ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Легализация оружия. Как это будетЭксклюзив

Сергей Одаренко, 26 марта 2014, 08:00
226
22312
Корреспондент: Легализация оружия. Как это будет
Фото: AP

Вскоре депутаты могут разрешить украинцам владеть огнестрельным оружием. Впрочем, на руках у граждан и сейчас много стволов, от которых они не намерены избавляться, - пишет Сергей Одаренко в №11 журнала Корреспондент от 21 марта 2014 года.

В феврале этого года, во время одного из “народных” захватов оружейных складов во Львове, 27-летний инженер Вячеслав обзавелся пистолетом. От военного дела парень далек, поэтому марку трофея определить не смог.

“Стреляет, и это главное”, — говорит он Корреспонденту.

Единственный способ вывести подобных ему владельцев нелегального оружия в правовое поле — разрешить владеть огнестрелом, убежден Вячеслав. А пока этого не произошло, он хранит пистолет дома в шкафу. И готов использовать оружие при первой же необходимости — против захватчиков.

Точку зрения Вячеслава разделяет экс-министр обороны Украины Анатолий Гриценко.

“Нужно легализовать огнестрельное оружие, которое находится на руках у граждан”, — написал он на страничке в Facebook.

Право на защиту

За такую позицию Гриценко очень уважают в Украинской ассоциации владельцев оружия (УАВО). Еще в прошлом году они подготовили законопроект о легализации короткоствольного “огнестрела”. Изначально планировали подать его перед президентскими выборами 2015 года, но когда на Майдане начали убивать мирных граждан, решили ускорить процесс.

Сейчас проект закона О гражданском оружии и боеприпасах находится на согласовании в парламентском комитете по вопросам национальной безопасности и обороны. Его лоббированием занимается депутат от ВО Свобода Юрий Сиротюк.

“События последних нескольких месяцев показали, что права и свободы граждан в нашей стране притесняли не только бандиты, но и те, кто должен был гарантировать безопасность и защиту людей”, — мотивирует свою позицию Сиротюк.

Глава УАВО Георгий Учайкин высоко оценивает шансы на принятие законопроекта в ближайшие несколько дней: кроме Свободы о готовности голосовать за него заявила и партия УДАР.

“Если этого не случится, мы дадим украинскому обществу четко понять — нас и дальше собираются расстреливать на Майдане”, — предупреждает Учайкин.

 
 АР

По его мнению, закон об оружии — один из кирпичиков в глобальной системе доктрины безопасности Украины. Он должен помочь построить в нашей стране швейцарскую модель армии: небольшая группа профессиональных военных, подкрепленная небольшим количеством призывников и обученных резервистов.

Инициативу поддержала и Украинская стрелковая ассоциация (УСА). По их статистике, за последние два года против 150 тыс. украинцев было совершено более 327 тыс. тяжких преступлений. При этом легальное оружие было задействовано всего 129 раз — в 0,03% всех случаев. На фоне более чем 12 тыс. убийств эта цифра выглядит мизерной.

“Значительная часть так называемых преступлений с использованием легального оружия — это самооборона. Фактически легальное оружие не используется в уголовных преступлениях”, — уверяет исполнительный директор УСА Андрей Хаверчук.

Чтобы полностью исключить криминал, Учайкин предусмотрел в законопроекте жесткую систему контроля. Претендент на право владения “огнестрелом” будет обязан пройти серьезные подготовительные курсы, на которых он получит не только навыки обращения с оружием, но и усвоит законодательную базу и научится оказывать первую медицинскую помощь.

За милицией хотят оставить только функцию надзора над выполнением лицензионных условий, но сами лицензии будут выдавать в Министерстве юстиции.

“Все процедуры мы разнесли по разным ведомствам. Это сделает невозможным построение коррупционных схем”, — объясняет Учайкин.

Также планируется внести изменения в 36-ю и 39-ю статьи Уголовного кодекса, где более четко пропишут ситуации, при которых самооборона оправданна.

“Мы избавимся от позорной практики, когда человек, защитивший себя, потом попадает под уголовную ответственность за превышение пределов самозащиты”, — говорит глава УАВО.

 
 АР

Месячник вооружения

На сегодняшний день украинцы официально имеют право приобрести огнестрельное охотничье
гладкоствольное и огнестрельное охотничье нарезное оружие. И, по оценкам МВД, они этим правом активно пользуются: в прошлом году в распоряжении граждан находилось около 827 тыс. единиц огнестрельного оружия — на 40 тыс. больше, чем в 2012-м.

Данные профильных объединений еще более внушительные. По информации УАВО, в стране 2 млн стволов в легальном обороте и свыше 3,5 млн — в нелегальном. Часть граждан — журналисты, правоохранители, дружинники — могут обзавестись “травматикой”.

Правда, Хаверчук выступает за запрет травматического оружия: если кого-то убьют резиновой пулей, найти злоумышленника будет невозможно. А вот боевая пуля после выстрела получает повреждения от прохождения через ствол, которые уникальны, как отпечатки пальцев.

“Использовать зарегистрированное огнестрельное оружие — это почти то же самое, что оставить паспорт на месте преступления”, — считает руководитель спортивно-стрелецкого клуба Практика Владислав Збаранский.

Учайкин сожалеет, что закон о легализации оружия не приняли раньше: тогда во время революции удалось бы избежать многих жертв.

“Если бы наши инициативы были реализованы до 30 ноября прошлого года, Майдан стоял бы не три месяца, а три часа, — уве- рен он. — С вооруженным народом власти общаются чрезвычайно вежливо”.

В ассоциации подтверждают, что владельцы оружия тоже стояли на Майдане. Правда, по словам Збаранского, работавшего над юридической частью законопроекта о гражданском оружии, стволы оставляли в машинах.

 
 АР

“Когда на наших глазах расстреливали невинных людей, нам было невероятно тяжело сдержаться, — признается руководитель стрелецкого клуба. — Но мы понимали: открой мы ответный огонь — жертвы исчислялись бы тысячами”.

Впрочем, вооруженные люди среди митингующих на Майдане были. К примеру, есть фото, на которых неизвестные лица стоят на баррикадах с ружьями Remington 870. Заряжается такое оружие пулями, шротом и картечью, а купить его может любой желающий.

“Это страшное оружие — из него можно убить не только человека, но и медведя или кабана”, — говорит легальный владелец такого ружья Виталий Педченко.

По данным председателя временной следственной комиссии Верховной Рады по расследованию противоправных действий силовиков во время акций протеста Геннадия Москаля, после набегов на оружейные склады на руках у людей оказалось 1.700 нелегальных стволов. Министр внутренних дел Арсений Аваков призвал новых владельцев немедленно сдать это оружие в правоохранительные органы.

Нельзя сказать, что граждане полностью игнорируют призывы. В МВД сообщили, что к 17 марта в органы внутренних дел было сдано 796 единиц оружия, из которых более 140 армейских образцов и почти 520 — гладкоствольного охотничьего. Иными словами, в статистику попали не только “революционные” стволы.

И все же о полном разоружении речь не идет. По информации Корреспондента, что в последнее время стоимость огнестрельного оружия на черном рынке сильно возросла: люди вооружаются на случай войны. К примеру, по данным источника, автомат Калашникова подорожал с $ 1.000 до $ 3.800.

Родина зовет

Тех, кто не желает расставаться с оружием, Аваков призвал вступать в недавно созданную Национальную гвардию. Член 36-й сотни Самообороны Майдана Василий Харко сделал это одним из первых. Там его и других новобранцев встретили с оркестром и провели “боевое крещение” — вплоть до стрельбы с бронетехники.

 
 АР

“Мы обрадовались, что нас будут учить защищать родину, но как бы не так!” — возмущается 30-летний львовянин.

Когда журналисты разъехались, показуха закончилась, оружие спрятали.

“Вместо практической подготовки новобранцев учат правильно маршировать и отдавать честь”, — рассказывает Харко. Не нравится гвардейцам и то, что ими командуют сотрудники милиции. “Они на нас по-волчьи смотрят, мы на них”, — сетует львовянин.

Также новобранцы опасаются, что в случае Майдана-3 их обяжут стоять на провластной стороне баррикад. Поэтому они требуют переписать отдельные пункты контракта.

“Мы хотим, чтобы это была не служба, а просто форма обучения”, — поясняет Харко.

Прямо во время телефонного разговора с Корреспондентом, увидев проходящего мимо секретаря СНБО Андрея Парубия, Харко бежит к нему рассказать об отсутствии подготовки по стрельбе. Тот обещает решить вопрос.

А пока Вячеслав не собирается менять свой трофейный пистолет ни на деньги, ни на службу в Нацгвардии.

“Меня сильно возмущает, что во время российской агрессии украинские власти не вооружают граждан, а совсем наоборот, призывают их сдать оружие”, — говорит львовянин.

 

***

Этот материал опубликован в №11 журнала Корреспондент от 21 марта 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: оружиеучениямайданАрсен АваковАндрей ПарубийНациональная гвардия
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях