ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Корреспондент: Дом, который покинул ЖЭК

16 апреля 2010, 11:59
0
56
Корреспондент: Дом, который покинул ЖЭК
Фото: Корреспондент
Уходя из-под опеки ЖЭКов, украинцы самостоятельно берутся за благоустройство своих домов

Жители львовских спальных районов кинулись благоустраивать подъезды и дворы: отказавшись от услуг опостылевших всем коммунальных с

Наталья Константина, 27-летняя львовянка, напрасно пытается оттащить сына от новенькой песочницы во дворе их дома на улице Антонича, в спальном районе Сыхов. То, какими стали ее подъезд и двор с тех пор, как два года назад жильцы близлежащих многоэтажек отказались от услуг районного ЖЭКа и создали объединение совладельцев многоквартирных домов (ОСМД), она описывает кратко, но всеобъемлюще: "Супер!" И через секунду повторяет с протяжным "с": "У нас - супер!"

- Так красиво ремонт сделали, - восторгается ей в унисон 27-летняя Ярына Лесько, она живет здесь же.

- И подъезд убирают. То, что нам лучше, чем с ЖЭКом, - 100%. Те же деньги, - поддакивает Константина.

- Я уборщицу вижу каждый день в подъезде, - этот аргумент Лесько воистину железобетонный.

В последнее время ОСМД, такие как в Сыхове, таком же спальнике, как киевские Троещина и Борщаговка, появляются во Львове как грибы после дождя. Жители местных многоэтажек, а именно в них финансово оправданно создание подобных сообществ, измучены бездействием коммунальных служб и все чаще решают взять и послать ЖЭК к черту. В какой цвет красить стены в подъезде, как часто мести двор и мыть лестницу, они теперь решают сами. Только за январь-февраль этого года подобных объединений образовалось 13, сообщают чиновники Львовского городского совета. Для сравнения, за аналогичный период прошлого года - четыре.

Жизнь после ЖЭКа

По словам Галины Когут, заведующей сектором поддержки муниципальных проектов департамента жилищного хозяйства Львовского городского совета, всему виной львовский мэр Андрей Садовый - "фанат таких объединений". В июле 2009 года городские власти даже приняли целую программу по содействию образованию ОСМД. Согласно программе городской совет выделяет средства на капитальный ремонт кровли и инженерных систем, водопровода и канализации в тех домах, которые переходят на баланс ОСМД. Как утверждает Когут, в прошлом году горсовет потратил на капитальные ремонты 35 домов, владельцы квартир в которых стали членами подобных сообществ, 2.000.750 грн. Еще 10 млн грн. городские власти собираются потратить на капитальный ремонт 50-60 таких домов в этом году.

Всего ОСМД во Львове уже 350. В других городах-миллионниках, по данным Министерства по вопросам жилищно-коммунального хозяйства, их меньше: в Одессе - 311, в Харькове - 240, в Днепропетровске - 203. Исключение только Киев - в нем ОСМД 498, но он несравним ни размером, ни населением.

В общем, ОСМД в Украине созданы пока только в 7-8% многоэтажных домов. Еще 12-13% высоток входят в жилищно-строительные кооперативы, остальные дома пока в ведомстве ЖЭКов. Почему процесс перехода от общественного к личному затягивается, Когут понятно. По закону лестничные клетки и прилегающие территории к дому приватизировать можно, но не обязательно. К тому же большинство людей об этом просто не знают, говорит она.

В подъездах домов Константиной и Лесько, тех, что с детской площадки, стены сверху донизу выкрашены розовой эмалью — не то что в удручающий темно-зеленый и до середины стены, как в большинстве домов в Украине. Перила — новые. На полу — плитка как в офисных холлах. Плиткой отделаны даже ступеньки. Правда, только до второго этажа: дальше "денег не хватило", объясняет Василь Коцюк, глава правления ОСМД Сихiвчани, того самого, что объединило жильцов домов, где живут Константина с Лесько. Новый домоуправ, переманивший у ЖЭКа соседей по округе в свое сообщество, подходит к двери, обтянутой старым коричневым дерматином.

"Тут раньше жил Зварич [экс-председатель Львовского апелляционного административного суда, в данный момент находящийся в СИЗО]", - показывает Коцюк местную достопримечательность.

Но она не единственная: на стенах подъездов теперь - датчики движения. Свет в подъезде загорается, только когда в него кто-то заходит, в каждом доме - свой электросчетчик - а это экономия, на входных дверях - новые кодовые замки, в квартирах - домофоны, а окна в подъездах - диво дивное - пластиковые, как не в каждой квартире.

"По 200 грн. с квартиры дополнительно собирали", - поясняет Коцюк. На стеклопакеты членских взносов, а это то, что теперь платят жильцы управляющей компании Коцюка вместо коммунальных платежей ЖЭКу, пока не хватило, говорит он. А в общем на то, чтоб отремонтировать один подъезд - оштукатурить и покрасить стены, положить плитку, отремонтировать щитовые, прикрепить перила, поставить счетчики и домофоны и повесить плафоны с лампочками - нужно от 25 тыс. до 35 тыс. грн., добавляет он. Денег на подобный ремонт ему вполне хватило из тех взносов, которые жильцы теперь сдают в общий котел ОСМД (от 1,32 до 1,38 грн. за 1 кв. м), а это даже меньше, чем то, что раньше они платили ЖЭКу (от 1,64 до 1,84 грн. за 1 кв. м). Это не считая оплаты за свет, газ и воду. Жильцы за предоставление этих услуг платят столько же, сколько раньше платили ЖЭКУ, но теперь - компании Коцюка, заключившего с государственными поставщиками-монополистами договор напрямую.

По мнению Когут из Львовского горсовета, таких ОСМД, как у Коцюка в Сыхове, станет значительно больше, если за правило украинские власти возьмут международный опыт.

"И в Польше, и в Словакии в течение полугода всех заставляют после приватизации квартир создавать товарищества и выбирать управляющего, - говорит она. - В государственной собственности ничего не остается, кроме памятников архитектуры".

Старый город

Дом на улице Краковской, 14, в самом центре Львова, где живет 63-летний Евгений Калин, не памятник архитектуры, хотя и находится во дворе армянской церкви XIV века. По словам Калина, его дом раньше был резиденцией армянских священников. Во время ремонта под тремя-четырьмя слоями штукатурки он нашел на стенах старинные армянские росписи. Дому Калина 200 лет, и, похоже, в муниципальной собственности он навсегда.

"Здесь остались старые люди, некому тут создавать частные ЖЭКи, - на лестничную площадку бывший районный санитарный врач, а теперь пенсионер Калин выходит в женских тапочках. На потолке и стенах старинного дома с деревянной лестницей помимо лепнины - плесень. Дыры в полу, в деревянных настилах в парадном для верности прикрыты старыми подстилками, а то в самую пору провалиться в подвал. На прогнившую лестницу с витыми деревянными перилами ступить страшно. В крохотном итальянском дворике внутри дома - сбивающий с ног стойкий запах мочи.

"Вы себе не представляете, что здесь было в 1960-х годах! - мечтательно вспоминает Калин. - Это была фантастика! Здесь, на лестнице, лежала ковровая дорожка с металлическими защипами. <…>. В этой квартире, - показывает он рукой на дверь за спиной, - жил главный архитектор города Львова. Этажом выше - профессор университета, преподаватели, музыканты".

За свою двухкомнатную квартиру размером в 50 кв. м с печным отоплением Калин платит ЖЭКу по счетам около 600 грн. в месяц. И уже ничего от него не ждет. По словам жильца, в последний раз белили здесь 20 лет назад, а капитальный ремонт вообще никогда не делали. "Мы писали жалобы", - в отчаянии машет рукой Калин. На первом этаже - объявление ЖЭКА: на этой неделе неплательщикам обещают "обрезать канализацию".

У бывшего военного 53-летнего Коцюка, того, что возглавил ОСМД в спальном Сыхове, канализацию обрезать некому, по счетам платят 95% жильцов - во всяком случае так он говорит. "Это свое, понимаете? Cвое!" - объясняет он небывалый среди соотечественников уровень сознательности. Агитировать соседей на создание домового сообщества сначала в своей многоэтажке, а потом и в близлежащих он начал 14 лет назад.

Теперь муж 57-летнего инженера Леси Рудюк, инвалид, который восемь лет из дома ни ногой, наконец-то может выйти на улицу. По указу нового домоуправления рабочие-строители сделали цементный скат для инвалидных колясок от двери квартиры к двери подъезда.

"Да какой там скат, у нас ясень под домом молнией разбило, мы три года просили, чтоб его срезали, - вспоминает Рудюк еще недавние жуткие будни жизни с ЖЭКом, стоя в длинном халате на лестничной площадке. - Палец о палец не ударяли".

Ее сосед из рядом стоящего дома, 24-летний программист Виталий Живиляк, весело сбегает вниз по лестнице. "Те же деньги, даже меньше, а видите разницу? - оглядывается он вокруг, расплываясь в улыбке. И вспоминает события почти десятилетней давности: - Когда к нам [во Львов] папа римский приезжал - побелили. Через год все облезло". По подъезду Живиляка снуют строители в рабочих куртках.

"Дмытро! Организуй студентов, чтоб мусор убрали!" - кричит домоуправ Коцюк, деловито шагая по двору в костюме и галстуке. Львовские ПТУ присылают к нему на практику студентов-строителей, объясняет он. А проходя мимо чистых мусорных контейнеров, Коцюк и совсем уж размечтался. "Наверху бойлерной хочу оранжерею сделать. А чего ж нет? Там корты теннисные сделаю, поле футбольное", - указывает он рукой вдаль.

За ним из окна квартиры на втором этаже наблюдает 77-летний пенсионер Павел Леньо. В ОСМД он вступать не хочет из вредности. "Я уже в колхозе был!" - кричит он, высунувшись на улицу.

"Я не могу выйти [во двор], я с палочкой", - объясняет Леньо Корреспонденту, уже стоя в одних носках на цементном полу лестничной площадки у распахнутой двери своей квартиры. Дом Леньо до сих пор под опекой ЖЭКа. Перил на железных поручнях лестницы нет, спускаться пенсионеру по лестнице тяжело. "Наш ЖЭК - как моя жизнь, - говорит Леньо и кричит Коцюку, снова высовываясь из окна во двор: - Сделай мне поручни!"

Эта статья опубликована в №14 журнала Корреспондент от 16 апреля 2010 года.

ТЕГИ: КиевподъездблагоустройствоЖЭК
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях