UA
ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Страх против ужаса. Сага об Антикоррупционном суде

Корреспондент.net, 1 июня 2018, 13:13
53
7720
Страх против ужаса. Сага об Антикоррупционном суде
Фото: Getty Images
Дилемма о суде

В Верховной Раде на крови клялись разобраться с антикоррупционным судом на предпоследней неделе мая, но, в конце концов, снова перенесли принятие решения на этот раз на начало июня.

Фотографироваться с приехавшими на финал Лиги чемпионов в Киев звездами мирового футбола у украинских политиков получается лучше, чем принимать нужные для страны решения. Например, о создании Антикоррупционного суда. И пока политики медлят, в воздухе уже витает страшное слово «дефолт», пишет Валерий Литонинский в №10 журнала Корреспондент.

Сага о создании в Украине Высшего антикоррупционного суда продолжается уже второй год, а страх расплаты за украденное все так же превалирует у политиков над инстинктом самосохранения. В Верховной Раде на крови клялись разобраться с антикоррупционным судом на предпоследней неделе мая, но, в конце концов, снова перенесли принятие решения на этот раз на начало июня. Что изменится к тому времени, сложно сказать. Украина продолжает испытывать терпение Запада. Но, похоже, там уже готовы вместо пряника взяться за кнут.

Вопрос №1 для государства

Именно так, вопросом №1 для украинского государства, назвал создание Антикоррупционного суда спикер Верховной Рады Андрей Парубий. Вот только депутаты запал своего председателя не поддержали. Ко второму чтению к законопроекту об Антикоррупционном суде подали 1.925 поправок. Классическое крючкотворство и затягивание процесса. Более тысячи правок депутаты уже доблестно рассмотрели, одновременно продолжая торги с Западом по поводу содержания закона. В итоге с представителями Венецианской комиссии и МВФ удалось согласовать все спорные пункты кроме одного, самого важного — контроля за отбором судей в Антикоррупционный суд (см. также интервью с Артемом Сытником на стр. 12 ).

Позиция западных партнеров такова: совет международных экспертов должен иметь возможность заблокировать назначение в состав суда того кандидата, которого сочтет неблагонадежным. Позиция украинских властей: окончательное решение по кандидатуре того или иного судьи должно остаться за Высшей квалификационной комиссией судей (ВККС). Вокруг этого вопроса — за кем будет решающее слово в отборе судей — и ломаются копья.

На Западе вполне обоснованно считают, что ВККС не является независимым органом из-за влияния вертикали Президента и действующей власти на комиссию. А украинские политики по этому поводу сразу вспоминают о государственном суверенитете, Конституции и прочих атрибутах независимости, о которых помнят, только когда это им выгодно.

Аргумент таков: дескать, не могут иностранцы в Украине суды создавать. Это наша корова, и мы ее доим — одним словом.

Предполагается, что экспертный совет будет состоять из семи человек, делегированных основными финансовыми донорами Украины — США, МВФ, ЕС и т. д. В Высшую квалификационную комиссию судей входят 16 человек. Чтобы выйти из сложившегося клинча, депутаты предлагают предоставить заблокированному международными экспертами кандидату в судьи право оспорить это решение. Теперь идет дискуссия относительно того, как эта апелляция от кандидата может рассматриваться. Первый вариант — на общем заседании ВККС и совета международных экспертов. Однако пока не установлено, сколькими голосами должно приниматься решение на таком заседании. Второй вариант — ВККС возвращает кандидатов, подавших апелляцию на запрет участвовать в конкурсе, обратно в Совет экспертов, и он должен подтвердить свое вето. Но каким количеством голосов, до сих пор не решено.

Вот в такой диспозиции переговоры и застопорились. Рассматривать поправки к законопроекту об Антикоррупционном суде Рада продолжит 5 июня, а 7 июня, по оптимистичным прогнозам, может выйти на голосование. Главное, чтобы было за что голосовать. Западу тяжело понять, почему главным предметом в договоренностях становится вопрос, как украинская сторона будет обходить эти самые договоренности.

А украинская политическая элита изо всех сил цепляется за последнюю возможность сохранить влияние на Антикоррупционный суд. Для нее это вопрос выживания, гарантия собственной безопасности. Депутаты уже один раз позволили создать в стране независимый орган — Национальное антикоррупционное бюро, которое, как ни крути, создает довольно серьезный дискомфорт для них.

Если к НАБУ, НАПК и Антикоррупционной прокуратуре добавится еще и независимый Антикоррупционный суд, то пазл антикоррупционных органов в стране окончательно сложится. Сохранять иммунитет от уголовных преследований по поводу коррупции уже не удастся. А на «торговле» этим иммунитетом, собственно, и строится вся нынешняя политическая система Украины.

По большому счету депутаты в принципе против создания Антикоррупционного суда в любом виде. Такие риски, еще и накануне выборов, им ни к чему. Поэтому среди них нашлось больше желающих сделать селфи с участниками финала Лиги чемпионов, чем рассматривать поправки к закону об Антикоррупционном суде.

Острую необходимость создания Антикоррупционного суда для украинского общества в целом подтверждает, например, такой факт: подозреваемому в коррупции бывшему главе Государственной фискальной службы Роману Насирову только обвинительный акт могут зачитывать более 20 месяцев. Так нужен нам специализированный Антикоррупционный суд или обойдемся действующими структурами?

Денег нет, но вы держитесь

Принимать решение о создании Антикоррупционного суда депутатам все-таки придется, как бы они этому ни сопротивлялись. Причина — государство остро нуждается в деньгах Запада. А получит их Украина только в случае продолжения сотрудничества с МВФ. Создание Антикоррупционного суда — обязательное условие для этого. На кону транш $1,9 млрд от фонда. Прицепом к деньгам МВФ пойдут еще несколько пакетов помощи — от Всемирного банка, Еврокомиссии и т. п. Так что голосование за закон о суде в начале июня — это чуть ли не последний шанс получить замещающие займы для выплат по внешнему долгу до конца 2018 года.

То, что получение денег зависит от принятия закона об Антикоррупционном суде, признали уже все первые лица государства. От Президента до министра финансов. Но торг с фондом продолжается. Хотя МВФ, похоже, будет стоять на своем в этом вопросе до конца. И это притом что, по слухам, там готовы пойти на уступки в другом обязательстве Украины, необходимом для предоставления кредита.

Говорят, в случае положительного голосования за закон об Антикоррупционном суде МВФ готов согласиться на сценарий поэтапного повышения цен на природный газ для населения, тогда как ранее представители кредитора настаивали на единовременном взвинчивании тарифов. Разумеется, рост цен не есть собственная инициатива фонда, такой сценарий был предложен украинской стороной как единственное средство ликвидации дефицита Нафтогаза.

Для действующей власти этот компромисс — очень сладкое предложение. Но опять же все упирается в суд.

Может возникнуть резонный вопрос: так, может, протянем без денег МВФ и его последователей? Ответ тут однозначный — точно нет. Не настолько хороши дела на внешних рынках. Да и частные кредиторы не особо рвутся дешево кредитовать украинское правительство.

Еще более усложнить переговоры с МВФ могут внутренние скандалы в Кабинете Министров. Шатается кресло под министром финансов Александром Данилюком, который, собственно, и отвечает за переговоры с фондом. Об отставке Данилюка говорят уже давно, он успел поссориться с различными группами влияния в украинской власти — и с генеральным прокурором Юрием Луценко, и с близкими соратниками Президента Петра Порошенко, и с представителями парламентской коалиции от Народного фронта.

Теперь вышел в публичную плоскость и давний конфликт Данилюка с премьер-министром Владимиром Гройсманом. Касается он в первую очередь Государственной фискальной службы (ГФС). После обвинения в коррупции бывшего главы службы Насирова Гройсман поставил во главе фискального суперведомства своего давнего соратника и друга Мирослава Продана в качестве исполняющего обязанности.

Конфликт Гройсмана и Данилюка

С тех пор реформа ГФС застопорилась, несмотря на планы Данилюка. Желание премьер-министра — вообще вывести фискалов из-под контроля Минфина и переподчинить непосредственно Кабмину, то есть себе.

Естественно, что Данилюк на такие расклады не согласен. Он уже два года требует назначения Яны Бугримовой на пост своего заместителя, ответственного как раз за направление налоговой и фискальной политики. Гройсман требования министра игнорирует. Из-за чего и случилась перепалка на заседании Кабмина в конце мая. Возмущенный Данилюк заседание правительства покинул, заявив, что без назначения заместителя Кабмин может готовить представление на его отставку.

А Гройсман после ухода главы Минфина, по данным СМИ, провел через правительство два очень спорных решения, которые бьют непосредственно по Данилюку.

Во-первых, все-таки переподчинил ГФС напрямую Кабмину в обход Министерства финансов. Теперь Гройсман сможет управлять фискальными потоками напрямую.

Во-вторых, правительство изменило регламент своей работы. Минфин исключили из перечня ведомств, чье согласование обязательно для документов, подающихся на рассмотрение правительства. То есть теперь Минфин не сможет контролировать решения других ведомств о выделении средств или изменении бюджетных программ. Это крепко бьет по полномочиям Министерства финансов и создает опасный прецедент в преддверии выборов и традиционного периода оголтелого популизма, связанного с ним. И если раньше выбить деньги у Минфина было не так-то просто, то теперь несговорчивого Данилюка от этих процессов отстраняют.

Показателен в этой истории тот факт, что перед лицом серьезных угроз для государства политики продолжают кулуарную борьбу за потоки, сытые должности и собственные выгоды. Тот же Данилюк просто так сдаваться не намерен. Изменения в регламент работы Кабмина могут и обжаловать. И самостоятельно в отставку уходить министр не намерен. Говорит, пусть через Раду увольняют. А там любое кадровое решение провести тяжело, тем более на такой значимый пост.

Предвыборные ралли

Борьба Гройсмана за потоки и полномочия совпала с публикацией в прессе возможной первой десятки его новой партии. Конечно, безапелляционно верить таким сливам, особенно в предвыборное время, не стоит. Но список все-таки показателен, состоит он из давних соратников премьера по Виннице и представителей Блока Петра Порошенко и Народного фронта, которые тяготеют к премьеру. Новых лиц в нем пока не видно, старые кадры в новой обертке, ребрендинг перед выборами.

По слухам, попасть в список к нынешнему премьеру не против и предшественник Гройсмана в Кабмине Арсений Яценюк. Но пока говорить о том, что экс-премьер полностью сольет собственную партию и фракцию под Гройсмана, — слишком рано и опрометчиво. Тем более что соратники Яценюка включились в процесс отбеливания имиджа неудавшегося камикадзе. Инициировала процесс Национальная полиция, подконтрольная соратнику Яценюка, Арсену Авакову. Нацполиция открыла уголовное дело по факту вмешательства в деятельность Яценюка с целью его отставки с поста премьер-министра.

Самое интересное — это повод для открытия дела. Производство по статье Вмешательство в деятельность государственного деятеля базируется на словах одиозного депутата-беглеца Александра Онищенко о том, что он по просьбе Президента Порошенко потратил $30 млн на дискредитацию экс-премьера в 2015-2016 годах.

Билборды в Киеве с надписью Беги, кролик, беги! помнят все. Но заводить дело на основе слов Онищенко, которые раньше в украинской власти иначе, как фейком, и не называли, — весьма сомнительное решение.

Допросить по этому делу в Нацполиции обещают всю правящую верхушку — от оппозиционерки Юлии Тимошенко до действующего Президента. Использовать в своих интересах откровения беглого и подозреваемого в Украине в крупных махинациях народного депутата, соблазн велик. Проблема в том, что Онищенко обвиняет в коррупции практически всех представителей нынешней власти. То есть воевать между собой с помощью компромата Онищенко опасно, ибо «не бросаются камнями в стеклянном доме».

Вот в середине мая журналисты опубликовали так называемую переписку Онищенко с ближайшими соратниками Порошенко — депутатами Игорем Кононенко, Сергеем Березенко, финансовым советником Президента Макаром Пасенюком. Из нее следует, что представители окружения Порошенко просили Онищенко договариваться о выгодных для Банковой голосованиях с лидером партии Батьківщина Юлией Тимошенко. И платили за результативные голосования деньги.

Такая информация бьет как по Порошенко, так и по Тимошенко — по главным фаворитам новой президентской гонки. В обоих лагерях содержимое переписок отрицают. Отрицает его уже даже сам Онищенко, окончательно запутавшись в том, на чьей стороне ему выгоднее сыграть. Но переписка уже передана в НАБУ и изучается детективами. Использовать ее могут и в ведомстве Авакова. В общем, торг всех со всеми.

Вот только для Авакова это опасная игра. В своей нашумевшей книге Петр Пятый. Правдивая история об украинском диктаторе Онищенко во всех красках описывает, как Яценюк со своими соратниками организовал в Укргаздобыче схему, благодаря которой обеспечил финансирование избирательной кампании партии Народный фронт на парламентских выборах 2014 года. Речь идет о $40 млн, которые якобы и помогли НФ неожиданно выиграть выборы по партийным спискам четыре года назад. Так что по материалам Онищенко можно открыть дело и в отношении представителей Народного фронта. Желающих заняться этой темой хватает — СБУ и Генпрокуратура, например.

Кандидаты в президенты

А тут еще и демонстративное убийство в Киеве оппозиционного российского журналиста (стр. 3). Это громкое событие вполне может создать «эффект бабочки», отправив в конце концов в отставку резко набравшего аппаратный вес главу МВД.

У Порошенко хватает забот и помимо активности Онищенко. К нему на Банковой уже привыкли и давно нашли универсальный ответ: «Это фейк». Обвинить в распространении фейков уважаемое в мире британское издание BBC — сложнее. Но у Президента и с этой задачей справились. BBC, ссылаясь на два источника, опубликовала материал о том, что личный адвокат Дональда Трампа, Майкл Коэн, тайно получил от $400 до $600 тыс. за организацию переговоров Президента Украины с Трампом в июне 2017 года. Платеж якобы был осуществлен посредниками, действовавшими от имени украинского Президента. В Администрации Президента все отрицают и даже угрожают журналистам судом. А в обществе началась дискуссия о том, как относиться к расходам на лоббизм. Стоит ли национальная безопасность таких денег и т. д.? Все это, конечно, вопросы второстепенные, но осадок, как говорится, остался.

А пока окружение Порошенко отбивается от очередных обвинений, растет количество желающих поучаствовать в будущих выборах на пост президента. О намерении баллотироваться в президенты уже публично объявили бывший министр обороны Анатолий Гриценко и бывший представитель Украины в минской контактной группе Роман Бессмертный. Но социальные сети больше обсуждают то, что в президенты собрались певцы Иво Бобул и Олег Винник. Похоже, постепенно все в украинском политическом цирке становится на свои места.

СПЕЦТЕМА: Сюжеты
ТЕГИ: МВД УкраиныПорошенкоОнищенкоАлександр ДанилюкВладимир ГройсманАнтикоррупционное Бюро УкраиныНАБУСпециализированная антикоррупционная прокуратура (САП)Антикоррупционный суд
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях