ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Подземная война. Как строились крыивки УПА - архив

20 октября 2011, 09:43
0
5372
Корреспондент: Подземная война. Как строились крыивки УПА - архив
Фото: Фото из книги: Українська Повстанська Армія. Історія нескорених. Львів, 2007
Именно украинские повстанцы сделали подпольную войну по-настоящему подпольной

Со второй половины 1940-х годов в Западной Украине шли подземные бои - члены УПА и другие подпольщики строили схроны, базы для подпольной борьбы, а советские силовики их разрушали, - пишет Владимир Гинда в № 40 журнала Корреспондент от 14 октября 2011 года.

В современном Вьетнаме охочим туристам показывают поразительные памятники войны с американцами – целые системы подземных укрытий и тайников, которые коммунистическое подполье сооружало буквально под ногами у заокеанских агрессоров и использовало в войне за независимость.

Эти "норы" вырыты руками вьетнамцев, но у них украинские корни. Дело в том, что военспецы из СССР передали своим азиатским союзникам некоторые секреты Украинской повстанческой армии (УПА), Организации украинских националистов (ОУН) и всех тех подпольщиков, что действовали под руководством этих структур во второй половине 1940-х годов против советской власти. На западе Украины они строили подземные схроны-"крыивки", чтобы вести с этих баз подпольную и подрывную работу.

С 1944года они активно строили тайные укрытия на территории, куда вошли советские войска. Причем в этом искусстве добились немалых успехов

Именно украинские повстанцы сделали подпольную войну по-настоящему подпольной. Начиная с 1944 года они активно строили тайные укрытия на территории, куда вошли советские войска. Причем в этом искусстве добились немалых успехов, порой демонстрируя изобретательность и масштабность.

Например, в селе Подгайчики Глинянского района Львовской области сотрудники советских правоохранительных органов с трудом обнаружили тайный схрон УПА, расположенный в куполе местной церкви. А в Жабовском районе Станиславщины (ныне – Ивано-Франковская область) силы госбезопасности накрыли целый подземный лагерь, способный принять до тысячи "жителей".

Однако итог этой подземной войны доказал, что без поддержки извне любые партизанские хитрости не в состоянии превозмочь мощный государственный аппарат. Советская власть шаг за шагом подавляла активность ОУН и УПА, уничтожала их сторонников и подземные укрытия. Поэтому повстанцы очень быстро ушли в глухую оборону, распались на небольшие группы, которые уже в начале 1950-х были почти полностью ликвидированы.

Подпольный фронт

Массово строить укрытия повстанцы стали накануне прихода советских войск на основную часть территории Западной Украины. К этому их призвало командование УПА, издавшее 27 августа 1944 года приказ по группе Запад, предполагавший переход к подпольной борьбе с явно превосходящими силами советских войск.

При этом предполагалось действовать малыми группами, которым было легче оставаться незамеченными. А идеальными базами для подобных подразделений были как раз небольшие скрытые бункеры.

Массово строить укрытия повстанцы стали накануне прихода советских войск на основную часть территории Западной Украины

"Конспирация – залог нашего существования и успеха, - отмечал в своих воспоминаниях Степан Хрен Стебельский, командир группы УПА. - Поэтому постоянно обращаем на нее строгое внимание. Особенно строительство бункера, доставка продовольствия и быт в лесу должны происходить в очень строгой конспирации".

Об этом же речь шла и в Организационных указаниях подполью, которые руководство повстанцев распространило среди своих сторонников в апреле 1950 года. "Придерживаясь конспирации, можно существовать долго. Агентура есть везде, поэтому каждый подпольщик должен знать правила конспирации, как солдат – устав полевой службы. Подпольщик должен жить под землей", - говорилось в них.

В этом умении – жить под землей - повстанцы добились неплохих успехов. В лесах, горах и огородах местных крестьян появились самые разнообразные схроны. Здесь были и крыивки-склады, и казармы, а также штабы, типографии, пункты радиосвязи, просто тайники. Причем члены УПА устраивали их не только под землей, но и на чердаках домов, церквей или в хозяйственных постройках.

Были и крыивки-склады,и казармы, а также штабы, типографии, пункты радиосвязи, просто тайники. Причем члены УПА устраивали их не только под землей, но и на чердаках домов, церквей или в хозяйственных постройках

Самыми сложными объектами были бункеры, в которых могли подолгу скрываться большие группы подпольщиков. Их, как правило, строили в густом лесу или в зарослях кустарника, в паре-тройке километров от населенных пунктов, где жили лояльные к УПА люди, вблизи ручья или реки.

Основой такого "дома" служила яма глубиной три-четыре метра – землянка. Ее стены изготавливали из деревянных столбов, а на потолок клали два наката бревен. Бункеры оборудовали вентиляционными отверстиями, которые повстанцы называли "лювтівники". Их маскировали, выводя вентиляционные каналы на поверхность, например, через стволы деревьев.

Входные двери – "дучки" - в подобных землянках тоже тщательно маскировались. В роли таких "ворот", как правило, выступал ящик, заполненный землей, в которую порой даже сажали молодые деревца. Иногда выходы из бункера маскировали под пни, колоды, а если схрон находился в сельском дворе – то и под кучу мусора, стог сена или собачью будку.

Привычной была практика, когда землянку строили именно те подпольщики, которые в дальнейшем ее использовали. Работали они в темное время суток, стараясь себя при этом не выдать. Выкопанную при работах землю сбрасывали в реку или выносили на свежевспаханное поле.

Скрытая жизнь

Сидящие в бункерах и схронах повстанцы старались не терять время даром. Члены ОУН-УПА изучали основы военного дела, конспирации, готовились к подпольной и подрывной работе. Не забывали и о пропаганде, размножая для дальнейшего распространения националистические и антикоммунистические листовки, журналы, газеты.

Жизнь под землей было сложной. "В зимней резиденции жилось несладко, - рассказывал в одном из своих интервью Михаил Деркач Зеленчук, один их членов УПА. - О событиях в мире узнавали из радиоприемника, но не знали, что делается вокруг нас, в ближайших населенных пунктах. Такая длительная самоизоляция, конечно, давила на психику, ведь снаружи не доносилось ни звука".

О событиях в мире узнавали из радиоприемника, но не знали, что делается вокруг нас, в ближайших населенных пунктах. Такая длительная самоизоляция, конечно, давила на психику, ведь снаружи не доносилось ни звука

Повстанцы выходили на поверхность лишь раз в сутки, исключительно ночью и ненадолго - подышать свежим воздухом или дать привести себя в порядок женщинам, если таковые были в схроне.

Даже такая простая в нормальных условиях задача, как приготовление пищи, была для подпольщиком сложным процессом. Ведь чтобы не быть обнаруженными, горячую еду и питье приходилось готовить на керосиновых горелках. На таком устройстве каша, к примеру, варилась около трех часов, а кипячение воды для чая занимало полтора-два часа. Да и запасы еды были невелики. Обычной нормой повстанца были 60-75 г сала и пара сухарей в день.

В поисках тайников

В схронах хорошо было прятаться от врага, но не воевать. Обороноспособность различных "крыивок" и бункеров была очень ограниченной, она обрекала обитателей на пассивное сопротивление и почти гарантированную гибель при обнаружении. Поэтому повстанцы часто минировали свои тайные убежища, чтобы в случае, если не удается пробиться через основной или запасной выходы, уничтожить себя.

Это было тем более актуально, что противная сторона – советские военные и сотрудники вначале НКВД, а после Министерства госбезопасности (МГБ), пришедшего на смену наркомату внутренних дел, – постоянно совершенствовали приемы и методы борьбы с подпольем.

В схронах хорошо было прятаться от врага, но не воевать. Обороноспособность различных "крыивок"и бункеров была очень ограниченной, она обрекала обитателей на пассивное сопротивление и почти гарантированную гибель при обнаружении

Буквально за несколько лет советские спецслужбы разработали комплекс мер по обнаружению и захвату бункеров, домов и лесных укрытий повстанцев. К примеру, в 1952 году в подразделениях МГБ, дислоцированных в окрестностях Дрогобыча, в программе подготовки был курс подобных занятий. Сотрудники госбезопасности отрабатывали антиповстанческие действия группами по 10-12 бойцов из числа наиболее опытных солдат и сержантов.

При поиске тайников подразделения Красной (после 1946 года – Советской) армии и МГБ действовали тонко. Оперативно-разыскные группы могли, например, демонстративно покинуть район поисков или населенный пункт, чтобы расслабившиеся подпольщики, выйдя из схронов, попали в засаду.

Для поиска бункеров военные использовали и массовые прочесывания подозрительных районов. При обнаружении "крыивки" бойцы не торопились идти на штурм - они забрасывали укрытие газовыми гранатами или сигнальными ракетами, дававшими много дыма. После в схрон запускали служебную собаку для выявления живых или активных подпольщиков. За псом мог следовать либо солдат в противогазе, либо чучело в военной плащ-накидке, которое вталкивали внутрь для выявления ответной реакции.

При обнаружении "крыивки" бойцы не торопились идти на штурм - они забрасывали укрытие газовыми гранатами или сигнальными ракетами, дававшими много дыма

Также советские спецслужбы активно использовали для уничтожения повстанцев в укрытиях специальный отравляющий газ Нептун-7/93. А в начале 1950-х на вооружение оперативно-боевых групп поступило новое спецсредство Тайфун - снотворный газ мгновенного действия, который переносили в небольших баллонах и старались направить внутрь схронов через вентиляционные отверстия.

Для обнаружение "крыивок" порой использовали и такой экстравагантный способ, как обработка обуви специальным химическим препаратом Нептун-22, чтобы по запаху следов легко прошли служебные собаки. Эти сапоги или башмаки сотрудники госбезопасности передавали курьерам повстанцев через своих агентов в подполье.

Тем же путем – через тайных сотрудников – советские органы доставляли в схроны и мины-сюрпризы, чаще всего замаскированные под такие необходимые повстанцам предметы, как радиобатареи.

Для обнаружение"крыивок" порой использовали и такой экстравагантный способ, как обработка обуви специальным химическим препаратом Нептун-22, чтобы по запаху следов легко прошли служебные собаки

Одним из подобных взрывных устройств 11 декабря 1951 года в селе Радомышль Луцкого района был подорван заместитель руководителя краевого провода Москва на Волыни Иван Троцюк с охраной. В том же году мина-сюрприз, доставленная курьером-агентом под видом почты, уничтожила референта службы безопасности Тернопольского окружного провода Шляха и двоих его охранников, останки которых разбросало в радиусе 25 м.

По воспоминаниям Зеленчука, силовые органы даже подбрасывали в схроны через своих тайных помощников из числа местных жителей одежду с тифозными вшами. К слову, именно тайные сотрудники были самым эффективным орудием советской власти в борьбе с тайными укрытиями.

Не только успешные операции против "крыивок", но и ряд других мер (применение больших боевых групп, отрядов повстанцев-перебежчиков, объявление амнистий), а также почти полная изоляция повстанцев от внешнего мира и постепенное снижение поддержки со стороны местного населения привели к тому, что вся эта скрытая война завершилась поражением подполья.

***

Этот материал опубликован в №40 журнала Корреспондент от 14 октября 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь

ТЕГИ: историяжурнал КорреспондентОУН-УПААрхив
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях