ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Мировые встречи стремительно теряют эффект

Корреспондент.net, 26 ноября 2014, 11:52
63
7014
Корреспондент: Мировые встречи стремительно теряют эффект
Фото: АР
На саммите в австралийском Брисбене лидеры ведущих стран не смогли принять никаких экономических решений

Глобальное политическое противостояние делает неэффективными крупные международные организации.

Вслед за Генассамблеей ООН влияние стремительно теряет Большая двадцатка, пишет Павел Сивоконь в №46 журнала Корреспондент от 21 ноября 2014 года. 

Осенью 2008 года президент США Джордж Буш-младший обратился в ходе своего выступления в Генеральной ассамблее ООН к лидерам всего мира. Он призвал мировых лидеров объединиться и создать такую экономическую организацию, где все страны могли бы обмениваться мнениями и принимать единые решения для экономического развития всей планеты.

Позднее эксперты назовут эту речь одной из самых чувственных в карьере Буша. Возможно, к ней американского президента подтолкнула тяжёлая ситуация в экономике его государства. Тогда ипотечный рынок США как раз обвалился и принёс стране более $ 200 млрд проблемных кредитов, которые банки так и не смогли вернуть. Как бы там ни было, большинство мировых лидеров положительно оценили порыв.

«Часть понимала, что ООН уже не может решать экономические споры из-за своей неповоротливой структуры. Ведь Большая семёрка представляет интересы только развитых стран», — говорит Корреспонденту аналитик Европейского центрального банка (ЕЦБ) Марко де Лука.

По мнению де Луки, идея новой организации пришлась всем по душе — в том числе и потому, что мир как раз переживал период, когда геополитические интересы основных игроков совпадали. И хотя Китай уже заявлял о готовности на равных конкурировать со Штатами, всё же в Пекине больше думали об экономическом сотрудничестве. А в Вашингтоне не рассматривали конфликт Грузии и России на Кавказе как угрозу своей гегемонии, а значит, могли позволить себе не обращать на него внимания.

Сейчас G-20, которая должна была стать частью мирового порядка, превращается в орган с размытыми функциями и неопределённым будущим

За восемь лет ситуация в мире сильно изменилась. Значительная часть развитых стран преодолели экономический шок и постепенно начали выходить из кризиса. При этом международное сотрудничество стало менее популярным. И поэтому сейчас G-20, которая должна была стать частью мирового порядка, превращается в орган с размытыми функциями и неопределённым будущим.

Кроме того, основные экономисты ЕЦБ недавно обнародовали данные исследования, в котором доказывают, что встречи на высшем уровне повлияли на мировую экономику и политику только в 2008-2009 годах, а потом эта тенденция пошла на спад. В условиях, когда мир всё быстрее движется к возобновлению глобального противостояния, такие переговоры могут стать вообще только ареной для дискуссий. А решения страны будут принимать сами.

Саммит в австралийском Брисбене лишь укрепил эту уверенность. Особенно после того как его неожиданно покинул лидер России Владимир Путин.

«Западные политики могут говорить, что они оказали на президента Путина давление и победили. Но Большая двадцатка создавалась для компромиссов и переговоров, а не для давления», — говорит Корреспонденту Марк Легон из Джорджтаунского университета.

Так что теперь непонятно, зачем вообще нужна эта организация.

Надежда на спасение

«До начала экономического кризиса все знали, что президенты Большой восьмёрки [США, Канада, Германия, Япония, Италия, Франция, Россия и Великобритания] ездят на рауты, чтобы познакомиться и пообщаться в неформальной обстановке», — рассказывает Кери Браун, профессор Сиднейского университета.

Никто особо не ждал от этих встреч реальных действий, уточняет Браун. Но в 2008 году ситуация начала меняться.

В США поняли, что экономическая система, которая исправно работала в начале века, начинает давать сбои. И теперь для поддержки своего экспорта можно посовещаться с развивающимися странами

Во-первых, в США поняли, что экономическая система, которая исправно работала в начале века, начинает давать сбои. И теперь для поддержки своего экспорта можно посовещаться с развивающимися странами.

Во-вторых, эти государства, как, например, Китай или Индия, которые находились вне большой политики, давно хотели попасть в закрытый клуб мировых лидеров. Тем более что темпы развития экономики стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) в то время составляли примерно 5-9% в год, тогда как ЕС и США не могли похвастать ростом более 2%.

Поэтому в ходе первого саммита G-20, куда вошли основные развитые и развивающиеся страны, было достигнуто первое важное решение — реформировать МВФ, но сохранить долларовый стандарт. По мнению бывшего президента Всемирного банка Роберта Зеллика, многие серьёзно обсуждали возможность перехода на золото как на резервную валюту. Но после встречи в Вашингтоне от этого отказались.

В следующие годы на переговорах была установлена максимальная граница госдолга страны — 2% ВПП. Тогда это сделали для того, чтобы помочь Европе уладить внутренний конфликт между северными и южными странами. Последние не хотели снижать свои расходы и могли утащить весь ЕС в бездну кризиса суверенных кредитов.

Наконец, в позапрошлом году на саммите в Сеуле лидеры Большой двадцатки попытались поднять вопрос о реформировании ВТО и создании новой системы международной торговли. Всё это показывает, что с начала кризиса значительная часть президентов поверили, что подобные встречи не только повод для знакомства, но и возможность для принятия определённого решения.

Уже в прошлом году ситуация начала меняться. Официально основным вопросом саммита в Санкт-Петербурге была конкурентоспособность и борьба с безработицей. Но об этом говорили очень мало

Но уже в прошлом году ситуация начала меняться. Официально основным вопросом саммита в Санкт-Петербурге была конкурентоспособность и борьба с безработицей. Но об этом говорили очень мало — мировых лидеров больше интересовала ситуация в Сирии, где в ходе гражданской войны применили химическое оружие.

В США и ЕС требовали от президента Сирии Башара Ассада начать переговоры с повстанцами и грозились нанести по его армии бомбовые удары. Против этого выступили Россия и Китай, заблокировав любые решения по данному вопросу. Позднее власти Сирии согласились отдать химическое оружие по плану Путина, и это сразу пошатнуло престиж G-20.

Ожидается похолодание

Совещание мировых лидеров в Брисбене грозило стать ещё менее результативным. Официально в ноябре 2014-го президенты должны были собраться, чтобы определить пути реформирования МВФ. Но все ждали конфликта между Россией и США.

Даже события перед началом саммита указывали на то, что он будет посвящён явно не монетарным реформам. В НАТО постоянно заявляли, что российские войска переходят границу с Украиной, а в Киеве напрямую призвали готовиться к новой войне с Россией и сепаратистами.

Барак Обама перед Австралией совершил турне по странам Азии и везде говорил о пользе демократии и опасности диктатуры. Также американский лидер смог договориться со своим китайским коллегой Си Цзиньпином о создании в будущем общего торгового пространства. Тем самым Вашингтон хочет ослабить союз России и Китая.

Со стороны РФ также шла активная подготовка — преимущественно в информационном поле. Кремль упорно отрицал присутствие своих солдат в Украине и говорил, что хочет лишь остановить войну.

Кроме того, в России начался судебный процесс против старейшей правозащитной организации Мемориал. Её обвинили в разжигании экстремизма и собираются закрыть. Наконец, прямо перед саммитом появились снимки гибели малазийского Boeing, доказывавшие вину Украины. Потом эксперты признали, что это подделка, но общий настрой встречи был предопределён.

В итоге переговоры в Брисбене запомнились в основном резкими заявлениями в адрес России, невнятными ответами Путина на эти слова и его быстрым отъездом. Никаких конструктивных решений принято не было.

Рост политического противостояния в мире ведёт к падению престижа любых международных встреч. Тем более что развитые страны постепенно преодолевают экономический кризис и международные консультации для них уже не так важны

По мнению де Луки, рост политического противостояния в мире ведёт к падению престижа любых международных встреч. Тем более что развитые страны постепенно преодолевают экономический кризис и международные консультации для них уже не так важны.

Если раскол продолжится, то вполне возможно, что Большая двадцатка станет таким же бесполезным органом, как и Генеральная ассамблея ООН. С которой, собственно, всё и начиналось.

***

Этот материал опубликован в №46 журнала Корреспондент от 21 ноября 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: Саммит G20
ТЕГИ: журнал КорреспондентG20противостояниемеждународные организации
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях