ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Озлобление и саботаж. Как проходила первая перепись населения в Украине

Корреспондент.net, 31 июля 2015, 07:17
59
11939
Озлобление и саботаж. Как проходила первая перепись населения в Украине
Во время переписи простых людей выгоняли из домов на улицу, описывали также весь имеющийся скот

250 лет назад украинцев впервые массово пересчитали.

Генерал-губернатор Малороссии Пётр Румянцев провёл невиданную доселе инвентаризацию вверенных ему земель. Для учёных Румянцевская опись 1760-х годов – ценный исторический документ, для простых граждан – шанс найти предков, пишет Дмитрий Слинько в №28 журнала Корреспондент от 17 июля 2015 года.

«Город Седнев лежит большею частию на горах, обнесён круг земляным валом, который совсем осыпался; с тремя воротами. В оном городе замок, в него ворота въезжие внутрь, сквозь деревянную башню. С одной стороны близ оного течёт река Снов. В городе, в замке, церковь деревянная старая, победоносца Георгия, в которой по обветшалости служения не бывает».

Для современного читателя эти строки звучат как начало народной сказки – так и ждёшь, что в следующем абзаце появится Иван-царевич на сером волке или прекрасная царевна в тереме. На самом деле всё наоборот - перед нами один из самых важных документов Украины XVIII века. И в следующем абзаце содержатся не мифические жар-птицы, а сухие статистические данные: «Всех дворов – 201. Цеховых мастеров: кожемяк – 44, шевцов – 31, кравцов – 18, шаповалов – 5». Да и сам Седнев – вполне реальное место: тогда – сотенный городок Черниговского полка, а сейчас – населённый пункт Черниговского района одноимённой области.

Эти данные содержатся в XV томе Генеральной описи Малороссии 1765-1768 годов, в настоящее время известной как Румянцевская опись – по имени её инициатора, графа Петра Румянцева. На десятки тысяч её листов легла подробнейшая информация о нынешней Северной и Центральной Украине – от границ частных земельных владений до поголовья коров и коз.

«Худое и неосновательное сведение»

За три года до начала описи Румянцев не предполагал, что займёт губернаторский пост. Напротив, в 1762 году он был уверен, что его карьера завершена. Дело в том, что полководец снискал расположение Петра III, мужа Екатерины II, который произвёл его в генерал-аншефы. Известие о дворцовом перевороте, при котором Пётр III был смещён амбициозной супругой, не сулило Румянцеву ничего хорошего.

Не дожидаясь опалы, генерал подал прошение об отставке и удалился из Петербурга. Но, вопреки ожиданиям, получил приглашение на аудиенцию от императрицы. По велению Екатерины бравый воин переквалифицировался в крепкие хозяйственники.

Если в современной Украине на слуху понятие децентрализации власти, то при Екатерине имел место обратный процесс. Её предшественница, Елизавета Петровна, восстановила Гетманщину и назначила гетманом Войска запорожского своего фаворита Кирилла Разумовского. Екатерина же в 1764-м гетманский титул отменила, учредив пост генерал-губернатора Малороссии, которым и стал Румянцев.

В созданную тогда же Малороссийскую губернию вошли десять казачьих полков. Это было не только военное, но и административно-территориальное понятие: полк был чем-то вроде нынешней области и делился на сотни – аналоги нынешних районов и сельсоветов. Кроме самого губернатора органом власти стала возрождённая Малороссийская коллегия. Учреждение находилось в Глухове (сейчас – Сумская обл.), в нём заседали четыре «великоросса» и столько же «малороссов».

Именно Малороссийской коллегии и представил Румянцев свою идею генеральной описи в сентябре 1765-го. Этому предшествовал летний вояж новоиспечённого губернатора по вверенным ему землям, по итогам которого он составил Записку о усмотренных в Малой России недостатках и неустройствах, о исправлении которых Малороссийской коллегии трактовать должно.

Провести ревизию Румянцев собирался с благими целями: «Дабы во всей Малороссии все и всякий при их правах и имуществе охранены были, правосудие и справедливость всем и всякому показаны; а напротив, все наглости, насилия и все препятствующие или паче вредящие благоденствию народному и общему покою причины вовсе искоренены были».

Правда, после пряника упоминался и кнут: «И народ бы малороссийский отдавал повинную её императорского величества службу и положенные доходы».

Всему вышеперечисленному мешал целый список недостатков, первым пунктом которого значилось «худое и неосновательное сведение о всех и всякого звания недвижимых имений».

Пространное объяснение графа, кого и как нужно посчитать и учесть, заканчивалось недвусмысленным предупреждением для желающих скрыть от переписи своё имущество или самого себя: «Если кто что утаит, то он сам себя причину правильную иметь будет укорять, ибо он на всё то [сокрытое имущество] право своё непременно потеряет, а особливо не записавшийся при сей ревизии по каким-либо его не надлежным причинам креплением на звание малороссийца изселяться уже не может».

«А оттуда долинами на лозы»

Опись была начата в 1765-м и продолжалась три года. Ревизией десяти «малороссийских» полков были приставлены руководить десять «великороссийских» офицеров. Никакой дружбы народов из этого не вышло.

«Малороссийская старшина неохотно поступала под начальство великороссийских офицеров и вообще увиливала от этого дела, особливо на первых порах, когда назначения давались не в те полки, откуда кто был родом», – пишет исследователь Румянцевской описи, историк Дмитрий Багалей.

Стремление переписывать свои родные территории нередко было вызвано меркантильными соображениями. Некоторые старшины стремились узаконить «самозахваты» – в те времена «отжим» казачьих земель был повсеместной практикой

Стремление переписывать свои родные территории нередко было вызвано меркантильными соображениями. Некоторые старшины стремились узаконить «самозахваты» – в те времена «отжим» казачьих земель был повсеместной практикой, чему в Румянцевской описи сохранилось немало свидетельств.

Главным оружием против коррупции стал национальный вопрос. Российские офицеры и украинские старшины, как пишет Багалей, «недружелюбно относились друг к другу и потому взаимно контролировали друг друга».

Процедура переписи напоминала военную муштру. Вот как описывает процесс Георгий Конисский в книге История русов или Малой России: «В каждом селении выгоняли народ из жилищ его на улицы, не обходя никого, и даже самых сосущих младенцев, строили их шеренгами и держали так на всяких погодах, в ожидании прохода по улицам главных комиссионеров, кои, делая им перекличку, замечали каждого на грудях крейдою и угольями, чтобы с другими не замешался. Скот обывательский, держанный вместе при своих хозяевах, также пересмотрен и переписан. Рёв скотский и плач младенцев издали возвещали о приближении к ним комиссионеров со многочисленною ассистенциею».

После простолюдинов и их скотины счётчики принимались за помещиков и землевладельцев. От них требовали документы на право владения поместьями и землями

После простолюдинов и их скотины счётчики принимались за помещиков и землевладельцев. От них требовали документы на право владения поместьями и землями. Поскольку система власти на украинских землях в XVII-XVIII была запутанной, перед проверяющими возникал калейдоскоп из самых разнообразных бумаг.

В уже упомянутой главе про городок Седнев приводится акт от 4 апреля 1640 года, который, очевидно, в оригинале был написан по-польски латинскими буквами, но прошёл транслитерацию румянцевским писарем. Вышло как-то так: «А если оне який податку показал, теди уволневши оне от вшелякой повинности опрочь датку на золнерза».

Землевладения описывали не планами и схемами, как в наши дни, а словами. К примеру, вселе Рогощи (сейчас – Черниговский р-н) границы владений бунчукового товарища Василия Комаровского определены так.

«Почавши от замку в оном селе Рогощи находячогось, поуз речку Белоус до речки Себережи, а тою речкою Себережкою вгору, до грунтов Фёдора Велеского, до потока поза Осущину в ту Себережку упадаючого с полюв, а оттуда в гору логом и лозами аж до грунтов Хмельницких, а оттуда долинами на лозы, а от тех лоз через поле логами…».

«Озлобление было всеобщее»

Учитываемые украинцы воспринимали ревизоров в штыки. Сохранились описания злоключений, которые пережил подписок (помощник писаря) домонтовской сотни Гаврило Арабский, совершавший опись Переяславского полка.

Сперва в селе Великая Каратуль (сейчас – Переяслав-Хмельницкий р-н Киевской обл.) осавул Бабак отказался выдать счётчику подводу с конями. В итоге исполнитель важного государственного дела унизительно поплёлся на волах.

На следующий день в соседнем селе Студеники (теперь – Жовтневое) беды Арабского продолжились. Чиновнику снова требовалась подвода. Но мало того, что в момент его приезда всё село гуляло на свадьбе, так ещё и среди разгорячённых гостей оказался обидчик Арабского – тот самый Бабак. Естественно, «всплыла» вчерашняя ссора и поездка на волах.

«Посыпались насмешки, поднялся спор, руготня. После многих поносных слов Бабак бросился на Арабского, ударил его кулаком в грудь и, сняв с себя пояс, стал было вязать его. Озлобление, говорит Арабский, было всеобщее: его приняли под бока, изорвали на нём черкеску», - рассказывает Багалей.

История умалчивает, наказали ли виновных и получил ли многострадальный подписок свою повозку с лошадьми. Впрочем, Багалей в своей публикации выступает адвокатом селян, задавших трёпку незваному гостю.

«Трудно допустить, чтобы в те времена грубого произвола и широкого бесправия со стороны всякого, кто чувствовал в себе силу и власть, не было злоупотреблений со стороны ревизионных чинов и поводов к тому всеобщему озлоблению, на которое жаловался Арабский», - отмечает историк.

Украинские лендлорды не спешили к чиновникам с документами, особенно если дело касалось земель, на которых владельцы не проживали

Впрочем, до драк доходило редко – чаще имел место обычный саботаж. Особенно грешили землевладельцы, чей высокий ранг не позволял комиссионерам выгнать их на двор и построить в шеренги, как простолюдинов. Украинские лендлорды не спешили к чиновникам с документами, особенно если дело касалось земель, на которых владельцы не проживали.

К примеру, начальник лубенской ревизионной комиссии, подполковник Огарёв, жаловался на неподачу ведомостей в срок землевладельцами села Засулье (теперь – Лубенский р-н Полтавской обл.). Из-за саботажа подопечные подполковника были «принуждены в ожидании оных подач жить праздно, хотя оные владельцы уже к сочинению ведомостей и довольно имели время».

Отдельный вопрос – финансирование мероприятия. Комиссии требовалось многое – от бумаги и сургуча до еды и помещений. Румянцев возложил расходы на полковые канцелярии, те в свою очередь перекладывали на сотенные правления.

Конечным звеном в этой бюрократической цепочке, как водится, оказывался простой народ. В Домонтовской сотне на нужды Генеральной описи собирали по 2 коп. с каждого казачьего двора, в Березанской сотне – по 5 коп. Не так и мало: в Российской империи тех времён за 5 коп. можно было купить пуд (16 кг) муки или 2 кг свиного окорока.

«Труды его подвигались медленно»

Грандиозная ревизия так и не была закончена: в 1768 году началась русско-турецкая война и Румянцеву пришлось вспомнить своё военное амплуа. На этом поприще он показал себя с лучшей стороны, сперва выиграв битву при Кагуле 21 июля (1770) с превосходящими силами противника, а позднее совершив поход за Дунай, за который удостоился приставки Задунайский к своей фамилии.

Кроме ревизии Румянцев провёл ряд важных экономических реформ. Одной из его заслуг стало построение полноценной почтовой системы. С политической же точки зрения румянцевский период похоронил даже формальную независимость Украины

Кроме ревизии Румянцев провёл ряд важных экономических реформ. Одной из его заслуг стало построение в Малороссии полноценной почтовой системы. С политической же точки зрения румянцевский период похоронил даже формальную независимость Украины. В 1775-м Екатерина распространила на украинских крестьян крепостное право, а в 1782-м на украинских землях был ликвидировано полковое устройство. К моменту смерти графа в 1796 году Малороссия была прочно интегрирована с империей.

Впрочем, военные и административные заслуги графа не помогли ему выиграть аппаратную борьбу со светлейшим князем Григорием Потёмкиным.

Французский посол Филипп Сегюр, сопровождавший Екатерину II во время поездки из Петербурга в Крым в 1787-м, в своих мемуарах упоминает об этом конфликте: «Фельдмаршал Румянцев в качестве местного губернатора принял государыню на границе губернии. Лицо этого маститого и знаменитого героя служило выражением его души; в нем видна была и скрытность, и гордость, признаки истинного достоинства; но в нём был оттенок грусти и недовольства, возбуждённого преимуществами и огромным значением Потёмкина. Соперничество во власти разъединяло этих двух военачальников: они шли, борясь между славою и милостью, и, как всегда почти бывает, восторжествовал тот, кто был любимец государыни. Фельдмаршал не получал никаких средств для управления должностью; труды его подвигались медленно: солдаты его ходили в старой одежде, офицеры напрасно домогались повышений».

Во время второй русско-турецкой войны (1787-1791) Румянцев фактически попал под командование своего недруга. Это до глубины души оскорбило графа, он отошёл от дел и остаток жизни провёл в уединении в своём имении Ташань (сейчас – Переяслав-Хмельницкий р-н Киевской обл.).

В наши дни от имения остался только запущенный Ташанский парк, зато на берегу Десны в селе Вишенки (Коропский р-н Черниговской обл.) стоит дворец, построенный графом для приёма царицы во время её крымского вояжа. В Санкт-Петербурге в честь побед фельдмаршала установлен Румянцевский обелиск, памятник Румянцеву стоит в Бендерах (Приднестровье), а его портрет украшает 200-рублёвую купюру этой непризнанной республики.

Что касается описи, то её часть сгорела во время пожара в архиве Полтавской казённой палаты. Некоторое время утраченной считалась вся опись, но её листы всё же обнаружили в архиве Черниговской казённой палаты. В переводе на современные административные единицы сохранившиеся документы лучше всего покрывают Черниговскую область, а сгоревшие относились преимущественно к Полтавской.

Вторую жизнь описи спустя 100 лет после её составления придал историк Александр Лазаревский, составивший Обозрение Румянцевской описи Малороссии«сцелью придать сему памятнику большую известность и в то же время сделать его доступнее для изучения и справок».

Для рядовых украинцев Румянцевская опись – важный источник для составления собственного генеалогического древа. В блогах и на форумах можно найти примеры того, как люди с помощью её пожелтевших страниц находят своих далёких предков.

***

Этот материал опубликован в №28 журнала Корреспондент от 17 июля 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь

ТЕГИ: УкраинаисторияРоссийская империяперепись населения
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях