Отрасль больших перспектив. Интервью с главой Минагропрода

Корреспондент.biz, 19 февраля 2016, 10:49
41
1960
Отрасль больших перспектив. Интервью с главой Минагропрода
Фото: Дмитрия Никонорова
Алексей Павленко надеется на рекордный экспорт украинских зерновых и в этом году

Министр аграрной политики и продовольствия Алексей Павленко дал интервью журналу Корреспондент.

Алексей Павленко, наверное, один из наименее критикуемых членов правительства Арсения Яценюка: в условиях обвала украинской экономики аграрная отрасль демонстрирует хоть какие-то да успехи, пишет Виктор Нагорский в №5 издания от 12 февраля 2016 года. А сам министр искусно лавирует между интересами крупных агрохолдингов и мелких производителей.

При этом Павленко — один из наиболее упоминаемых в СМИ госчиновников. И что самое любопытное (во всяком случае, выпадающее из общего тренда), не в контексте коррупционных скандалов, а как раз наоборот: «Украина экспортировала рекордное количество зерна», «Украина начала поставки молочных продуктов в ЕС», «Украина нарастила экспорт кукурузы в Китай»...

Тем неожиданнее стала новость от фракции Самопоміч, по квоте которой Павленко вошёл в правительство, о его отзыве с должности главы Минагропрода. Сам министр признался, что был «поражён» решением фракции, а позднее заявил, что таки подал в отставку. Однако на прошлой неделе Павленко передумал и решил отозвать своё заявление, за что мгновенно был изгнан из своей политсилы.

В интервью Корреспонденту министр рассказал, почему решил продолжить работу в Кабмине, каким он видит дальнейшее развитие агросектора и какие аграрные рекорды планирует установить в 2016 году.

— Насколько мне известно, у вас с министром экономического развития и торговли Айварасом Абромавичусом были не только сугубо рабочие отношения, но и дружеские. Как вы отнеслись к его решению уйти с поста министра?

— В Минэкономики очень сильная и профессиональная команда. Совместно нам удалось многое сделать. Мы успешно начали процесс дерегуляции и совместно отстояли его в Верховной Раде. Также мы вместе работали над открытием внешних рынков для украинской агропродукции. Я надеюсь, что Айварас изменит своё решение, и мы продолжим нашу работу.

— Несмотря на решение фракции Самопоміч, вы намерены оставаться на должности?

— Я готов остаться только в том случае, если будут выполнены принципиальные условия, ранее озвученные нами на заседании Кабинета министров. Это вопросы политического и коррупционного давления, которых не должно быть в принципе. Но самое главное, чтобы у меня была возможность реализовывать намеченные проекты. И если я пойму, что у нас есть помощь и поддержка от всех ветвей власти, то готов остаться и довести всё до ума. Для этого, я считаю, нужно от шести до восьми месяцев.

Фото Дмитрия Никонорова 

— О каких проектах идёт речь?

— Например, процесс дерегуляции. В прошлом году мы раскрыли различных коррупционных схем на 12 млрд грн и за счёт дерегуляции уничтожили потоков более чем на 10 млрд грн. Также мы фокусируемся на диверсификации поставок украинской продукции. С 1 января вступило в силу соглашение о зоне свободной торговли с Евросоюзом. Нам необходимо утвердить большой пакет документов по продбезопасности — по фитосанитарным и ветеринарным стандартам. В этом году мы планируем «добить» зону свободной торговли с Турцией и Израилем. В общем, есть целые блоки вопросов, которые мы считаем нужным довести до конца. Та же приватизация.

— А почему процесс приватизации тормозится?

— Минэкономики несколько раз подавало на голосование в Верховную Раду законопроект о приватизации. Но пока голосов для его принятия так и не нашлось.

— Если законопроект будет принят, в какой срок реально приватизировать крупные аграрные предприятия, и есть ли уже заинтересованные в приватизации инвесторы?

— Думаю, до конца года реально. Мы готовы хоть сегодня передать наши предприятия в Фонд госимущества. В МинАПК более 400 компаний, но большинство из них (около 80%) находятся либо в стадии банкротства, либо ликвидации. В то же время к серьёзным аграрным активам большой интерес проявляют зарубежные инвесторы.

Например, к тем же заводам Укспирта. Почему-то все говорят только об алкогольном направлении, но алкоголь — это всего шесть-семь заводов, а в состав ГП Укрспирт входит 41 завод. Отдельные предприятия среди них могут производить биоэтанол, который, как я считаю, способен стать базисом для нашей энергетической безопасности. В Бразилии треть машин заправляется биоэтанолом. Инвестировать в это направление заинтересованы французы, немцы, американцы.

К ГПЗКУ [Государственной продовольственно-зерновой корпорации Украины] интерес проявляют китайцы, арабы, в том числе ряд крупных мультикорпораций, которые занимаются трейдингом. Ведь главные активы ГПЗКУ — это два порта, Одесса и Николаев. Сейчас их перевалка — около 2 млн т в год, но при модернизации её можно увеличить до 5 млн т. Думаю, за Укрспирт и ГПЗКУ можно выручить до 12,5 млрд грн.

— Насколько существенным ударом для украинской аграрной отрасли стало российское эмбарго на ввоз продовольствия и ограничения по транзиту?

— На момент введения официального эмбарго в начале 2016 года уровень экспорта украинской аграрной продукции в РФ был на уровне 2% от общего объёма. Это около $ 300 млн — всего 10% от нашего экспорта в Евросоюз. Можно с уверенностью сказать, что с началом торговых войн с Россией в 2013 году Украина сумела перенаправить экспортные потоки аграрной продукции. Сейчас мы экспортируем продукцию в 190 стран мира. Основными рынками сбыта являются: азиатский (около $ 6,7 млрд экспорта), европейский ($ 4,1 млрд) и африканский ($ 1,9 млрд). Рынок же всего СНГ составляет около $ 1,5 млрд.

Что касается транзита, то этиограничения и необходимость создания нового пути через Чёрное море, Грузию, Азербайджан, Каспий и далее на Туркменистан до Китая, конечно же, серьёзно удорожают логистику и создают дополнительные неудобства. Ведь общее количество экспорта, который шёл на третьи страны через РФ, — около $ 420 млн. Цифра большая, но на колени она нас не поставит.

Фото Дмитрия Никонорова 

— Насколько важным является получение разрешения на экспорт в ЕС украинской «молочки»?

— Это решение очень знаковое. Европейский рынок — это $ 4,1 млрд экспорта, а также совсем другие стандарты качества. Например, в молочной промышленности это анализ всей цепочки производства. Многие скептики говорили, что в Украине никогда не будет молока европейского качества. Но сейчас мы успешно прошли сертификацию, и десять компаний уже получили еврономер. Это означает, что кроме того, что они могут поставлять свою продукцию в Европу, у них открываются огромнейшие перспективы на азиатских и африканских рынках.

— Не так давно было несколько громких скандалов с обнаружением вредоносных веществ в украинском мёде и яйцах, которые поставляли в Чехию и Израиль соответственно. Госветфитослужба где-то недорабатывает?

— По обращению Службы ветеринарной медицины и здоровья животных Министерства сельского хозяйства и развития государства Израиль Госветфитослужба проверила пробы с птичников филиала Птицефабрики Авис, откуда яйца поставлялись в эту страну, на предмет наличия в них бактерии сальмонеллы. Однако ничего не обнаружила.

А что касается мёда, то было установлено, что наши методики исследования этого продукта отвечали требованиям ЕС, но не отвечали требованиям Чехии, которые на национальном уровне были ещё жёстче. В итоге мы откорректировали процедуру проведения исследований, в том числе и мёда, чтобы на 100% соответствовать требованиям страны-импортёра.

В целом, следует отметить, что мы прошли сертификацию украинской продукции во многих странах именно благодаря работе Госветфитослужбы. При этом мы должны понимать, что Украина постоянно находится в состоянии торговых войн. Ведь наша страна является очень мощным игроком на мировом рынке. Украина — третий экспортёр мира по зерновым, восьмой — по курятине и первый — по мёду. И мы играем на серьёзных конкурентных рынках.

— Однако многие считают, что реформирование Госветфитослужбы и ряда других контролирующих органов существенно сказывается на качестве продукции, которую потребляют сами украинцы.

— Реформирование Госветфитослужбы и других контролирующих органов проходит планово. Служба не развалена, всё работает чётко, как часы. А обновлённая служба, которая объединит в себе все контролирующие структуры, официально будет запущена уже с 1 марта.

— Каких показателей по урожаю и экспорту зерна мы можем достичь в 2016 году?

— Я считаю, что в новом году у нас будет снова рекордный экспорт зерна. В 2015-м мы поставили рекорд, экспортировав 35 млн т, в этом экспортируем не менее 36 млн т. Что касается урожая, то я боюсь давать какие-либо прогнозы. Ведь очень многое будет зависеть от погодных условий. Я рассчитываю, что мы выйдем как минимум на те объёмы, которые были в прошлом году — более 60 млн т.

— Из-за девальвации сильно выросли затраты аграриев на посевную. В этом году гривня продолжила падать. Будет ли очередной скачок цен на весенне-полевые работы?

— В этом году гривня всё же более стабильна. Поэтому мы не видим предпосылок для такого же подорожания. Во всяком случае, оно не должно превышать уровня ожидаемой в текущем году инфляции.

Что действительно не играет на руку отечественным аграриям, так это мировые цены на агропродукцию. Сейчас цены на продовольствие одни из наиболее низких за последние 15 лет. Падение цен на топливо повлекло за собой снижение цен на кукурузу. Многие спрашивали: как цена на нефть влияет на стоимость кукурузы? Очень просто: в США производится 361 млн т кукурузы, из которых только 47 млн т экспортируется, 135 млн т уходит на производство кормов, а остальное идёт на производство биоэтанола. Из-за удешевления нефти спрос на биоэтанол падает, что тянет за собой вниз и цены на кукурузу.

— На какую помощь от государства могут рассчитывать украинские аграрии в условиях отсутствия дотаций из бюджета?

— Нам бы хотелось получать до 4 млрд грн бюджетной поддержки для отрасли. Но, к сожалению, денег в бюджете нет. А когда нет денег, мы фокусируемся на других приоритетных задачах. Как я уже говорил, главный фокус сейчас — на дерегуляции.

Второе направление — это работа с нашими международными донорами. Уже сегодня мы видим результаты активного сотрудничества с Европейским инвестиционным банком — нам удалось подписать соглашение о привлечении 10 млрд грн кредита для аграриев.

Следующий шаг — привлечение инвестиций для восстановления систем орошения в пяти южных областях Украины, что позволит повысить урожайность в этих регионах на 8-10 млн т и создать более 100 тыс. новых рабочих мест. В рамках реализации этого проекта мы намерены в течение 2016-2017 годов привлечь $ 1,5-2 млрд.

***

Этот материал опубликован в №5 журнала Корреспондент от 12 февраля 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: Интервью
ТЕГИ: Украинаэкономикажурнал Корреспондентсельское хозяйствоПавленкоинтервьюминистр
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях