ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Батько Батьківщини. Интервью с Арсением Яценюком

28 января 2013, 09:28
0
258
Корреспондент: Батько Батьківщини. Интервью с Арсением Яценюком
Фото: Корреспондент
Яценюк верит, что большие перемены не за горами

Арсений Яценюк, в интервью Ирине Соломко в № 3 журнала Корреспондент от 25 января 2013 года, - о пожизненном заключении для Юлии Тимошенко, египетском сценарии для Украины и о том, будут ли вообще выборы в 2015 году

На протяжении последних пяти-шести лет Корреспондент неоднократно брал комментарии и интервью у Арсения Яценюка. И этот моложавый политик, а нынче - лидер тимошенковской Батьківщини, крупнейшей оппозиционной силы страны, - всегда выглядел бодро и решительно, выделяясь на фоне коллег четкостью и, если нужно, желчностью суждений. На интервью же, которое Яценюк дал изданию 21 января в партофисе на столичном Подоле, политик выглядел несколько растерянным.

Они [Виктор Янукович и властная команда] идут свиньей в латах. Только они не знают, что идут на лед

Немудрено. За пару дней до этой встречи шеф Генпрокуратуры Виктор Пшонка объявил о том, что его ведомство завершило расследование убийства экс-нардепа Евгения Щербаня, совершенного в 1996 году. Теперь генпрокурор готов предъявить Юлии Тимошенко обвинение в организации этого убийства. Иными словами, к семилетнему сроку, который сейчас отбывает экс-премьер, может добавиться пожизненное заключение. Яценюк отреагировал мгновенно, заявив, что его политсила требует проведения досрочной сессии, на которой они хотят заслушать генпрокурора и всех силовиков по делу Леди Ю. Однако новое наступление власти и осознание неравенства сил наложило отпечаток на настроение главного - среди свободных - оппозиционного политика страны.

В ходе беседы прежний Яценюк все-таки воскрес. Как бы ни были сильны оппоненты, он все же верит в то, что большие перемены не за горами.

- В пятницу Генпрокуратура официально сообщила, что подозревает Юлию Тимошенко в организации заказного убийства Евгения Щербаня, экс-нардепа и бизнесмена. То есть в придачу ко всему Леди Ю может получить пожизненное. Для чего власти нужны эти обвинения? Насколько серьезны аргументы следствия?

- Это самое абсурдное и идиотское решение. У меня есть несколько версий произошедшего. Поскольку эта новость ставит под вопрос проведение саммита Украина - ЕС, я не исключаю заинтересованность в подобном развитии событий и других стран, в частности России. На саммите, который должен состояться, вопрос о европейских перспективах Украины и освобождении Юлии Тимошенко должен не ставиться, а решаться.

Возможно, это также последствия борьбы внутри президентского окружения. Ведь новое уголовное дело против Тимошенко убило остатки доверия к Януковичу.

Известны подробности материалов американского суда, который расследовал дело Лазаренко. Там нет даже намека на непосредственное участие Тимошенко в убийстве Щербаня.

- Тимошенко ждет и надеется, что выйти на свободу ей поможет решение Европейского суда по правам человека, которое должно вот-вот появиться. Вы разделяете ее ожидания?

- Однозначно, это первый серьезный шаг на пути принятия справедливого решения по делу Тимошенко. На этом этапе станет понятно, что арест был незаконным, а само дело политически мотивировано. Это в целом дает серьезные основания для того, чтобы Европейский суд дальше рассматривал дело по сути и вынес свое решение. Оно станет основанием для пересмотра решения украинского суда, что поможет освободить Тимошенко.

- Сейчас оппозиция снова активизировалась. Вы требуете проведения внеочередной сессии, на которой хотите заслушать генпрокурора, глав МВД и СБУ, а также создать временные следственные комиссии по делам Тимошенко и экс-главы МВД Юрия Луценко. Насколько проведение внеочередной сессии реально?

- Мы передали документы в аппарат Верховной Рады, обнародовали список вопросов. Следующий шаг - это сбор 150 подписей за ее проведение на специальных подписных листах. Но аппарат ВР всячески затягивал с их выдачей. Они увидели предлагаемые оппозицией вопросы повестки дня и будут делать все возможное, чтобы затягивать с проведением внеочередной сессии.

- А что даст эта сессия? Ведь очевидно, что оппозиция не сможет отправить генпрокурора в отставку.

- Оппозиции хватило бы голосов для отправки генпрокурора в отставку, если бы независимые депутаты (мажоритарщики) были действительно независимыми, а не зависимыми от [Президента Виктора] Януковича.

Мы как оппозиция имеем право заслушать генпрокурора, глав СБУ и МВД. Ведь это те люди, которые отвечают за исполнение закона в стране, а не за издевательство над ним. Парламент - это политический орган, где должны приниматься политические решения.

Но на сессии мы точно сможем создать следственную комиссию [по расследованию нарушений Конституции при заключении Тимошенко и Луценко]. Для этого нужно 150 голосов, которые у нас есть. По сути, это тот единственный законный механизм, который дает оппозиции возможность иметь хотя бы какие-то рычаги влияния на ситуацию.

- Внеочередная сессия - это сложно. Для вас было бы проще не уходить на каникулы. Ведь новый парламент проработал всего пару недель, а ситуация с Тимошенко уже тогда была сложной.

- Это было не наше решение. Батьківщина не голосовала за календарный план. Именно поэтому сейчас мы созываем внеочередную сессию.

- Почему действия оппозиции иногда кажутся нелогичными, словно она подыгрывает власти? Из последних примеров - голосование за декриминализацию статей, по которым осуждены Тимошенко и Луценко. Оппозиция выглядела странно, когда за этот закон не голосовали ее же депутаты.

- Я хотел бы отметить, что мы голосуем только своими карточками. Мы добились того, чтобы вопрос о декриминализации был внесен в зал. И за него был отдан 161 голос. Помимо этого, наша задача была показать истинную позицию регионалов, которые за этот законопроект снова не проголосовали.

- Насколько вы уверены в своих союзниках по парламенту? Некоторые политики убеждали меня, что лидера УДАРа Виталия Кличко финансирует миллиардер Дмитрий Фирташ, а Свободу - Игорь Коломойский, еще один миллиардер. Вы вообще эти темы обсуждаете на межфракционных встречах, интересуетесь, какие силы стоят за вашими партнерами?

- Чтобы идти в бой, нужно иметь крепкий не только тыл, но и фронт. Я верю в то, что наши партнеры - это люди, знающие, что такое ответственность перед страной. И они дорожат своей политической репутацией, которая на самом деле бесценна.

- Насколько вам как представителю демократического лагеря удобно сотрудничать с людьми, которые, как лидер Свободы Олег Тягнибок, декларируют, что будут бороться не за права человека, а за права нации?

- Я начну с того, что нас объединяет страна и ее будущее, и для этого мы умеем разговаривать друг с другом и объединяться. Вместе мы прошли непростой период предвыборной кампании, показали, что можем договариваться, как это было с выдвижением единого кандидата по округу. Есть вещи, которые не воспринимаются с обеих сторон. Но у нас каждый имеет свою позицию и отстаивает ее.

- А есть ли сложности внутри самой Батьківщини? Многие утверждают, что бютовцы Андрей Кожемякин и Александр Турчинов монополизировали доступ к Тимошенко и манипулируют информацией, которая исходит от нее или поступает к ней. Вы же, по сути, вообще лишены общения с Тимошенко. Насколько это вредит Объединенной оппозиции?

- Никаких коммуникационных проблем у нас нет. Если что, Юлия Тимошенко мне пишет письма, а я ей. Есть только одна сложность - она сидит в тюрьме, а не находится на свободе.

- Почему вы лично забыли об отце и сыне Табаловых, попавших в ВР по вашей “квоте” и перешедших в лагерь ПР? Почему не пытаетесь лишить их мандатов?

- Чтобы лишить их мандатов, для начала они у них должны быть. Они не приняли присягу, поэтому не получили статус народного депутата Украины. Чтобы доказать это, мы создаем временную следственную комиссию. У нас также есть все видеоматериалы, которые помогут нам установить истину.

Только я хотел бы отметить, что ситуация с Табаловыми - это война, в первую очередь, персонально против меня. Зачем им [регионалам] были нужны Табаловы, если у них вместе с коммунистами и так голосов хватает? Задача была в том, чтобы купить Табаловых, сделать из этого пиар, после чего не дать мне возможности возглавить фракцию и погасить меня политически.

- Первые дни показали, что Свобода претендовала на статус спецназа оппозиции. И забор вокруг Рады спилила, отца и сына Табаловых один раз из сессионного зала выгнала. Но на этом вся активность завершилась. Что случилось?

- Оппозиция будет эффективной, только если она будет действовать сообща. И это важно понять, данный принцип работает по всем направлениям. Прекрасное доказательство этому - парламентская кампания 2012-го. Оппозиция выиграла только там, где она объединилась. И мы должны перенести это и на 2015-й. То же самое касается и мэра Киева: его выборы будут неким контрольно-пропускным пунктом перед президентскими.

- Договоренность об этом уже достигнута?

- Позиция Свободы четкая - единый кандидат в мэры Киева от оппозиции и объединенный кандидат на округе. Я надеюсь, что УДАР тоже так будет работать.

- Пока прогнозы по столице неутешительны: у нынешнего градоначальника Александра Попова довольно высокий рейтинг.

- Есть люди, которые могут не просто составить ему конкуренцию, но и выиграть. Но называть их фамилии я не буду, чтобы, помимо Тимошенко и Луценко, еще и за них не взялись.

- Если говорить о 2015-м, то эксперты не исключают, что уже сейчас реализовывается такой сценарий: во второй тур помогают выйти Тягнибоку, поскольку он единственный кандидат, у которого Янукович выигрывает.

- Кто бы ни вышел во второй тур от оппозиции, если у него есть поддержка всех трех оппозиционных сил, он выиграет у Януковича.

Что же касается Тягнибока, я слышал об этих сценариях, но не верю в них. Конечно, может произойти перелом в электоральных настроениях, и Олег выйдет во второй тур, но в таком случае он победит Януковича. Тогда все планы рушатся.

- Сейчас все понимают, что в 2015-м выборы будут очень тяжелыми.

- Стоит вопрос, будут ли вообще эти президентские выборы, поскольку они могут превратиться в назначение президента под видом выборов, как в России и Беларуси. Именно поэтому я против того, чтобы сворачивать диалог с нашими европейскими партнерами.

- Стоит ли на них так сильно надеяться? В последнем перед выборами интервью Корреспонденту вы говорили, что власть побоится фальсификаций из-за реакции международного сообщества. Но нарушения, причем значительные, были, а Европа сейчас заигрывает с украинской властью, и даже готовит саммит.

- Тут я с вами не согласен. Изначально они [регионалы] планировали получить 35%, а Батьківщині дать лишь 17%. Мы же получили 26%, а они - 30%. Поэтому если реально смотреть на вещи, то нужно признать, что могло быть хуже. А так не произошло из-за большого количества наблюдателей и активного участия в процессе наших западных партнеров.

Теперь о саммите. Саммит это не феерический праздник для украинской власти, а необходимая встреча между Украиной и нашими западными партнерами, в ходе которой решаются вопросы европейского будущего страны, подписания соглашения с ЕС, безвизового режима, прекращения политических преследований и сближения Украины с Европейским союзом. Саммит - это инструмент решения проблем, а не пиар-площадка для Януковича. И этот саммит должен состояться.

Наши западные партнеры ведут диалог не с Януковичем, а с Украиной, которой кратковременно руководит Янукович. Кроме Президента в Украине есть еще оппозиция, с которой также наши западные друзья ведут диалог. Это необходимо для страны. Поэтому перед саммитом Украина - ЕС мы обратились к нашим европейским партнерам, чтобы провести отдельную встречу с оппозицией.

- После новых обвинений, предъявленных Тимошенко, половина страны не понимает, чего ждать от власти. Как ситуация будет развиваться дальше? Ваш прогноз как лидера оппозиции.

- Даже при беглом взгляде можно сделать вывод, что в Украине уже произошел даже не белорусский сценарий (ведь там нет такого объема коррупции) - у нас египетский сценарий. Причем, если проводить аналогии, то мы где-то на 25-м году правления [Хосни] Мубарака [экс-президента Египта, свергнутого после 30 лет правления].

Они получают тактические кратковременные преимущества, поскольку идут свиньей в латах. Только они не знают, что идут на лед. Они считают, что сила - это миллиарды долларов, украденных за последние два года. Это власть, которую они захватили, а также страх. И они не пионеры в этом. Но они очень слабы в истории.

Вот чем живу я? Я не живу внеочередной сессией или решением Европейского суда, я живу верой в то, что все это можно изменить. И это намного важнее и сильнее.

И в истории есть много примеров, когда политики, опиравшиеся на веру и на тех людей, которые верят, творили большие перемены. Это для меня сейчас главный источник сил.

- И люди, которые пережили разочарование в оранжевой революции, вам поверят?

- Я знаю, что в истории есть момент. Я не могу создать волну народного недовольства. Вот нам говорят: оппозиция слабая, она не может вывести людей на улицы. Но это не оппозиция слабая, а люди не выходят. Если народ доволен, а она, оппозиция, недовольна, значит еще не пришел момент. Но он обязательно наступит.

***

Этот материал опубликован в №3 журнала Корреспондент от 25 января 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: Выборы Президента УкраиныОппозицияЯценюкжурнал Корреспондентинтервью
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях