Главная
 

Жители без жилья. Число бомжей в Киеве выросло на 20%

Корреспондент.net, 17 марта 2016, 15:29
204
13342
Жители без жилья. Число бомжей в Киеве выросло на 20%
Фото: Дмитрия Никонорова
Очень много бездомных живет в переходе под Майданом Независимости

Число бездомных с 2014 года в Киеве выросло на 20% — к ним присоединились атошники, переселенцы и жертвы падения гривни.

Утром в киевском центре помощи малоимущим Стефания аншлаг. Позавтракать и получить медицинскую помощь сюда приходят бездомные со всего Левого берега. Среди них — 21-летний переселенец из Луганской области автослесарь и водитель Юрий Бушный, пишет Татьяна Повиренная в №9 журнала Корреспондент от 11 марта 2016 года.

«Мой родной город Сватово. Уехал оттуда два года назад, — рассказывает он Корреспонденту. — Война подтолкнула, хотя умереть не боялся. Я ведь так, один из миллионов. Убьют меня, ну и ладно. Оптимист, короче».

Бушный говорит, что в любом случае уехал бы из депрессивного райцентра. В армию он не попал из-за инвалидности, полученной в результате черепно-мозговой травмы, и в последнее время работал на стройках.

«Я много и тяжело трудился, а платили мало, иногда обманывали и не платили совсем, - откровенничает молодой человек о своей судьбе. — Сейчас ищу новую работу. Денег снимать квартиру нет, поэтому живу, где придётся. Надеюсь, что скоро всё изменится».

Люди, подобные Бушному, — новый сегмент, которым пополнилась украинская армия бездомных. По данным общественных социальных организаций, за два года войны на востоке число бомжей в столице Украины выросло минимум на 20%. Именно настолько увеличилось количество подопечных благотворительного фонда Социальное партнёрство, констатирует его  президент Елена Полищук.

По оценкам экспертов из социальных центров, в Киеве насчитывается около 20 тыс. бездомных

По оценкам экспертов из социальных центров, в Киеве насчитывается около 20 тыс. бездомных. Наравне с беженцами из зоны АТО и воинами, не нашедшими себя в мирной жизни, на улице оказались украинцы, которые лишились квартир из-за неподъёмных валютных кредитов и экономического падения в стране.

Скоро их положение может ещё больше ухудшиться. В апреле вступит в силу закон, который меняет правила временной регистрации граждан. В частности, если раньше люди без определённого места жительства могли прописаться в Центре учёта бездомных, то теперь для этого им необходимо выделить место проживания.

У государства нынче такой возможности нет, уверены эксперты, поскольку в Киеве всего одна государственная ночлежка на 150 мест. Как следствие, бомжи не только по-прежнему останутся без крыши над головой, но и лишатся социальных услуг, медобслуживания и пенсий. Они начнут бороться за жизнь всеми доступными им способами, предупреждают аналитики, становясь опасными для окружающих.

Сегодня бездомные рассеяны по всему Киеву, больше всего их в подземных переходах центра столицы. Их судьбой озабочены лишь немногочисленные волонтёры, но на всех помощи не хватает.

«Ежедневно мы кормим и оказываем медицинские услуги, примерно, 1,4 тыс. человек, из них около 70 – вынужденные переселенцы», – говорит Денис Горин, руководитель социальных проектов и программ Социального партнерства.

Под Майданом, возле церкви

Центр Стефания на улице Лобачевского работает, как конвейер, обслуживая ежедневно сотни бездомных. Людей здесь кормят и лечат «заходами» — то есть небольшими очередями. В одном из таких «заходов» стоит 38-летний участник АТО Александр, который не назвал Корреспонденту свою фамилию.

С войны он вернулся две недели назад, но уже, как и многие бойцы, стремится обратно. «Это не жизнь, а существование, — указывает Александр на положение, в котором пребывает, и добавляет с горечью: — Надеюсь вскоре вернуться на передовую, чтобы там и остаться».

Бывший учитель физкультуры, он снимал квартиру с женой и детьми в Одессе. Затем расстался с супругой. Решил записаться добровольцем в армию, а отвоевав, понял, что возвращаться ему некуда. Поэтому отправился в Киев, чтобы дождаться следующей волны мобилизации. Это распространённая практика среди атошников, у которых нет родителей, семьи или дома, отмечает Александр.

«Хочу вернуться ещё и потому, что там много молодых парней осталось, моих друзей, — говорит он. — Там я нужен, а тут – нет».

Александр пытается найти работу в столице, однако пока безуспешно, да и на зарплату учителя квартиру не снять, аргументирует он. Поэтому, как и многие другие, он рассчитывает лишь на помощь волонтёров. В Стефании можно получить одежду, починить обувь. При фонде работают мобильные пункты питания и медицинская служба спасения бездомных — вариант скорой помощи.

Стефания остаётся исключительно дневным центром помощи – здесь нет мест для ночёвки. Не слишком полезна для многих бомжей и единственная казённая ночлежка на улице Суздальской. Она скорее для «элиты» мира бомжей — одно койко-место на двухэтажной кровати здесь стоит 10 грн в сутки, что может позволить себе далеко не каждый.

Обьекты «культурного» проживания бездомных достаточно удалены от центра столицы, хотя именно там сосредоточены главные места бесконтрольного обитания бродяжек. К примеру, Майдан Незалежности. На первый взгляд может показаться, что жизнь его обитателей видна, как на ладони. Однако у бездомных есть и скрытый от посторонних глаз мир и свои отношения.

В подземке Майдана соседствуют бомжи, уличные художники и музыканты,  продавцы. «Мы чувствуем друг друга, – рассказывает 38-летний портретист Андрей Белик. — Художники всегда были на грани».

Художники, которые работают на Майдане Независимости, с сочувствием относятся к бездомным

Белик кивает на своего пожилого бородатого коллегу, который, полусогнувшись, сидит на ступеньках перехода. «Наш Алексей Попандопуло, отличный график, в прошлом – довольно успешный художник, — говорит он. — Лишился квартиры — оказался на улице, запил».

У продавцов и бездомных отношения иные — классовые. Те, чьи ларьки и лавки соседствуют с бродягами, регулярно вызывают полицию, жалуются на антисанитарные условия и каждое утро со страхом открывают свои магазины.

По негласным условиям, полиция запрещает выходить бродягам за «жёлтую линию» — границу метрополитена, отделяющую его от торговой зоны подземного перехода, но уследить за этим сложно.

«Полицию вызываем, когда их особенно много становится, — рассказывает продавец кондитерских изделий Татьяна. — А что делать, если страшно? Я магазин открываю в семь утра, когда ещё темно. И неизвестно, что у них на уме».

Девушка работает как раз напротив того места, где ночуют бездомные. Однажды она стала свидетельницей неудавшегося ограбления с их участием.

К тому же, под бомжей умело маскируются местные гопники. Рядом со стариками, калеками и пьяницами в переходе легко заметить группу молодчиков с написанными на их лицах «профессиями» — воров и мошенников. Для них лёгкой добычей становятся уже сами бездомные, каждый день собирающие милостыню.

58-летняя Мария оказалась на улице в результате ограбления. При переезде из одного общежития в другое у женщины отобрали деньги и  документы. На протяжении всего своего грустного повествования она плакала.

Это случилось зимой. Поднялось давление, сильно заболели ноги. Поначалу Мария ночевала, где придется, у неё поднялость давление, заболели ноги — и однажды она просто не нашла в себе сил встать. Сердобольные прохожие вызвали скорую, которая доставила Марию в больницу.

«Там не знали, куда меня девать. Я их просила перевязать мне ноги. Где там! Только последними словами обзывали. Противно до сих пор, — всё время утирая слезы, рассказывает женщина. — Сама что-то нашла и обмотала. Я не знаю, какая это страна, чтобы к людям так относились».

Нарисуйте им дом

Горин вспоминает, что неоднократно направлял запросы в киевскую мэрию с предложением организовать приюты силами фонда. Изначально проект планировался как совместный — речь шла о том, что Социальное партнёрство разделит траты с властями. Последний раз фонд просил лишь отдать в безвозмездную аренду полуразрушенную баню на Левом берегу на улице Руднева, в которой и так обитают бездомные.

Пока чиновники медлили с ответом, власти перевели объект на баланс другого департамента, и Горину придётся начинать всё сначала. Теперь сотрудники Партнерства надеются открыть приют хотя бы на территории фонда.

Важно не просто удовлетворить первые потребности людей, но и легализовать их. С апреля эта задача усложнится.  Контроль и статистика в таких условиях станут просто невозможными, полагают эксперты. Маловероятно, что бездомные просто так будут приходить за регистрацией в центры учёта, ведь теперь им за это не светит не только приют, но и гарантированная до сих пор шестимесячная прописка.

Валерий Полухин, директор Центра учёта бездомных граждан, уверяет Корреспондент, что пока никаких рекомендаций по поводу исполнениянового законаонне получал, однако считает, что общественники слишком сгущают краски.

«Если закон вступит в силу —это буквально ничем не грозит[обществу или бездомным],— полагает он. — Ивообще не несет за собой ничего, вроде «отсечения» какой-то части Украины отсоциальной жизни».

Видимо, в его словах есть доля правды, ведь до сих пор жизнь асоциальных слоёв протекала практически без всякого вмешательства государства.

«Я думаю, что в Украине помощь бездомным — это исключительно заслуга общественных и религиозных организаций, — считает Сергей Дмитреев, представитель Всеукраинского совета церквей. — К сожалению, на сегодняшний день у нас отсутствует помощь от зарубежных доноров, которые бы работали с украинскими бездомными».

К слову, властям и меценатам следовало бы взять на вооружение как минимум зарубежный опыт. Одной из самых успешных считается практика американского штата Юта. Благодаря программе по предоставлению жилья нуждающимся, за первый год её реализации количество бездомных там сократилось на 72%. Бездомный получает жильё, затем находит работу, отдавая за полученную квартиру 30% своей зарплаты, а неработающий – 50% социального пособия.

Способно ли государство на подобные даже столь простые меры, эксперты сомневаются. В состоянии войны, экономической и политической нестабильности ожидать от властей масштабных проектов не приходится.

Но можно хотя бы внести изменения в некорректно составленный новый закон, которые обезопасили бы бездомных от перспективы лишиться регистрации и хотя бы минимальных льгот, полагает Игорь Каминник, исполнительный директор Бюро социальных и политических разработок, которое эти поправки подготовило.

«Учитывая, что сейчас Верховную Раду будет скорее интересовать переформатирование Кабмина,мы не можем с полной уверенностью ожидать, что проблемы бездомных и наши изменения будут актуальны для ВР», — заключает он.

***

Этот материал опубликован в №9 журнала Корреспондент от 11 марта 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь

ТЕГИ: УкраинаКиевпомощьбомжибездомныесоциальная политика
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях