна из созданных хлеборобских артелей не просуществовала более трёх лет. Интересно, что энтузиазм крестьян могло погасить как стихийное бедствие, так и улучшение материального положения (поправив свои дела, многие просто бросали артель).

В Одессе, Киеве, Харькове, Николаеве, Елисаветграде, Херсоне и других городах возникли артели, объединявшие представителей разных профессий — строителей, плотников, сапожников, портных

Гораздо лучше этот вид кооперации прижился среди горожан. В Одессе, Киеве, Харькове, Николаеве, Елисаветграде, Херсоне и других городах возникли артели, объединявшие представителей разных профессий — строителей, плотников, сапожников, портных.

Некоторые из них активно работали во время Первой мировой войны, получая заказы от оборонного ведомства. А киевская футлярно-палитурная артель продолжала свою деятельность даже в период нэпа.

Возродились и потребительские общества. Теперь они действовали не только в городах, но и в сельской местности. Здесь кооператорам приходилось сталкиваться с ожесточённым сопротивлением частных торговцев, которые часто опирались на поддержку местных властей. В ход шли и распространение слухов, и запугивание, и плата за отказ вступать в потребительское общество.

Практиковалось и снижение цен на товары. Правда, эффект от этого «рекламного хода» мог оказаться очень неожиданным. Например, в селе Диканька на Полтавщине крестьяне после резкого снижения цен, наоборот, потеряли доверие к частной торговле. Они требовали ещё больше снизить цены или шли делать покупки в кооперативную лавку.

Дело на миллион

В начале ХХ века кооператоры стали задумываться о создании всеукраинского объединения, которое бы координировало их действия. В 1908 году возник Киевский союз потребительских обществ, за два года объединивший 220 кооперативов Киевщины, Черниговщины, Подолья и Волыни.

С первых лет существования организации пришлось вступить в конкуренцию с аналогичным Московским союзом. Эта борьба оказалась неравной и закончилась тем, что московские коллеги «по-братски» выкупили долги союза с условием его дальнейшей ликвидации. А в 1912-м основали свой украинский филиал — Потребительское общество юга России с центром в Харькове.

Попытку создать свой союз предприняли и руководители кредитных обществ. Ещё в 1899 году за дело взялся молодой кооператор Христофор Барановский, под влиянием которого в Петербург подали прошение о создании такого объединения. Но разрешение власти дали лишь в 1907-м, да и то не в Киеве, а на родине предпринимателя — в селе Дзенгеливка на Уманщине.

Прошло четыре года, прежде чем Барановскому удалось добиться перевода объединения в Киев и получения права на ведение банковских операций. Организация получила название Киевский кредитный союз Союзбанк и вскоре развернула свою деятельность по всей Украине.

В 1913 году обороты Союзбанка превысили 1 млн руб., побив рекорды среди подобных союзов в Российской империи. Этот монстр занялся не только банковскими, но и торговыми операциями, поставляя сельхозмашины, сахарную свёклу, снабжая армию хлебом. Кроме того, Союзбанк занимался и пропагандой кооперации, издавая журнал Муравейник-Комашня на украинском и русском языках.

На рубеже веков окрепла и кооперация в западноукраинских землях. С 1891 года руководство движением взяла на себя Просвіта

На рубеже веков окрепла и кооперация в западноукраинских землях. С 1891 года руководство движением взяла на себя Просвіта. При её ячейках начали возникать потребительские общества и ссудно-сберегательные кассы.

Для работы требовались квалифицированные кадры, и под эгидой общества образовались кооперативные курсы, торговая, сельскохозяйственная и хозяйственная школы. К началу Первой мировой войны под крылом Просвіти находились 540 магазинов и 236 мелких ссудно-сберегательных касс, а также общество Сільський господар, объединявшее сельскохозяйственные кооперативы.

Деятельность обществ не прекратилась и в бурные революционные годы. Весной 1917-го появился Украинский центральный кооперативный комитет, выполнявший роль идеологического центра движения. А в сентябре того же года Барановский встал во главе Украинского народного кооперативного банка, который занялся финансовыми делами предпринимателей.

Это учреждение уделяло внимание не только финансовым операциям, но и благотворительности, поддерживая киевское общество Просвіта и украинский Государственный университет.

Кооперативы стали и источником кадров для органов власти. Например, в первом украинском правительстве, Генеральном секретариате, четверо из девяти членов были выходцами из кооперативной среды

Кооперативы стали и источником кадров для органов власти. Например, в первом украинском правительстве, Генеральном секретариате, четверо из девяти членов (Барановский, Николай Стасюк, Павел Христюк, Борис Мартос) были выходцами из кооперативной среды. Правда, их усилий оказалось недостаточно, чтобы сохранить украинскую государственность.

Что касается самих кооперативов, то они ещё какое-то время продолжали существовать. На советской территории от них постепенно избавились, оставив лишь название и сделав частью плановой экономики.

На подконтрольных Польше Галичине и Волыни украинское движение сумело подняться из руин, объединиться в Ревизионный союз украинских кооперативов и удержаться на рынке, несмотря на репрессии со стороны польских властей и мировой экономический кризис. Но Вторая мировая война и советская власть не пощадили его.

***

Этот материал опубликован в №40 журнала Корреспондент от 10 октября 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях