ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Елки и оливье. Как формировались современные традиции празднования Нового года - архив

20 января 2012, 12:10
0
847
Корреспондент: Елки и оливье. Как формировались современные традиции празднования Нового года - архив
Фото: Фото ЦГКФФА имени Пшеничного
В послевоенное время традиция празднования Нового года обрастает новыми деталями

Самый советский из нынешних праздников – Новый год - во времена существования СССР был меньше всего подвержен влиянию коммунистической идеологии, и даже нес в себе религиозный оттенок, - пишет Валентина Червоножка в рубрике Архив №1 журнала Корреспондент от 12 января 2012 года.

Предновогодняя гонка по магазинам, большая елка на Крещатике, массовые гулянья, детские утренники - со всеми этими традициями Киев знаком еще с конца XIX века. Вначале вся эта праздничная суета носила религиозный смысл и была приурочена к Рождеству. А в советское время власти не только перенесли дату праздника – с 25 декабря на 1 января, - но и сделали этот праздник светским.

Его основные атрибуты окончательно оформились в 1960-х годах, и потом два десятка лет подряд киевляне, как и прочие жители Страны Советов, ежегодно разыгрывали один и тот же сценарий: сначала погоня за деликатесами, затем уютный домашний праздник, а после него – массовые гулянья для взрослых и утренники для малышей. Эта традиция самого незаполитизированного праздника в советском круговороте торжественных дат с легкостью пережила и людей, ее породивших, и сам СССР.

Старорежимное дерево

Изначально для киевлян и других украинцев, живших на территории Российской империи, елка была символом Рождества. Традицию украшать хвойное дерево на просторы огромной страны занесло из Германии вместе с прусской принцессой Шарлоттой, ставшей женой императора Николая I. В 1817 году для нее украсили ель в Петербурге.

Во второй половине XIX века традиция стала повсеместной, причем из семейной она быстро превратилась в общественную и даже благотворительную. Именно в таком виде елка впервые появилась и в Киеве.

Традицию украшать хвойное дерево на просторы огромной страны занесло из Германии вместе с прусской принцессой Шарлоттой, ставшей женой императора Николая I

"На третий день праздника Рождества Христова, 27 декабря, высочайше утвержденным киевским обществом для помощи бедным будет устроена в зале Киевской городской думы на Крещатике елка в пользу детей, опекаемых этим обществом, – писала газета Киевлянин 12 декабря 1878 года. – Цена билета для детей 50 коп., для взрослых – 1 руб. На каждый детский билет будет подарок".

С тех пор Крещатик стал центром подготовки к рождественским праздникам. Во многочисленных магазинах на этой улице можно было приобрести подарки на любой вкус, а на елочных базарах, проводившихся тут же, – хвойные деревья. "Во многих дворах на Крещатике производится продажа елок, а также целые леса елок замечаются на площадях, – отмечалось в Киевлянине за 23 декабря 1902 года. – Цены на них сравнительно невысокие".

На том же Крещатике располагались и магазины с елочными украшениями отечественного и зарубежного производства. Причем торговали они довольно изысканным товаром. Например, в начале XX века в моду вошли игрушки из так называемого дрезденского картонажа – фигурки птиц и зверей, составленные из двух половинок блестящего выпуклого картона. Довольно тонкой работы были и игрушки из ваты, накрученной на проволоку, раскрашенные и посыпанной блестками, – ангелы, херувимы, дети, моряки, клоуны. А вот традиционные ныне стеклянные шары с тонкими стенками тогда только научились делать, и поэтому стоили они очень дорого.

Довольно тонкой работы были и игрушки из ваты, накрученной на проволоку, раскрашенные и посыпанной блестками, – ангелы, херувимы, дети,моряки, клоуны

Со второй половины XIX века в Киеве начали проводить детские рождественские представления, героями которых становились лесные звери, Дед Мороз, Снегурочка, Снежинки, образы Старого и Нового года. Подобные праздники проводили во всех воспитательных и учебных заведениях и в других общественных местах.

На звание главной елки Киева в то время, по словам Ольги Друг, заведующей отделом Музея истории Киева, претендовали два дерева. Первое устанавливали в Дворянском собрании на Крещатике – это здание не сохранилось. Вторая ель красовалась в Купеческом собрании – здании, где сегодня располагается филармония. Именно вокруг нее устраивали самое большое детское рождественское представление.

Одно из таких меоприятий, на котором дерево украшали уже не обычные свечи, а электрические лампочки, рекламировал в декабре 1910 года Киевлянин. "Устроено будет шествие всех детей с флагами и в костюмах разных народов, – писало это ежедневное издание. – В шествии примут участие Снегурочка, Дед Мороз, Баба-яга и другие. Дети прочтут стихотворения и басни".

Новый смысл

С установлением в Украине советской власти рождественские традиции оказались классово чуждыми, и с ними стали бороться. Началось все с календарной реформы в январе 1918 года, вводившей григорианский стиль, как и в других странах.

Православная церковь следовать ему не захотела, продолжая отмечать Рождество по старому, юлианскому календарю. И день 25 декабря – дата традиционного празднования – пришелся на 7 января по новому стилю. В итоге возникла путаница. А вслед за реформой календаря последовала антирелигиозная кампания, высмеивавшая традиции церковных праздников.

Со второй половины XIXвека в Киеве начали проводить детские рождественские представления, героями которых становились лесные звери, Дед Мороз, Снегурочка, Снежинки, образы Старого и Нового года.

Однако рядовые граждане, несмотря на политику атеизма, продолжали праздновать в семейном кругу Рождество. Поэтому в 1928 году власти, неудовлетворенные нежеланием людей избавится от "религиозных пережитков прошлого", начинают новый, более жесткий этап борьбы с религией. В результате продажа елок оказывается под запретом, из магазинов исчезает и вся рождественская мишура.

Взамен религиозного праздника власть стала проводить для школьников и молодежи различные военно-спортивные игры. А взрослым предложили проводить рождественские дни на антирелигиозных лекциях и самодеятельных сценических постановках о революции.

Однако все эти попытки искоренить традицию и заменить Деда Мороза пролетарскими лекторами и физкультурниками, растянувшиеся на восемь лет, провалились. И за четыре дня до наступления 1936 года кремлевские правители решили реабилитировать старый праздник. Что послужило причиной такого решения, точно не известно. Но оно вписывается в общую стратегию середины 1930-х годов по пересмотру дореволюционного наследия и "взятию на вооружение" тех его моментов, которые могли пригодиться советской власти в воспитательной и образовательной работе.

Бывшее рождественское дерево возродилось в новом статусе – советской новогодней елки, главной составляющей праздника. Уже в канун 1937 года этот день отметили с большим размахом – в Кремлевском дворце нарядили огромную ель и провели грандиозное торжество.

Взамен религиозного праздника власть стала проводить для школьников и молодежи различные военно-спортивные игры

Инициативу подхватили по всей стране, причем праздники устраивали на любых подходящих площадках – в клубах предприятий, школах, детсадах. Зачастую организаторы при их проведении использовали дореволюционные сценарии.

Вернулась и традиция украшения елки, что заставило советскую промышленность вспомнить навыки изготовления соответствующих игрушек. Хитом стали безделушки из прессованной ваты, причем к традиционным фруктово-звериным сюжетам и Деду Морозу добавились герои сказок – Красная Шапочка, Доктор Айболит, Кот в Сапогах, а также советские актуальные мотивы - фигурки дирижаблей с надписью СССР, самолеты, парашютисты, полярники, пограничники с собаками, красноармейцы, пионеры.

Впрочем, в те времена покупные игрушки были редкостью. Советские люди чаще украшали елки тем, что делали своими руками из бумаги, ваты или картона. "То что-то вырежем, то слепим, то из чего-то еще сотворим, – вспоминает довоенное детство киевлянка Зинаида Сотникова. – То яблочки маленькие завернем и повесим на елку, то конфеты".

Бывшее рождественское дерево возродилось в новом статусе – советской новогодней елки, главной составляющей праздника

Война ненадолго прервала эту традицию, но уже первый послевоенный год страна встретила торжествами. Вновь волна праздника прокатилась от Москвы до самых до окраин.

"Родители установили в комнате с балконом небольшую красивую сосенку, украсили ее игрушками и самодельной гирляндой из автомобильных электрических лампочек, не имевших цоколя, – вспоминал о подготовке своей семьи к празднованию наступления 1946 года Дмитрий Малаков, замдиректора Музея истории Киева, в своей книге Киев. Война. Немцы. – Игрушки были еще довоенные, в частности штампованные из картона посеребренные или позолоченные звери и птицы, ватные, посыпанные блестками куклы, яблочки и мандаринки, раскрашенные стеклянные шары, сделанные из отбракованных электрических лампочек".

Советское значит привычное

В послевоенное время традиция празднования Нового года обрастает новыми деталями. Тем более что в конце 1947 года 1 января сделали выходным днем. Причем только им одним советские люди не ограничивались, растягивая череду застолий и гуляний на две недели, до 14 января – дня начала года по старому стилю.

"Когда я был студентом, это 1960-е годы, то в обязательном порядке праздновался и старый Новый год, – говорит Анатолий Збанацкий, замдиректора Музея истории Киева. – Не так громко и пышно, как официальный, но праздновался. И елку не разбирали до старого Нового года".

Наряду с елками, установленными для публичных торжеств в помещениях различных клубов, в те годы впервые появились и их уличные аналоги – на площадях и в парках. К примеру, в Киеве образца 1950-1960-х только на главной городской улице, Крещатике, елки ставили сразу в нескольких местах. Одна лесная красавица неизменно располагалась на площади Сталина, ныне – Европейской, возле Дворца пионеров, где сейчас находится филармония. Второе дерево наряжали на площади Калинина, современном Майдане Незалежности. Третья же ель несла праздничный караул возле входа на станцию метро Крещатик.

Наряду с елками,установленными для публичных торжеств в помещениях различных клубов, в те годы впервые появились и их уличные аналоги – на площадях и в парках

Деревьями дело не ограничилось – начиная с 1960-х к Новому году центральную улицу украинской столицы стали украшать праздничной иллюминацией. Изначально она была идеологически выдержанной – состояла из пятиконечных звезд и серпов с молотами, растянутых над проезжей частью.

А в домашнем обиходе произошла очередная игрушечная коррекция - с наступлением эпохи Никиты Хрущева промышленность взялась изготавливать фигурки девушек в национальных костюмах, кукурузные початки, а также различные игрушки на космическую тематику – спутники, ракеты, космонавтов.

Тема освоения космоса проникла и в детские новогодние представления. "Я помню, в 1960 году нам показывали спектакль о полете в космос Белки и Стрелки [собак, первыми из животных вернувшихся живыми из орбитального полета, состоявшегося 19-20 августа 1960 года]", – рассказывает Людмила Мартынюк, методист Государственного музея игрушки.

Еще одной яркой деталью советского Нового года стала подготовка праздничного стола, к которому каждая семья старалась раздобыть деликатесы. В эпоху тотального дефицита этот процесс превращался в серьезное испытание.

В эпоху Леонида Брежнева все новогодние "наработки" советского народа закрепились, превратившись в неизменную традицию: на улице – общественная елка и праздничная иллюминация,дома – маленькая сосенка или елочка и ломящийся от деликатесов стол

Зато именно в декабре в магазинах появлялись в свободной продаже грузинские мандарины, ставшие таким же символом Нового года в СССР, как салат оливье и Советское шампанское.

"Перед Новым годом начинали продавать апельсины и мандарины – и появлялись километровые очереди, – вспоминает Мартынюк. – Все старались купить к Новому году, чтобы на столе это было. И в детские подарки мандарины вкладывали. Самый престижный и дорогой подарок – это когда вместе с конфетами две мандаринки лежало".

В эпоху Леонида Брежнева все новогодние "наработки" советского народа закрепились, превратившись в неизменную традицию: на улице – общественная елка и праздничная иллюминация, дома – маленькая сосенка или елочка и ломящийся от деликатесов стол. И усталые, но довольные участники праздника – рядовые граждане огромной страны, для которых именно этот день стал самым радостным в годовом цикле официальных торжеств.

***

Этот материал опубликован в №1 журнала Корреспондент от 12 января 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: праздникиНовый годжурнал КорреспондентРождествоСССРАрхив
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях