ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Нет ничего святого. Взгляд на политику изнутри

Корреспондент.net, 25 февраля 2015, 07:56
92
24555
Корреспондент: Нет ничего святого. Взгляд на политику изнутри
Фото: АР
Хантер Томпсон (на фото) в своей книге "Лучше, чем секс" показал всю подноготную политики

Всё, что происходит в украинской политике, еще 20 лет назад подробно описал американский журналист и писатель Хантер Томпсон.

Многие из его наблюдений в книге Лучше, чем секс словно списаны с нынешней Украины, пишет Руслан Иванов в №6 журнала Корреспондент от 13 февраля 2015 года.

В середине 1970-х небольшой городок Аспен в самом сердце американской глубинки выбирал шерифа. Одним из двух главных кандидатов был человек по фамилии Томпсон. У него были все шансы занять этот пост, но в последний момент избиратели с опаской отнеслись к кандидату с гладко выбритой головой и странным блеском в глазах, ратующему за легализацию наркотиков для личного употребления.

Выборы для Томпсона окончились провалом, но страсть к политике и избирательным кампаниям у него осталась на всю жизнь.

Много лет спустя после этого события журналист и писатель Хантер Томпсон, известный читателям по созданному им стилю гонзо-журналистики и романам Страх и ненависть в Лас-Вегасе и Ромовый дневник, предельно откровенно рассказал о своём опыте политического журналиста и сотрудника предвыборных штабов различных кандидатов в ходе нескольких президентских кампаний.

Безграничный цинизм в ходе борьбы за должность, достижение цели любой ценой, методы борьбы за власть и судьба тех, кто этой власти добился, — лишь некоторые темы, которые поднимает автор

Обратной стороне большой политики, всему тому, о чём не принято говорить, Томпсон посвятил свою книгу Лучше чем секс, вышедшую в 1995 году. Безграничный цинизм в ходе борьбы за должность, достижение цели любой ценой, методы борьбы за власть и судьба тех, кто этой власти добился, — лишь некоторые темы, которые поднимает автор.

Будучи полностью убежден, что политика — это искусство контроля над своей средой обитания, он пытался быть в самом центре данного процесса, анализируя его и пытаясь влиять на него, насколько возможно.

Несмотря на репутацию «великого и ужасного» безумца, ему пришлось столкнуться с моральной дилеммой: с одной стороны, Томпсон являлся убеждённым сторонником необходимости для каждого человека влиять на жизнь в стране, с другой, он был уверен, что политика — это самый подлый бизнес.

Для настоящих фанатов власти политика главнее, чем один из базовых человеческих инстинктов — секс. Мания власти настолько же мощна, болезненна и разрушительна, как пристрастие к наркотикам

Проанализировав несколько десятилетий политической борьбы за главное кресло США, Томпсон сделал ещё несколько важных выводов. Для настоящих фанатов власти политика главнее, чем один из базовых человеческих инстинктов — секс. Мания власти настолько же мощна, болезненна и разрушительна, как пристрастие к наркотикам.

О правильности большинства утверждений Томпсона свидетельствует то, насколько актуальными они сейчас кажутся в применении к украинским реалиям. Украина в 2015 году сталкивается с теми же проблемами, которые рядовые американцы наблюдали несколько десятилетий назад.

Сам Томпсон объяснял это просто: «Политика не так уж сильно изменилась за последние 869 лет. Она просто надела новый костюм и сделала более дорогую прическу».

О том, как определить в себе способность заниматься политикой

Некоторые вещи не смешны для обречённых. Особенно если обрёченные только что выбрали президента, у которого вообще нет чувства юмора. Шутки кончаются, если даже победа превращается в стремительный бег вниз по склону — к невзгодам, разочарованию и тошнотворному ощущению, что вас предали. Если вы можете смеяться, столкнувшись с такими вещами лицом к лицу, вы годитесь для работы на серьёзного кандидата в президенты.

О том, чем опасна аполитичность

У нас есть выбор, хотя на самом деле его нет. Если правда, что политика — это искусство контроля над своей средой обитания, а я думаю именно так, тогда самое время серьёзно ею заняться. Потому что, если мы не займёмся политикой, ею займутся другие, и, скорее всего, они будут не на нашей стороне.

О том, что не нужно сбрасывать со счетов даже самого провального политика

<…> говорили, что некий придурок по имени Клинтон виноват в потере 222 округов в Техасе <…>. Его «уволили без оплаты, без сохранения прав» и отправили домой в Арканзас «с хвостом, поджатым между ног», как выразился один из членов команды. «Мы больше никогда не увидим этого тупого ублюдка, — проворчал другой помощник. <…>. Клинтон, Билл Клинтон. Да. Запомним это имя. Больше ему не работать. По крайней мере не в Вашингтоне».

О классическом примере политической борьбы

Дело было так: году в 1948-м, насколько я помню, Линдон [конгрессмен Линдон Джонсон, будущий 36-й президент США] отставал на 10%, а до выборов было всего девять дней. Он тонул безнадежно и был в отчаянии.

Он распорядился <…> созвать пресс-конференцию и обвинить своего преуспевающего конкурента (фермера-свиновода) в том, что он занимается сексом со свиноматками

Он позвал своего в равной степени павшего духом помощника и распорядился <…> созвать пресс-конференцию и обвинить своего преуспевающего конкурента (фермера-свиновода) в том, что он занимается сексом со свиноматками, несмотря на мольбы своей жены и детей…

Помощник был потрясён. «Мы не можем заявить такое, Линдон, — сказал он, — ведь это неправда».

«Конечно, неправда, — рявкнул Линдон, — но мы заставим ублюдка эту неправду опровергать».

Такой метод работает без сбоев, даже когда дело касается умных и сильных людей.

О политике как болезненном пристрастии

Не каждый человек спокойно мирится с мыслью, что политика — преступное пристрастие. Но это так. Они [политики] — наркоманы, и они преступники. Они лгут, и жульничают, и крадут, как джанки [сленговое выражение, обозначающее наркоманов].

А когда их охватывает неистовство, они способны пожертвовать всем и всеми, чтобы удовлетворить свою жестокую и тупую страсть. И лекарства от этого не существует. Это образ мысли, присущий наркоманам. Это политика…

О боязни властей предержащих потерять свое положение

Они подлые, и богатые, и жадные, и они раздулись от ненависти и страха после <…> власти и избыточных доходов. Перспектива поражения приводит их в ярость. Это плохие ребята, и слишком многие из них готовы убить, чтобы стать победителями…

О стремительности изменений в расстановке сил в политике

Даже богатые и влиятельные стали понимать, что <…> изменения порой происходят быстро. И однажды может случиться так, что телевидение будет показывать, как они сидят на скамье подсудимых и отчаянно сражаются, чтобы не попасть в тюрьму.

О том, что происходит с союзниками по политической борьбе, когда власть уже завоёвана

<…> люди, которые не боялись биться с хорошо окопавшимся президентом, теперь боятся друг друга… В добрые старые дни они были очень дружной, победоносной командой и точно знали, где враг. Теперь всё изменилось. Кажется, враги повсюду.

О необходимости анализировать и формировать свое личное мнение о происходящем, а не бездумно поглощать ТВ-продукт

Огромная разница - просто «смотреть» телепередачи и учиться агрессивно на них реагировать. Разница для большинства людей такая же, как между жизнью и смертью мозга.

Вывод простой, но до него надо дойти: если всё, что вы получаете, глядя телепередачи большую часть вашей жизни, — это куча разрозненной информации, вы обречены на жизнь, полную страха и смятения, особенно если вы, как я, принимаете 500 или 600 каналов 24 ч в сутки.

О влиянии скорости передачи информации на политические процессы

<…> серьёзные люди использовали факсимильные послания в ситуациях, когда речь шла о жизни и смерти. Иначе мир никогда не узнал бы о студенческой революции 1989 года в Китае, о пл. Тяньаньмэнь [расстрел студенческой демонстрации, в ходе которого погибли несколько сотен человек].

Студенты нелегально воспользовались факсом, когда поняли, что их вот-вот начнут давить танками. <…> сегодня невозможно организовать успешное восстание, если у вас нет доступа хотя бы к одному надёжно спрятанному факсу, который разошлёт вашу историю по всему миру.

О том, что такое политика

Я давно пришел в политику, но до сих пор бывают дни, когда я верю, что это ремесло может быть честным. Правда, нелегко сохранять веру после того, как ты 30 лет барахтался в брюхе зверя, который сокрушил больше хороших людей, чем крэк и джанк [сленговые названия наркотиков], вместе взятые.

Политика — подлый бизнес. <…>. Подлость достигла такого уровня, который для большинства людей лежит за пределами понимания. Никто не находится в безопасности, и нет ничего святого.

***

Этот материал опубликован в №6 журнала Корреспондент от 13 февраля 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: книгаполитикаЛучше, чем сексцинизм
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях