ГлавнаяШоу-бизКино
 

Корреспондент. Герой без пафоса. Новый фильм Анджелины Джоли

Корреспондент.net, 11 февраля 2015, 11:27
0
2443
Корреспондент. Герой без пафоса. Новый фильм Анджелины Джоли
Фото: Universal Studios
Готовясь к съемкам, в октября 2013 года Анджелина Джоли встретилась с Луи Замперини, которому в то время было 96 лет

Корреспондент одним из первых посмотрел новую режиссёрскую работу Анджелины Джоли.

Несломленный – байопик о великом бегуне и бомбардире ВВС США Луи Замперини, который продержался 47 дней в океане и выжил в лагере для военнопленных, пишет Анна Давыдова в №3-4 журнала от 30 января 2015 года.

Говорят, красивая женщина умирает дважды: один раз как все, а до этого – когда перестаёт быть красивой. Увы, но - жестокая правда. Особенно если эта красивая женщина – актриса, чей успех в первую очередь основан на внешних данных. После 50 в Голливуде востребованными остаются преимущественно те, кто изначально прославился благодаря таланту, а не экстерьеру: достаточно вспомнить Мерил Стрип, Дайан Китон, Сьюзан Сарандон, Джуди Дэнч, Сигурни Уивер.

Анджелина Джоли не из таких. За исключением нескольких картин вроде Джиа (1998) или Прерванной жизни (1999, Оскар за лучшую женскую роль второго плана) она запоминалась скорее своими потрясающими формами и лицом падшего ангела, чем выдающейся актёрской игрой. При этом Джоли никак нельзя назвать пустоголовой куклой: она многолетний посол доброй воли ООН, основательница множества благотворительных фондов, кавалерственная дама Великобритании.

Сознавая, что в июне этого года ей стукнет 40 лет, Джоли всё чаще говорит о том, что «было бы хорошо перестать сниматься - я счастлива, когда снимаю сама». Актриса уже сейчас делает всё, чтобы смотреться в режиссёрском кресле органично.

Новый фильм Джоли, Несломленный, кажется, призван окончательно закрепить за ней прозвище «Клинт Иствуд в юбке»

Режиссёрский дебют состоялся в 2011-м с драмой В краю крови и мёда об отношениях между сербом и боснийской мусульманкой на фоне войны в Боснии. Картина получила в целом неплохие отзывы критиков. А новый фильм Джоли, Несломленный, кажется, призван окончательно закрепить за ней прозвище «Клинт Иствуд в юбке».

Кстати, сам Иствуд снимать кино начал, когда был чуть старше, чем сейчас Джоли: триллер Сыграй мне туманно (1971) он снял в 41 год. Сейчас 84-летний Иствуд – обладатель четырёх Оскаров  в номинациях Лучший режиссёр и Лучший фильм года: он признанный мастер жёстких психологических драм о людях, сумевших выстоять несмотря ни на что. И Джоли эта тема более чем близка.

Круги ада

Несломленный – это великая настоящая история, за которую взялись прекрасные сценаристы: главы жюри будущего Каннского кинофестиваля, братья Итан и Джоэл Коэны, а также Ричард Лагравенезе и Уильям Николсон.

Луи Замперини (Джек О’Коннел) – сын итальянских эмигрантов, у которого были все шансы стать банальным уличным бандитом. Но вместо этого парень, открывший в себе талант легкоатлета, стал звездой сначала школьной, а затем университетской команды по бегу.

В 1936 году Замперини финишировал восьмым в беге на 5 тыс. м на Олимпиаде в Германии. Он считался надеждой США на Олимпийских играх 1940 года в Токио, но этим надеждам не суждено было сбыться – началась Вторая мировая война. Игры отменили, Замперини пошёл на фронт бомбардиром ВВС США и в итоге по злой иронии судьбы всё-таки оказался в заветной Японии - в качестве военнопленного.

Фильм Джоли начинается с завораживающей и страшной сцены воздушного боя, в результате которого бомбардировщик Замперини «на честном слове и на одном крыле» еле дотягивает до базы. Самолёт не подлежит восстановлению, и  команде выдают другой в ужасном состоянии.

«Это всё равно что управлять сараем, сидя в сортире», - говорит один из пилотов, прежде чем у машины отказывают двигатели и она падает в океан.

В катастрофе выжили трое – Замперини, пилот Рассел Аллен Филлипс (Фил), получивший ранение в голову, и Фрэнсис Макнамара (Мак). Связав два спасательных плота, они отправились к, казалось бы, неизбежной смерти.

В Несломленном показан из путь по бескрайней тихоокеанской глади почти что день за днём: глядя, как постепенно высыхают тела ещё недавно крепких парней, как их лица покрываются волдырями от нещадного солнца, а губы – коркой, в какой-то момент перестаёшь задумываться, что смотришь кино, проникаясь их отчаянием, к которому всё равно примешивается толика ничем не мотивированной надежды.

Солдаты пережили нападение акул, выдержали страшный ночной шторм, во время которого Замперини пообещал, если выживет, посвятить себя богу. На 33-й день не стало Мака. А на 47-й обессиленных Луи и Фила нашли японские военные – так, вместо спасения из ада, парни попали в очередной его круг.

По большому счёту относительно спокойно Несломленного можно смотреть лишь со спойлерами: знание того, что главный герой выживет, как-то примиряет с жестокостью происходящего.

Японец по прозвищу Птичка - комендант лагеря, куда попадает Замперини, - патологический садист, чьи бесконечные издевательства над пленным кажутся совершенно не мотивированными, если не задумываться над их внутренним смыслом. Сломить чемпиона, олимпийца, не сломленного 47 днями океана, - это ли не вызов, это ли не задачка? Но она оказывается Птичке не под силу.

Вернись живым

Главное отличие Несломленного от многих подобных (в том числе и украинских) фильмов – принципиальное отсутствие натужного гражданского пафоса. Замперини не герой войны: он по большому счёту и повоевать-то толком не успел. Он не бьющий себя пяткой в грудь борец за демократию, гражданские свободы и прочие душеполезные вещи. Он просто сильный человек, борющийся за свою жизнь. Но для него это означает не одно лишь физическое выживание, но и сохранение собственной личности, то бишь её основополагающих принципов, без которых он, даже живой, уже не был бы собою.

Главное отличие Несломленного от многих подобных (в том числе и украинских) фильмов – принципиальное отсутствие натужного гражданского пафоса

Кажется, в Несломленном слово «Америка» звучит всего лишь один-единственный раз — когда Замперини отказывается зачитать в международной японской радиопередаче пропагандистский текст. Отказавшись от сытой жизни коллаборациониста, он без всякой патетики сообщает своё решение: «Такого говорить об Америке я не буду», - понимая, что эти слова обрекают его на возвращение в лагерную клетку к Птичке.

Пленный не плюёт в лицо своему мучителю, не провозглашает громких речей и не зовёт солагерников на баррикады. Он молча и покорно выполняет все указания, но делает это так, что жертва и палач словно бы меняются местами: Птичка мучится от бессилия сломить его дух.

Кульминация противостояния – сцена, где измученный заключённый держит над головой огромную балку: стоит уронить, и его расстреляют. Благодаря мастерской операторской работе Роджера Дикинса кадр с тенью от балки и человеческой фигуры вызывает явные ассоциации с распятием Христа. И эта тема – добровольной жертвы и прощения - является ключевой и в фильме, и в судьбе самого Замперини.

После войны он выполнил своё обещание, данное в океане, — стал оратором-мотиватором, близким к евангелистским движениям. Позднее Замперини посетил Японию и встретился с лагерными надсмотрщиками, высказав каждому из них своё прощение. А единственным, кто отказался от встречи с бывшим узником, стал Птичка.

Безусловно, в фильме Джоли хватает минусов: это и множество клише в начале картины, и её явная затянутость (лента идёт 2,5 часа), и натужно педалируемая тема материнской любви (светлый образ миссис Замперини получился совершенно искусственным), и физические странности. К примеру, нелегко поверить, что после того, как по приказу Птички каждый (!) заключённый лагеря изо всей силы ударил главного героя по лицу, у того остались целыми все зубы.

И при всём этом критики отзываются о ленте в целом положительно. А рейтинг 7 из 10 на портале IMDB свидетельствует о том, что и зрители с ними согласны.

Как воспримет украинская аудитория фильм, стартующий в прокате 5 февраля, предсказать сложно. Безусловно, на фоне новостей из зоны АТО какое бы то ни было кино на военную тему кажется несколько  неуместным.

С другой стороны, возможно, именно этот фильм поможет кому-то взглянуть на некоторые вещи под другим углом. Например, на тезис «нас сливают». Самого Замперини – не простого солдата, а чемпиона, спортивную звезду, - следуя популярной терминологии, «слили» безо всяких сомнений, сначала подсунув неисправный самолёт, потом быстро отказавшись от поисков потерпевших крушение бойцов (это вам не Спасти рядового Райана), а затем и вовсе официально объявив парня погибшим.

Каждый его выбор, каждое его отчаянное «да!» жизни несмотря ни на что - говорит лишь об одном: человека «слить» невозможно, пока он не «сольётся» сам

Но все последующие события – каждый его выбор, каждое его отчаянное «да!» жизни несмотря ни на что - говорит лишь об одном: человека «слить» невозможно, пока он не «сольётся» сам.

«Когда я увидел их - побежал к родителям, к моей семье, - я просто чувствовал, что вернулся живым. Вы знаете, я был мёртв, и я вернулся живым», - вспоминал Замперини о своих первых мгновениях на родине по возвращении из плена.

Замперини скончался 2 июля 2014 года в возрасте 97 лет в своём доме в Лос-Анджелесе. Увы, он так и не увидел фильм о себе, хотя и принимал участие в его создании: встречался с Джоли и даже подарил ей талисман на удачу - золотой кулон-кроссовок (один из личных призов).

Зато свою Олимпиаду в Японии Несломленный всё же пробежал. 81-й день рождения Замперини встретил на улицах Нагано с олимпийским факелом в руках. Как говорится – по вере вашей.

***

Этот материал опубликован в №3-4 журнала Корреспондент от 30 января 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: Джоликинопрокатфильм Несломленный
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях

Загрузка...