ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Цена войны: во что обходится содержание сепаратистовСюжет

forbes.ua, 8 июня 2014, 18:14
345
37161
Цена войны: во что обходится содержание сепаратистов
Фото: AP
По ориентировочным подсчетам, с начала апреля, учитывая все возрастающее число ополченцев, им было выплачено минимум $45 млн

По оценке Forbes, в восточных регионах на боевиков ежедневно тратится минимум $3 млн

«Наемники за идею не работают. Блокирование поступления им денег могло бы развеять сепаратистские настроения на востоке», – подчеркнул в беседе с Forbes один из военных экспертов, пожелавший остаться неназванным. СБУ, МВД и Госпогранслужба  периодически сообщают о задержании ценного «груза», который завозят с территории РФ и Крыма.


Фото GettyImages/fotobank.ua

На этой неделе сотрудники ГАИ МВД взяли граждан России на Изюмском блокпосту с 200 000 гривен. В середине мая СБУ заблокировала банковский счет, с которого пытались перечислить 3,93 млн гривен «для подготовки массовых беспорядков и террористических актов». В апреле Госпогранслужба задержала жителей Севастополя, которые везли из Крыма на восток Украины около 5 млн гривен в двойных днищах чемоданов. Несколькими днями ранее СБУ взяла «курьеров» с 1,8 млн гривен. Деньги, по данным ведомства, предназначались для поддержки выступлений на востоке Украины. В целом, по данным группы «Информационное сопротивление», благодаря перекрытию ряда каналов в мае объемы финансирования из России серьезно уменьшились.

Однако значительные «инвестиции» продолжают поступать и с территории Украины. Одним из мест, откуда вывозят наличные, стала Святогорская лавра, считает источник Forbes. Территория обители, которую в последнее время СМИ чаще называют «базой диверсантов», не заблокирована. Предпринимались ли попытки это сделать? Данный вопрос министр МВД Арсен Аваков оставил без ответа.

Перехваченные силовыми ведомствами суммы – лишь малая часть реального финансирования боевиков.

По оценке Forbes, только два месяца поддержания военного конфликта на востоке страны стоили более $248 млн.

В расчет были включены минимальные суммы по основным статьям затрат: оплата «труда» боевиков, участия в акциях местных протестующих, обеспечение оружием, содержание баз подготовки диверсантов.

Оплата «труда» боевиков

Подсчитать точное количество постоянно мигрирующих через границу наемников сегодня практически невозможно. По приблизительной оценке директора программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексея Мельника, границу пересекли около 5000 иностранных «туристов». Среди них – кадыровцы, казаки, наемники, сотрудники крымских «Альфы» и «Беркута». К их числу нужно добавить местных сепаратистов.

AP

«Их состав очень неоднороден. Сопредельная России территория напичкана гражданскими организациями, которые годами спонсировались российской стороной, – полагает идеолог проекта Razvedka.in.ua Дмитрий Золотухин. – Также нужно учитывать полууголовные организации (охранные структуры) под руководством местных «авторитетов». Они могут участвовать в конфликте как добровольно, так и по приказу собственника таких охранных фирм».

По данным советника министра МВД Украины Антона Геращенко, на прошлой неделе на востоке уже действовало «до 10 000 террористов». На этой неделе в интервью Forbes глава Украинской ассоциации владельцев оружия Георгий Учайкин оценил число боевиков в 15 000-20 000.


Фото GettyImages/fotobank.ua

По мнению советника министра внутренних дел Станислава Речинского, им платят около $300 в день. Однако оплата «труда» кадыровца и местного гопника-ополченца существенно разнится. Также, безусловно, отличаются ставки рядовых бойцов и их руководителей. Экс-председатель службы внешней разведки Николай Маломуж считает, что Игорь Гиркин (позывной «Стрелок») получает от нескольких десятков тысяч долларов в месяц.

AP

«Думаю, коррупция в рядах боевиков тоже присутствует. Наверняка, не все деньги доходят до рядовых», – считает Мельник.

Если предположить, что в среднем ополченцам «начисляется» около $200, то содержание нынешних 15 000 боевиков обходится в $3 млн в день.

По ориентировочным подсчетам, с начала апреля, учитывая все возрастающее число ополченцев, им было выплачено минимум $45 млн. К этой сумме нужно добавить премиальные за похищения, убийства, сбитые вертолеты и прочую «благую активность во имя идеи». 

По мнению пожелавшего остаться неназванным эксперта, наемники приступают к «работе» только после получения аванса. Опасения небезосновательны.

«Все участники боевых действий на стороне сепаратистов вне правового поля», – говорит Мельник. С ними могут сделать что угодно, в том числе и свои же «убрать». Тут уместно вспомнить, что многие из местных ополченцев, в отличие от их российских «коллег», часто идут в бой без бронежилетов. После этого видео «зверски расстрелянных мирных протестующих» широко транслируется по российским каналам.

«Мирные» протестующие

Отдельная статья затрат – оплата так называемых митингующих. По мнению координатора группы «Информационное сопротивление» Дмитрия Тымчука, некоторые местные жители, оставшиеся без работы, не брезгуют этим способом заработка.

Расценки разные: от 400 грн за блокирование войск до 1000 грн за участие в «живом щите».

По очень приблизительным оценкам, за время конфликта на востоке страны было привлечено не менее 10 000 человек. Бесплатно – за идею – выходили на митинги максимум 20% из них. Если взять в расчет минимально предлагаемые суммы – «труд» митингующих стоил около $300 000.

Стоимость оружия

По данным СБУ, за март-май изъято 877 единиц оружия, 1,055 млн патронов к нему, 322,23 кг взрывчатых веществ, 1169 гранат, мин и т. п. 

Сколько оружия у наемников, не знает даже их руководство

Источник Forbes

По мнению директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентина Бадрака, на одного бойца, как правило, приходится автомат или снайперская винтовка, гранатомет одноразового применения (например, РПО «Шмель»), прицел ночного видения, два рожка патронов, две ручные гранаты – Ф1 (оборонительная) и РГД-5 (наступательная), две-три гранаты для подствольного гранатомета.

На отделение (семь человек) полагается один многоразовый гранатомет (РПГ-7). Отряд (эквивалент роты 80-100 человек) обычно оснащен двумя-тремя переносными противотанковыми ракетными комплексами (типа «Фагот»), двумя-тремя противовоздушными ракетными комплексами, одним автоматическим гранатометом (АГС-17 или АГС-30) и крупнокалиберным пулеметом (ДШК).


Фото GettyImages/fotobank.ua

Оценка стоимости этого вооружения зависит от многочисленных факторов: сколько в день отстреливают патронов, как часто используют одноразовые гранатометы, по какой стоимости «выделено» тяжелое вооружение и т. п.

По приблизительным оценкам Учайкина, сейчас у находящихся в зоне конфликта 15 000-20 000 боевиков находится в распоряжении минимум 200 000 единиц легкого стрелкового оружия. По усредненным ценам черного рынка, это $400 млн.

Важно учитывать, что немало оружия досталось боевикам бесплатно – путем грабежа отделений МВД, СБУ, воинских частей. По оценке Учайкина, около 50-60% оружия – российского происхождения. С ним солидарен Мельник: «Сотрудники силовых ведомств уже многократно фиксировали номера, серии, свидетельствующие, что используется оружие, которого не было на территории Украины». Исходя из этих ориентировочных данных,  российское оружие можно оценить минимум в $200 млн. В расчет не включены стоимость патронов, гранат, крупного вооружения.

AP

Также по данным группы «Информационное сопротивление», боевики оснащены оружием, захваченным российскими военными в Крыму. «На полуострове наши оставили несколько миллионов единиц украинского оружия. Оно уже фиксируется на востоке», – говорит Учайкин. Польские военные эксперты опознали свой ПЗРК Grom, который был продан Грузии и «изъят» россиянами в 2008 году.

Подтверждаются данные экспертов и многочисленными видеосвидетельствами использования «неукраинского» оружия. Например, автоматов АК-100. Российские власти, заявляющие о непричастности к поддержанию вооруженного конфликта, сами себя загоняют в очередную ловушку.

Если состоящее на балансе армии или «изъятое» в прежних военных конфликтах оружие не выдается с согласия руководства силовых ведомств, следовательно, украинские мирные протестующие периодически грабят воинские части РФ

Логично было бы предположить, что российская сторона немедленно должна была бы потребовать от Украины вернуть награбленное и арестовать людей, совершивших уголовное преступление. Пока РФ требует обратного – прекратить АТО, цель которой остановить преступников.

По мнению Учайкина, в дальнейшем число оружия будет только увеличиваться: «Недалеко от Артемовска в соляных шахтах Соледара находятся большие склады фактически «неучтенного» стрелкового оружия – от 5 до 15 млн единиц. Пока нет достоверной информации, захвачены ли они. Но мне уже довелось видеть фотографии боевиков с оружием с этих складов».

Содержание баз подготовки диверсантов

По данным украинской разведки, перед заброской в Украину диверсантов готовят на военной базе под Ростовом-на Дону. Секретарь СНБО Андрей Парубий полагает, что на базе находится до 1000 боевиков. Содержание подобной «школы» может обходиться до $40 000 в день (учитывались только оплата инструкторов, расходные материалы, питание). Получается, что только за последние два месяца на подготовку боевиков ушло около $2,4 млн.

«Все эти деньги могли бы быть направлены на развитие более важных для россиян отраслей – здравоохранение, образование, качество дорог и т. д.», – подытоживает Мельник. Но, похоже, их нужды учитываются в последнюю очередь.

По материалам: Євгенія Підгайна
СПЕЦТЕМА: Обострение в Донбассе
ТЕГИ: Россияармия и вооружениеУкраина-Россиявоенные
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях