ГлавнаяШоу-бизКино
 

Корреспондент: Народная медицина. Интервью с Иваном Охлобыстиным

12 апреля 2012, 09:45
0
102
Корреспондент: Народная медицина. Интервью с Иваном Охлобыстиным
Фото: АР
Попробовав себя в кино и церковном служении, Иван Охлобыстин решил заняться политикой

Иван Охлобыстин, главная звезда Интернов, - о новых съемках популярного сериала, сходстве образа доктора Быкова и его отца-хирурга, а также о собственном будущем - в политике и в церкви, - в интервью Ирине Илюшиной и Оксане Данилюк в № 13 журнала Корреспондент от 6 апреля 2012 года

Иван Охлобыстин по праву носит звание самого яркого и противоречивого персонажа российского кинематографа. Еще бы - знаменитый актер, режиссер, сценарист, драматург, журналист и писатель, который в расцвете карьеры внезапно ушел в священники, а затем так же внезапно вернулся обратно.

В то время Охлобыстину предложили роль Вассиана, бесноватого шута Ивана Грозного, в фильме знаменитого российского режиссера Павла Лунгина Царь (2009). Свой неканонический поступок тогда еще отец Иоанн объяснил просто: скромное священническое жалованье не позволяло содержать семью.

А семья у него действительно большая: супруга, бывшая актриса Оксана Арбузова, двое сыновей и четыре дочери. Поэтому Охлобыстин активно снимается. В частности, в любимом народом и поэтому бесконечном телесериале Интерны, старые, а также давно ожидаемые новые серии которого украинские телезрители смогут увидеть на канале Украина с 15 апреля.

Знаменитый актер, режиссер, сценарист, драматург, журналист и писатель, который в расцвете карьеры внезапно ушел в священники, а затем так же внезапно вернулся обратно.

В образе доктора Быкова, главного героя Интернов, Охлобыстин и общался с Корреспондентом - в больничном халате, прямо на площадке во время “перекуров”. Причем иногда так увлекался беседой, что просил съемочную группу подождать.

Это никого не обижало, видно было, что он - душа компании. В отличие от своего вредного и скорого на расправу персонажа, Охлобыстин всегда весел и терпелив, его невозможно вывести из себя. Он с радостью дает автографы и фотографируется, никому не отказывая.

Впрочем, так ведут себя некоторые начинающие политики, а Охлобыстин выдвигался в президенты на последних российских выборах. При этом одевается знаменитый актер как среднестатистический подросток - джинсы, футболка, кроссовки, а единственная примета звездности - синий Porsche, на котором он ездит с водителем. Народный любимец не прочь поговорить, а формулирует мысли быстро и четко, почти афоризмами - совсем как доктор Быков. В такой манере он отвечал на вопросы Корреспондента.

- В работе над образом доктора Быкова вам как-то помогало то, что ваш отец был врачом?

- Разумеется, на площадке я часто вспоминаю отца. У меня очень боевой папа был. Военный хирург! Древний бог язычества. Он воевал в Испании [в 1937-м] с Александром Родимцевым [советский военачальник]. Ну и он был такой… отшельник. Я, если бы был как папа, должен был бы метаться с автоматом где-то, в окопах работать.

Но характер Быкова очень похож на отцовский. Такая немного дедовщина у меня. Ну а как вы хотели? Завотделением - это ответственность за жизни людей. Он должен быть в первую очередь профессионал, а остальное - потом, в том числе и его моральный облик. Сейчас многие бабушки и дедушки, смотря Интерны, думают, что я настоящий доктор.

- Ну а какая ваша роль вам нравится больше всего?

- Самый дорогой персонаж у меня был в Царе. Нужно было сыграть такого, обуянного. И я сделал все что мог, чтобы люди перекрестились, когда его сожгли на костре. Я сам лично слышал, как люди в кинотеатре говорили: “Слава Богу, что его убили”. Это роль для меня самая дорогая, потому что много мне стоила.

А самая дорогая по воспоминаниям - моя первая роль, куда меня заманили как актера. Я ведь на режиссерском отделении учился, меня просто мордой ткнули в фильм Нога. И я получил премии за лучшую мужскую роль [на кинофестивалях Молодость и Кинотавр].

- Есть ли у вас какие-то ограничения на съемочной площадке? Например, эротические сцены?

- Сняться в эротической сцене - это очень деликатно, а с учетом сана недопустимо. В гроб я абсолютно спокойно лягу. Я до такой степени не мнительный, что плевать хотел на все приметы. Моя бабушка говорила: “Все приметы, Ваня, к деньгам”. Я бабушку люблю больше всех женщин на свете. И она права.

- Вы столько снимаетесь. Находите время для семьи? Если выпадает свободная минутка для общения с детьми, чем вы занимаетесь с ними?

- Я до Интернов все успевал. А сейчас только Оксанка им читает. Мы с ней еще давно услышали фразу: “Если хотите установить с ребенком духовный контакт - читайте ему перед сном. Останется ощущение глубокой родственности”. Оксанка читает им маленький кусочек из Библии, объясняет. А дальше минут на 40 заряжает Джека Лондона. От этого им и самим читать хочется. Они перечитали все у меня. Я периодически затариваюсь книгами, у них собственная библиотека, и я горжусь этим.

У меня все меньше и меньше времени остается на воспитание детей. Меня это очень тревожит, но, надеюсь, скоро безумный загон с Интернами закончится. Как только отснимусь в этом сериале, буду крайне внимательно относиться к подбору ролей. Мне нужен какой-то перерыв, иначе я совсем оторвусь от детей.

- Они рассказывают вам, кем хотят стать? Может, кто-то хочет стать священником или актрисой?

- Анфиса хочет быть актрисой. Я не могу ребенку категорически запретить, ведь если я ей буду говорить “Ни за что не отпущу!”, то это будет выглядеть ханжеством, ведь я сам в этой профессии, зарабатываю этим на жизнь. Но постараюсь, чтобы этого не произошло.

Я не считаю это грехом, но это тяжелейший труд, как у донецких шахтеров. Кто не сталкивался, тот не знает, не оценит. Когда в семь утра встаешь, в 23:00 ложишься, а перед этим учишь тонны нового текста - это такой загруз мозга!

- Почему вы решили идти в президенты, а потом сняли свою кандидатуру? У вас наверняка были бы шансы.

- Было все по-честному. У меня 211 тыс. подписчиков. И было гигантское количество заявок на то, чтобы я выставил свою кандидатуру. Я позвонил своим друзьям-бизнесменам и сказал, что люди просят меня идти на выборы, и добавил, что на все воля Божья, но потребуются деньги. Мне ответили: “Прикольно. Деньги не проблема”. В принципе, мне стало интересно. Правда, я всю жизнь бегаю от административной работы. Но я на полном серьезе шел на выборы. У меня все было готово. Но я не имел такого резерва как [Владимир] Путин или еще кто-то.

- Почему сняли кандидатуру?

- Церковь запретила. Это социальная концепция: если нет угрозы раскола, то я не должен участвовать в политике.

- Если не секрет, за кого вы голосовали на выборах президента?

- К результатам выборов нужно относиться со смирением. У Путина действительно не было ни одного достойного противника. Нужно принять, что он победил по всем показателям. Даже с точки зрения пиара. А победителей не судят.

Но это не меняет мое отношение к нему. Мне по-прежнему кажется, что у нас абсолютная система правления. Но у нас ошибочно принято считать, что изменим президента - изменим систему. Нужно сначала построить нормальную, альтернативную систему, чтобы туда можно было насаживать правящую голову.

Поэтому нужно думать не о том, чтобы голову у системы отрубить, а потом новую систему строить по этому же типу архитектуры власти, ничего не меняя. Самое главное - понимание того, что что-то должно сдвинуться.

- Многие деятели культуры поддерживали кого-то из кандидатов. Вы же сохраняли нейтралитет. Это ваша принципиальная позиция или просто не было того, кого хотелось бы поддержать своим именем?

- Передо мной очень большая ответственность. Меня слушают люди, и если они меня спросят, за кого голосовать, я не могу им сказать “Не знаю”. А просто протестовать я не люблю.

- Собираетесь со временем вновь заняться политикой?

- Я вижу трещину внутри власти. И это плохо, несмотря на то что они наши противники. Но мы пойдем цивилизованным путем. 25 апреля я делаю клуб-вечер, на котором представлю свою партию. Она называется Коалиция неба и базируется на Доктрине-77. Это свод моих взглядов на развитие России.

Тема сложная, но честная, интересная и рисковая. Проще говоря, мы хотим создать массовую партию, и объединять нас будет клуб по интересам. Мы должны воспитать новое поколение. Мы заберем под себя детские дома, дома престарелых, у нас будут военный и спортивный лагеря. В нашей команде очень хорошие ребята, они с детдомовскими ребятишками разрабатывают маршруты по горам, стреляют в тире.

- И опять пойдете в президенты? Согласитесь, России нужны новые лица и личности, чтобы было из кого выбирать.

- Нет, я духовный лидер. В партии у меня будет право накладывать вето на любое решение и изменять его на другое.

- То есть вы собираетесь вернуться в церковь?

- Собираюсь. Выполню миссию, связанную с организацией партии Коалиция неба, и вернусь. Скорее всего, стану сельским священником, и актерская профессия затрется. Еще, правда, не решил, в какой приход. Возможно, буду капелланом [армейский священник], так как я человек подвижный. Либо что-то диковинное - Крайний Север, например.

- У вас уже за плечами много “диковинок”, яркая и необычная биография. Вам еще не предлагали снять фильм об Иване Охлобыстине? Или вы придерживаете личную историю для будущей режиссерской работы?

- Не знаю, честно говоря, я себя не идентифицирую даже как образ. Я смотрю в зеркало и вижу свое отражение. Сказать, что я узнаю себя на фотографии раньше остальных, нельзя. Так что в этой роли скорее интересен буду не я, а некий набор обстоятельств.

***

Этот материал опубликован в №13 журнала Корреспондент от 6 апреля 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: Россияжурнал Корреспондентинтервьюактеры Охлобыстин
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях

Загрузка...