ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: ЕС или NO? Чем привлекателен ЕвросоюзЭксклюзив

Корреспондент.net, 27 февраля 2014, 21:00
233
27240
Корреспондент: ЕС или NO? Чем привлекателен Евросоюз
Фото: АР

Евросоюз манит Украину доступом к большим рынкам сбыта, свободой передвижения в Шенгенской зоне и высокими соцстандартами. Чем приходится расплачиваться за эти выгоды странам — новичкам ЕС?

Чем привлекателен Евросоюз? По мнению экономических экспертов, большинство стран, вступающих в ЕС, преследуют определенные цели. Основных бонусов от ассоциации три. 

Во-первых, получение доступа к рынкам сбыта, причем при полном отсутствии пошлин. Во-торых, получение экономической помощи и кредитов на реализацию инфраструктурных и социальных программ, а также привлечение дополнительных инвестиций, особенно со стороны компаний и финансовых институтов, согласных вкладывать средства только в развитые страны. И в-третьих, преимущество в политической поддержке, в том числе со стороны более крупных стран ЕС, желающих контролировать новых членов содружества.

“Плюсов для населения тех стран, которые вступают в Евросоюз, много. В частности, прежде чем стать членом ЕС, страна должна гармонизировать свое законодательство со стандартами развитых государств. Это снижает местный произвол и уровень коррупции, а значит, привлекает капиталы и стимулирует местный бизнес, лучше защищает права людей, в том числе право на труд, страховку и социальные гарантии”, — рассказывает Корреспонденту управляющий директор российской консалтинговой группы компании Arbat Capital Алексей Голубович.

 
 AP

Низкий уровень коррупции в странах ЕС существенно облегчает жизнь их предпринимателям и позволяет больше времени и сил уделять развитию и укреплению бизнеса.

“Если говорить о трудностях, которые могут встать перед предпринимателем после вступления в ЕС, то они в первую очередь связаны с конкуренцией”, — уверен управляющий директор бизнес-кселератора GrowthUP Николай Савин.

Часто бизнес стран — новичков Евросоюза конкуренции не выдерживает. Банкротятся не просто единичные предприятия, а умирают целые отрасли экономики. Растет безработица, увеличиваются дефицит бюджета и внешние долги. В результате ухудшается социальная политика государства: урезаются пенсии и минимальные зарплаты, усиливается налоговое давление на бизнес.

Кроме того, за преимущества евроинтеграции приходится платить талантливыми кадрами. Очевидно, что “свеженькая” страна становится кадровым донором, массово теряя квалифицированную рабочую силу.

“Государство начинает конкурировать с другими членами Евросоюза, чтобы удержать у себя таланты. Это нелегкая задача, так как другие страны понимают, что сейчас главное не нефть, а талант. И они тяжело работают над тем, чтобы привлечь талантливых специалистов на свою территорию”, — говорит изданию президент Киевской школы экономики Павло Шеремета.

Украина до сих пор стоит перед выбором интеграционного курса — отдать предпочтение ЕС с населением 504 млн и $ 17 трлн  ВВП или принять дружбу Таможенного союза в составе Беларуси, Казахстана и России с  168-миллионным населением и $ 21 трлн ВВП.

Корреспондент проанализировал, какую цену заплатили Польша, Латвия и Греция за членство в ЕС. Опыт этих стран вполне может быть применим и для Украины.

 
 AP

Польша:  шоковая терапия

Польша присоединилась к Евросоюзу в 2004 году. На тот момент это было государство с $ 99 млрд внешнего долга, низкой инфляцией (1,7%) и высоким уровнем безработицы (20%). Средняя зарплата в промышленности составляла 537 евро, а прямые иностранные инвестиции (ПИИ) — 3,7 млрд евро. В стране было много дотационных предприятий — в первую очередь угольные шахты и фермерские хозяйства.

От вступления в ЕС поляки ожидали, прежде всего, получения существенной финансовой помощи — как в виде кредитов, так и в виде инвестиций. Бизнесменов привлекала перспектива расширения рынка сбыта для их товаров и услуг, а простых людей — открывшиеся границы и возможность поехать работать в любую из стран Старого Света.

Присоединение к Евросоюзу оказалось не таким радужным, как это представлялось вначале. В первый же год в государстве начали массово закрываться дотационные предприятия.

“Я лишился работы в первый год вхождения Польши в ЕС, в конце 2004-го”, — рассказывает бывший шахтер Франтишек Смиглы.

Смиглы стал одним из 300 тыс.  человек, потерявших работу из-за закрытия 90% угольных предприятий страны. Большинство из них были нерентабельны и нуждались в господдержке, поэтому правительство решило от них избавиться одним махом.  Оставшиеся шахты приватизировали. Тогда потеряли работу 75% шахтеров.

В то же время фермеры, опасавшиеся вступления в ЕС, в результате оказались в выигрыше: для их товаров открылись новые рынки сбыта, но главное — Евросоюз начал их субсидировать, выделив на модернизацию и реконструкцию хозяйств более  1,5 млрд евро.

 
 AP

В целом Польшу принято считать одним из самых удачных примеров адаптации к реалиям ЕС. Подтверждением этому можно считать значительный рост ВВП на одного жителя страны — с 43% в 2003 году до 68% в 2013-м. Кстати, опыт Польши опровергает тезис о том, что вступление в ЕС автоматически приведет к  охлаждению торговых отношений с восточными соседями. Если в 2004 году она экспортировала в Россию 1,7% от общего экспорта, то в 2012-м этот показатель вырос до 5,4%.

С момента присоединения к ЕС Польша получила из бюджета Евросоюза на 20 млрд евро больше, чем составляли ее членские взносы. За эти деньги, в частности, строятся и ремонтируются автострады, железные дороги. Кроме того, в 2012 году количество инвестиционных проектов в стране выросло на 22% — это самый высокий показатель в Европе.

За девять лет пребывания в Евросоюзе уровень безработицы в Польше удалось снизить почти в два раза, до 11% в 2013-м. Полякам стало значительно проще решать и свои жилищные вопросы: кредиты на покупку жилья сделались доступнее и дешевле.

Сейчас национальные банки выдают ипотеку на 35 лет под 5-8% годовых. А квадратный метр, например, в варшавской новостройке, стоит 700-800 евро. Размер же средней зарплаты в промышленном секторе, по данным главного управления статистики Польши, теперь составляет порядка 820 евро.

Но евроинтеграция Польши принесла и минусы.

Во-первых, польские предприятия постоянно испытывают кадровый голод — более 2 млн  высококвалифицированных работников уехали за рубеж. Во- вторых, не удалось избежать банкротства национальных предприятий, не выдержавших конкуренции. Яркий пример — признание банкротами двух знаменитых польских судоверфей в Гдыне и Щецине. В-третьих, постоянный рост внешнего долга государства — на конец 2012 года он уже превысил $ 364 млрд. А это чревато в будущем урезанием социальных выплат, минимальных зарплат и пенсий, а также увеличением налогового бремени для бизнеса.

 
 AP

Латвия:  сдержанная помощь

Официальную заявку на вступление в ЕС Латвия подала в 1995 году. В 2004-м вместе с другими девятью странами она стала полноправным членом Европейского союза. Небольшому балтийскому государству с населением около  2 млн человек было выгодно влиться в дружную семью Евросоюза. От ЕС латвийцы ожидали получить финансовую поддержку экономики, мечтали о свободе  передвижения по Европе и превращении Латвии в туристическую Мекку.

Что получила Латвия на практике? Из позитива — членство в ЕС позволило ей заметно расширить торговые связи с европейскими государствами, увеличив рынки сбыта и объемы продаж.

“Если бизнес связан с другими европейскими странами, нахождение в Евросоюзе также упрощает правила работы. Некоторые производители начинают писать на своей продукции не Сделано в Латвии, а Сделано в ЕС, таким образом, придавая товару особую дополнительную ценность в глазах потребителя”, — рассказывает Корреспонденту партнер коммуникационного агентства  A. W. Olsen & Partners/Scholz & Friends Riga Ольга Казак.

 
 AP

С другой стороны, определенные ограничения ЕС оказались фатальными для латвийских производителей.

“Из-за жестких квот на выпуск сахара в Латвии были ликвидированы все сахарные заводы. И если раньше этот вопрос можно было пролоббировать на уровне государства, то, когда речь идет о директивах ЕС, все становится сложнее, так как неотъемлем вопрос большой политики при их принятии”, — делится опытом Казак.

Неприятным фактом явилось и то, что членство в Евросоюзе не защитило Латвию от мирового экономического кризиса. Финансовая поддержка ЕС была недостаточной, и в 2008 году страна стала лидером ЕС по количеству населения, живущего на грани бедности, — таковыми были признаны 26% ее жителей. В 2009-м ВВП государства упал на 17,8% и стал худшим показателем динамики ВВП в мире. Уровень безработицы достиг 17%. По стране прокатилась волна протестов, которые из мирных митингов переросли в беспорядки.

До сих пор страна живет в режиме жесткой экономии, а размер зарплат латвийцев все еще меньше докризисного: если в 2008 году среднемесячный заработок здесь составлял 680 евро, то в 2013-м он не превышал 500 евро.

 
 AP

Греция:  чуда не вышло

Греческий опыт воистину можно считать антирекламой членства в ЕС. Европуть Греции начался достаточно давно — в 1981 году. От воссоединения с европейской семьей греки ожидали повышения уровня жизни, развития экономики и снижения преступности. Тогда это была сильная и богатая страна.

В 2001-м Грецию признали развитым государством. В то время она стала одним из ведущих инвесторов в экономики почти всех своих балканских соседей. Например, в 2006 году греческий нацбанк купил 46% акций турецкого Finansbank и 99,44% акций сербского Vojvodanska Bank.

Но процветание длилось недолго — в 2009-м Греция попала  в затруднительное финансовое  положение: дефицит бюджета  составил 12,7% ВВП при разрешенных в еврозоне 3%. И что только ни предпринимало правительство Греции — и провело широкомасштабную программу приватизации, и дважды выпускало глобальные облигации, — финансовое положение в стране ухудшалось.

Весной 2010-го Греция оказалась на грани дефолта. Его удалось избежать только благодаря финансовой помощи 16 членов ЕС и МВФ, которые выделили государству 110 млрд евро на борьбу с экономическим кризисом. Однако эти деньги стране дали, обязав ее сократить социальные выплаты и зарплаты, увеличить пенсионный возраст, повысить налоги. Греки отреагировали на новую социальную политику волной забастовок, массовых акций протестов и беспорядков.

Во всех своих экономических бедах греки винят реформы, которые им навязал ЕС.

 
 AP

“У нас практически было уничтожено хлопководство. Фермеры выкорчевали половину всех плантаций в соответствии с квотами ЕС. И не только хлопка. Квоты распространялись на многие товары: молоко, мясо, оливковое масло, персики и апельсины. За перепроизводство греков-производителей штрафовали”, — вспоминает греческий экономический аналитик Яннис Зервасис.

С карты Греции постепенно пропали сахарные заводы и трикотажные фабрики, судоверфи обанкротились, распродавались морские порты, массово выкорчевывались виноградники и вырубались плантации плодовых и оливковых деревьев.

Инвестиционно привлекательные государственные предприятия выставлялись на продажу. Их с удовольствием скупали богатые европейские компании. Например, завод по производству знаменитого греческого коньяка Metaxa теперь принадлежит британскому Grand Metropolitan.

Что сейчас представляет собой Греция? В 2013 году она попала  во все учебники макроэкономики как первая в мире страна, лишившаяся статуса развитого государства. При этом внешней госдолг постоянно растет: за последние десять лет он увеличился почти в два раза и в первом полугодии 2013-го составил 321 млрд евро. Уровень безработицы в Греции достиг рекордных 27%. 

***

Этот материал опубликован в №7 журнала Корреспондент от 21 февраля 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: глобальный экономический кризисбюджетПольшаЕСУкраина-ЕСэкономикаЛатвиякоррупцияинфляцияЕвросоюзГрециябизнесбезработицадолгиВВПфинансовый кризис
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях