ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Иностранцы в Украине не паникуют Эксклюзив

Корреспондент.net, 15 августа 2014, 19:14
35
5185
Корреспондент: Иностранцы в Украине не паникуют
Фото: Дмитрия Никонорова
Владелец сальса-клуба Рейнальдо Пауэль, живущий в Украине 25 лет, надеется, что ему не придется покидать страну

Полгода революции и войны стали для иностранцев, живущих в Украине, большим испытанием выдержки. Позыв уехать из страны борется в них с нежеланием бросать бизнес и насиженные места, а также шаткой надеждой на скорое завершение конфликта, пишет Руслан Иванов в №31 журнала Корреспондент от 8 августа 2014 года.

Возвращаясь с работы, основатель первой в Украине школы сальсы кубинец Рейнальдо Пауэль первым делом интересуется у жены Галины: «Как там наши дела в АТО?». Выслушав от неё содержание теленовостей, он сам погружается в интернет для анализа событий с позиций своего воинского опыта. Президент кубинского землячества, Пауэль в своё время служил радистом в разведке на Кубе. Несмотря на тревожные известия, паковать вещи он не собирается.

«Я не вижу необходимости уезжать, — говорит Пауэль Корреспонденту, сидя в своём танцевальном зале, где на стене красуются международные награды его школы и портрет Че Гевары. — Верю, что украинцы добьются своего и сумеют решить проблемы на востоке. А через два-три года мы вернемся к нормальному экономическому развитию, и жизнь наладится».

Подобно Пауэлю, другие экспаты также уповают на лучшее и не спешат покидать Украину. Хотя они встревожены военными приготовлениями РФ и боями на Донбассе, многих здесь держат семьи и бизнес

Подобно Пауэлю, другие экспаты также уповают на лучшее и не спешат покидать Украину. Хотя они встревожены военными приготовлениями РФ и боями на Донбассе, многих здесь держат семьи и бизнес.

По данным Государственной миграционной службы, сейчас в Украине постоянно проживают почти 250 тыс. иностранцев и более 70 тыс. находятся здесь временно. И хотя, как утверждают чиновники, граждане других стран даже сегодня продолжают прибывать, а отток тех, кто жил здесь постоянно, незначителен, война на востоке внесла коррективы в статистику миграции.

Если за первый квартал 2013 года в Украину въехали более 16 тыс. граждан других государств, а выехали немногим более 3 тыс., то за тот же период 2014-го эти цифры составили 14 тыс. и 4 тыс.

Это предсказуемая реакция на военный конфликт, говорят социологи. Кроме того, иностранцы рассказывают своим соотечественникам об ухудшении своего материального положения в связи с событиями в Украине, что в свою очередь разохочивает ехать сюда на ПМЖ тех, кто только собирался это сделать. В то же время массового исхода экспатов миграционная служба не зафиксировала.

«Многие иностранцы, особенно с Запада, воспитаны на принципах нерушимости права, в том числе и международного. То, что сейчас происходит, они воспринимают скорее как временное трагическое недоразумение, чем как планомерную долгосрочную линию поведения одной страны по отношению к другой», — объясняет Владимир Коваленко, аналитик-социолог общественной организации Відкритий простір.

Мольба за мир

«Я крайне обеспокоен», — сдержанным тоном и в лучших традициях высказываний еврочиновников выражает своё сегодняшнее состояние 37-летний венгерский программист Ласло Варга, почти девять лет назад приехавший работать в Украину. И лишь зная историю его семьи, можно оценить степень волнения иностранца.

Венгерский программист: Мой дед хорошо помнил, как русские танки грохотали по улицам Будапешта в ноябре 1956 года во время подавления венгерского восстания. Ужас того времени он вспоминал до конца своих дней

«Мой дед хорошо помнил, как русские танки грохотали по улицам Будапешта в ноябре 1956 года во время подавления венгерского восстания [против просоветского режима], — вспоминает Варга. — Ужас того времени он вспоминал до конца своих дней, передавая сначала моему отцу, а потом и мне».

Теперь венгерская родня умоляет его вернуться в Будапешт.

«Ничто не стоит того, чтобы оказаться в оккупированной русскими стране», — передает Варга их слова.

И хотя Варга успокаивает их, как может, но признается Корреспонденту, что от новостей ему иногда становится не по себе.

«Сижу в кафе в центре Киева, пью кофе и думаю: здесь ничего страшного не случится, — рассказывает венгр. — И тут же под рукой в планшете мелькают сводки о численности российских войск у самой границы. Тут же начинаю рассматривать карту Украины и понимаю, что если однажды утром они двинутся вглубь страны, то через час над Киевом будет летать российская авиация, а к вечеру по Крещатику будут ехать танки с георгиевскими лентами».

Варга признается, что из него вышел не слишком прилежный католик, но сейчас в его голове только одно: «Не дай бог!». Впервые за много лет у него появилось желание зайти в костёл и помолиться о мире.

Переезжать в более безопасное государство Варга не планирует: рассказывает, что против этого выступает его гражданская супруга — украинка, участница Майдана и большая патриотка

Тем не менее переезжать в более безопасное государство Варга не планирует: рассказывает, что против этого выступает его гражданская супруга — украинка, участница Майдана и большая патриотка. Кроме того, иностранец верит, что Европа и Америка совместными усилиями не допустят погружения Украины в хаос.

Похожие чувства испытывает и преподаватель арабского языка в нескольких киевских вузах, 44-летний сириец Хасан Геба, осевший в Киеве 14 лет назад, ещё будучи студентом института физкультуры.

«Я с болью воспринимаю войну в Сирии, — с тревогой говорит Геба. — Именно поэтому конфликт в Украине меня очень тревожит: я вижу, что события развиваются по сирийскому сценарию. И если здесь произойдет подобное, для меня это будет сильнейший удар».

Фото Дмитрия Никонорова
Сириец Хасан Геба опасается повторения сирийского сценария в Украине 

Геба по-восточному дипломатично старается не принимать какую-либо из сторон конфликта, хотя ему это делать непросто. Как и большинство его соотечественников, он лояльно настроен по отношению к России, поддерживающей сирийские власти. Но годы, прожитые среди украинцев, и последние события наложили отпечаток на восприятие сирийцем действий РФ.

У него в голове не укладывается, как два народа, воевавшие во Второй мировой вместе, сейчас друг в друга стреляют. А еще преподавателю трудно сориентироваться в информационных потоках.

«Пропаганда — страшная сила. Россия говорит одно, Украина — другое, а правды не знает никто. Она где-то посередине», — рассуждает Геба, надеясь лишь на то, что у украинцев и россиян хватит разума не начать полномасштабную войну.

Сейчас ему, так же как и Варге, приходится успокаивать родителей, которые считают, что он находится в опасности. Но уезжать из Украины, как и большинство его соотечественников, Геба не собирается, несмотря на заманчивые возможности.

Сирийский преподаватель: Я не хочу начинать всё с нуля. Здесь мой дом, у меня украинский паспорт, и я не собираюсь бежать

«Швеция упростила получение вида на жительство для сирийцев, — рассказывает он. — Кто хотел, тот уже воспользовался этим, но я не хочу начинать всё с нуля. Здесь мой дом, у меня украинский паспорт, и я не собираюсь бежать».

На той же позиции остаётся и Пауэль, которого крепко держат в Украине сложившийся бизнес, семья и деловые отношения. Да и страх перед массовым насилием он уже успел перебороть.

«Во время Майдана дом на Костёльной, где я живу с семьей, частично сгорел, — рассказывает кубинец. — К нам кто только ни вламывался — и Беркут, и Правый сектор, — но мы это пережили. В доме остались только мы и сосед снизу — все остальные испугались и уехали. Теперь похожая ситуация, только в стране. Но я и моя семья не сделали ничего плохого и бежать не будем. Нам бог поможет».

Однако далеко не все экспаты полны оптимизма. Немецкий предприниматель Отто Келлер пробыл в Украине немногим более года, а с началом событий на Донбассе решил бросить начатое дело и уехать.

«В Украине меня поразили две вещи — шикарные чернозёмы и то, что они пустуют. Поэтому были планы создания фермерских хозяйств в различных регионах, в том числе и на юго-востоке, — откровенничает несостоявшийся украинский фермер. — И тут грянула война. А когда грохочут пушки, уже не до бизнеса, по крайней мере не для сельского хозяйства».

Впрочем, Келлер не исключает, что ещё вернётся, когда ситуация нормализуется.

Не чемоданное настроение

В то время когда даже некоторые украинцы нет-нет да задумаются над тем, чтобы на время покинуть родину, иностранцы, для которых Украина сравнительно недавно стала родной, демонстрируют поразительную стойкость. Хотя, по мнению Коваленко, это во многом подкреплено наличием паспорта другой державы и возможностью в любой момент получить убежище в своём консульстве.

«Нужно также учесть, что диаспоры неоднородны и позиция иностранцев во многом зависит от того, откуда они родом, — объясняет эксперт. — К примеру, большинство европейцев и выходцев из Северной Америки в силу ментальных особенностей недооценивают серьёзность угрозы полномасштабного военного конфликта из-за возможного российского вторжения. И в них крепка надежда на нерушимость международных мирных договоров».

Многие европейцы уверены, что Евросоюзу не нужен полномасштабный военный конфликт у самых границ, и надеются, что европейские чиновники постараются его не допустить. Переселенцы из арабских стран более настороженны

Многие из них уверены, что Евросоюзу не нужен полномасштабный военный конфликт у самых границ, и надеются, что европейские чиновники постараются его не допустить.

Вместе с тем, по мнению эксперта, переселенцы из арабских стран более настороженны: многие из них не понаслышке знают, что такое война. Они лучше понимают, что может произойти в случае разрастания конфликта и в большей степени готовы к ещё одному переселению, хотя прямо сейчас такую возможность не рассматривают.

Слова Коваленко подтверждают и выводы эксперта Центра исследования общества Владимира Ищенко. Он не склонен разделять настроения давно живущих в Украине иностранцев и украинцев. Пока ни среди тех ни среди других нет панических реакций и массовой эмиграции.

«В последнее время никто не проводил мониторинг настроений населения по поводу эмиграции, и я не могу оперировать точными цифрами. Но я не вижу того, чтобы люди массово бросились выезжать из страны», — отмечает Ищенко.

Между тем иностранцы адаптируют себя сами к сложившимся обстоятельствам — ищут рецепты выхода из кризиса и налаживания мирной жизни в Украине.

«Каждый должен заниматься своим делом: военные пусть отстаивают страну, писатели и журналисты — пишут правду, фотографы показывают, что в действительности происходит. А я должен учить людей танцевать», — улыбается сальсеро Пауэль.

Он рассказывает, что уже привык говорить об Украине «наша страна», и постоянно повторяет: «Мы, украинцы». Прожив в Киеве в общей сложности 25 лет, Пауэль остался гражданином Кубы и может в любой момент воспользоваться своим паспортом для возвращения на родину, но пока этого не делает.

А сириец Геба уверен, что любая война рано или поздно заканчивается перемирием, и поэтому задаёт риторический вопрос: зачем воевать, если можно договариваться?! И как настоящий восточный учитель добавляет: «Во Вселенной нет ничего такого, ради чего стоило бы губить даже одну-единственную душу человека, потому что это самое ценное, самое дорогое, что есть на свете».

***

Этот материал опубликован в №31 журнала Корреспондент от 8 августа 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях