ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Борьба с коррупцией в Украине: хочется результатов

Корреспондент.net, 15 июня 2018, 16:03
50
3421
Борьба с коррупцией в Украине: хочется результатов
Фото: Корреспондент
Президент подписывает закон об Антикоррупционном суде

Запад дожал, депутаты проголосовали, Президент подписал — начинаем создание Антикоррупционного суда. У депутатов замаячила перспектива отмены их неприкосновенности — понятно, не для себя, а для состава Рады-2019.

Шел пятый год после Революции достоинства, Украина наконец-то вплотную приблизилась к выполнению одного из ключевых ее требований — реализации антикоррупционной реформы, пишет Валерий Литонинский в №11 Журнала Корреспондент. Инфраструктуру борьбы с коррупцией венчает Высший антикоррупционный суд. Как его сформируют — точно придушим коррупционную гидру. Вот бы еще НАПК перестал из себя строить «я не такая, я жду трамвая» и занялся бы массированным анализом е-деклараций — это, кстати, важное и все еще игнорируемое Киевом условие наших западных партнеров.

На первый взгляд может показаться, что в борьбе против отечественной коррупции верх взяли Запад и украинский народ. Но, скорее, речь о том, что отечественные политики просто перенесли место и дату главного сражения, и схватки с новой силой продолжатся на следующих этапах создания суда, когда его станут формировать и когда ему начнут обрезать полномочия решениями Конституционного суда.

Есть компромисс!

Приезд Президента Петра Порошенко в парламент в день голосования по важному закону — верный признак того, что этот документ Рада одобрит. С Антикоррупционным судом эта формула сработала без осечки.

Под выступления главы государства о большой победе 317 депутатов (конституционное большинство) нажали кнопки за принятие закона о создании принципиально нового для Украины судебного органа. Как будто и не было этих долгих разговоров о том, что такой суд Украине не нужен, что он бывает только в странах третьего мира, у нас все суды должны быть антикоррупционными etc.

Запад вроде как доволен. Суд будет заниматься делами исключительно топ-коррупционеров, которые расследует Национальное антикоррупционное бюро и доводит до финиша Специальная антикоррупционная прокуратура. Для запуска работы суда достаточно будет набрать 35 судей. Критерии отбора судей вменяемые. Осталось решить, кто именно будет принимать решение о соответствии кандидатов этем критериям. И вот тут возможны сюрпризы.

Основной вопрос, вокруг которого и ломались копья, — решающая роль международного сообщества при отборе судей в Антикоррупционный суд, — вроде как решен. Совет международных экспертов, играющий ключевую роль в отборе судей, будет состоять из шести человек. Половина состава этого совета, то есть три эксперта, имеют право инициировать рассмотрение вопроса о недопуске кандидата в судьи Антикоррупционного суда. Далее должно происходить совместное заседание Совета международных экспертов и Квалификационной комиссии судей, которая состоит из 16 человек. Эта совместная панель должна большинством голосов подтвердить добропорядочность кандидата в судьи, причем за это обязательно должны проголосовать минимум три международных эксперта.

«Таким образом, независимость Антикоррупционного суда будет определяться независимостью как минимум четырех членов Совета международных экспертов. А любая сторона или институция, которая контролирует трех членов Совета международных экспертов, получает гарантированное право инициировать вето», — комментирует суть компромисса народный депутат от Блока Петра Порошенко Мустафа Найем. Авторы закона утверждают, что на такую формулу работы экспертов согласились международные партнеры.

Рано радоваться?

Однако есть подозрение, что принятый закон — лишь отсрочка новых битв вокруг Антикоррупционного суда, которые развернутся уже при формировании Совета международных экспертов и отборе судей в новый судебный орган. Скептики обращают внимание на то, что по закону в состав Совета международных экспертов могут входить и граждане Украины. А точного перечня организаций, которые, собственно, и рекомендуют экспертов в этот орган, пока нет.

Также опасения связаны с тем, что в законе четко не прописан порядок работы совета, где он должен собираться. Просто каждый из экспертов сможет направлять свои замечания по кандидатурам. Тем более что совет по закону лишен обязанности проверять абсолютно всех кандидатов в судьи. Получается, если эксперты по каким-то причинам пропустят недобросовестного кандидата и не инициируют его снятия с конкурса, то Высшая квалификационная комиссия судей сможет сама его назначить, даже если на финальном этапе Совет экспертов окажется против.

Вдобавок есть опасность, что решение в совете вообще невозможно будет принять, если голоса экспертов поделятся «три на три».

Не разделяет эйфории вокруг принятия закона о создании суда и директор НАБУ Артем Сытник, чей орган чуть ли не больше всех заинтересован в эффективной работе нового судебного органа. Пока все самые громкие дела НАБУ пылятся в старых судебных институциях, Сытник указывает на то, что принятый Радой закон — лишь первый и далеко не последний шаг на пути создания Антикоррупционного суда, а радоваться можно будет только после вынесения первого приговора.

Тем более что принятый закон непосредственно не создает суд, а лишь легализует его статус. Для создания Антикоррупционного суда Президент должен подать, а Верховная Рада принять еще один законопроект, где будет зафиксирована только одна норма — предусмотреть создание Высшего антикоррупционного суда с местонахождением в Киеве. Эта схема является требованием Конституции. Президент обещает подать новый законопроект как можно быстрее, но конкретных дат пока не называет.

Как бы там ни было, но старт работы ВАС прочат на 2019 год. Но уже в законе о госбюджете на 2018 год есть строка о финансировании ВАС — на 36,9 млн грн. В принципе достаточно для старта, но не для начала рассмотрения дел.

В Раде радуются принятию закона об Антикоррупционном суде

Вопрос ребром

Разумеется, главный вопрос к Антикоррупционному суду — его реальная независимость. Не просто так политики дрались за контроль над ним. И драться, кстати, не прекратят даже после завершения формирования судейской команды ВАС. Потому что реальная независимость суда вдобавок к активной работе НАБУ и, если додавим, НАПК — это предпосылки к ликвидации так называемых гарантий украинским элитам. Если система начнет-таки перемалывать коррупционеров, любой из ныне «неприкасаемых» может оказаться за решеткой. Да, политикам это не нравится. Да, накануне выборов это на редкость дискомфортно властям. Но именно такого хотят избиратели/налогоплательщики, то есть народ.

Коррупцию (наряду с войной на Донбассе) считают главной проблемой государства большинство украинцев. По данным МВФ, из-за высокого уровня коррупции Украина в 2017 году потеряла около 2% роста ВВП. Это примерно 40 млрд грн. С ними не нужно было бы ждать с таким придыханием международной финансовой помощи, как это происходит сейчас, да и саму эту помощь предоставляли бы Украине гораздо охотнее.

Новые проблемы депутатов

На предстоящем запуске Антикоррупционного суда проблемы отечественных политиков не закончились. Скоро могут прийти за одним из главных атрибутов украинской политики — депутатской неприкосновенностью. Еще в октябре 2017 года Верховная Рада согласно процедуре направила в Конституционный суд два законопроекта о снятии депутатской неприкосновенности. Оба предусматривают одинаковые изменения в Конституции — изъятие из 80-й статьи Основного закона норм о гарантии депутатской неприкосновенности и о том, что народные депутаты не могут быть привлечены к уголовной ответственности, задержаны или арестованы без согласия Верховной Рады. Разница лишь в том, что законопроект группы депутатов предлагает отменить неприкосновенность сразу же, а президентский — с двухлетней отсрочкой — с 1 января 2020 года.

Накануне от Конституционного суда пришел ответ по депутатскому законопроекту о снятии неприкосновенности. КС его поддержал и одобрил возможное лишение парламентариев иммунитета. С президентским законопроектом суд наверняка тоже медлить не станет. Теоретически отмену неприкосновенности можно провести в стране уже к осени. На текущей парламентской сессии до июля проголосовать первый раз — предварительно одобрить это решение. А на новой сессии — с сентября — принять окончательные изменения в Конституцию в целом. Была бы политическая воля.

И она может найтись. Голосовать за депутатский вариант законопроекта и лишать себя неприкосновенности прямо перед выборами, конечно, опасно. А вот за президентский вариант с отсрочкой вступления в силу отмены неприкосновенности с 2020 года, когда все выборы уже закончатся, — почему бы и нет.

Тем более что это может сильно пригодиться действующей власти и Президенту. Предвыборная кампания стартовала, а очевидных лозунгов и побед, с которыми ее можно было бы вести, не видно. Безвизу исполнился год, и он уже воспринимается как данность, подвижек на Донбассе не предвидится, история с единой поместной православной церковью — под большим вопросом, уж очень многое тут зависит не от Украины. А снятие депутатской неприкосновенности — как раз то громкое и эпохальное для страны решение, которое можно было бы водрузить на знамя в походе ради удержания власти.

Если примут президентский законопроект, Порошенко запишет на свой счет выполнение обещания и историческую победу, а депутаты будут беспокоиться о последствиях снятия неприкосновенности только в 2020 году. А там уже можно будет какую-нибудь отсрочку ввести или еще как-то поиграться, они это умеют. Хотя риски для всего политического класса в любом случае существенные. Но и политические дивиденды более чем серьезные — неприкосновенность в Украине на словах хотят отменить уже 27 лет. Как известно, кто не рискует, тот не выигрывает выборы.

В поисках денег для обещаний

При подготовке к выборам власти потребуется много красивых популистских проектов. Они стоят денег. «Повышение минимальной зарплаты», «коробка новорожденного», прочие идеи для телевизора — они недешево стоят госбюджету. И вроде бы логично говорить «нет» по этому поводу, особенно если должность у говорящего называется «министр финансов». Вот только оправдывать свои демарши исключительно заботой о низком дефиците госбюджета министру финансов не удастся.

Да, потерял Данилюк кресло в результате того, что отказался работать в команде премьера. Но то был повод. Демонстративное игнорирование субординации при решении текущих задач, жалобы за рубеж накануне важных переговоров с внешними кредиторами, неприлично высокие ставки размещаемых в интересах иностранных кредиторов ценных бумаг (в том числе номинированных в гривне облигаций внутреннего госзайма), попытки подмять под себя супервлиятельный орган под названием ДФС — вот реальные причины того, что предыдущий министр финансов потерял свое кресло. К этому стоит прибавить жесткое игнорирование проблемы выплат по внешнему долгу в 2019-2020 годах и саботаж налоговой реформы.

Замена Данилюку - и. о. министра финансов Оксана Маркарова

В принципе весь этот огромный груз недоделанного предшественником упал на плечи бывшего зама Данилюка, а ныне и. о. министра финансов Оксану Маркарову. В кулуарах выход Маркаровой на замену Данилюку сравнивают с приходом в Нацбанк на место Валерии Гонтаревой Якова Смолия. Не напрасно, возможно. Если это окажется действительно так, то с украинскими финансами все может сложиться не так уж и плохо.

В любом случае после назначения Маркаровой нынешний Кабмин окончательно укрепился в статусе правительства исполняющих обязанности. Министров с приставкой и. о. в нем скоро будет не меньше, чем полноценных членов КМ. Но, судя по результатам того же МинАПК за последний год, это не мешает проводить реформы. Хотя, конечно, и не особо помогает.

Еще одна проблема, разговоры о которой навязывались накануне отставки Данилюка, — переговоры с международными кредиторами. В медиа старательно проталкивалась идея о том, что на Западе Данилюк всех устраивал, что якобы он был последовательным сторонником выполнения требований МВФ, даже тех, от которых украинские власти максимально стараются откреститься.

Разумеется, эта благостная картинка далека от реальности. Так называемая лояльность международным финансовым организациям ни на миллиметр не пододвинула Киев к получению очередных траншей от МВФ. Достаточно сравнить график получения траншей от МВФ с графиком выплат Украины в адрес фонда. И насчет «коней на переправе не меняют»… В 2016 году одиозную Наталию Яресько поменяли на Данилюка — и кредитование от МВФ возобновилось после долгого периода завтраков.

2019-й — поджимает

Получение международного финансирования упрощает для власти подготовку к переизбранию. Хотя бы можно будет не опасаться девальвационного шока. Но в ходе предвыборной кампании еще предстоит справиться с массой вызовов. Тем более что и конкуренты не дремлют. Один из участников предвыборной гонки, Юлия Тимошенко уже начала публичную агитацию, завесив своей рекламой улицы и просторы интернета.

Приближение выборов чувствуется практически во всем. Журналистов запугивают вероятными нападениями. После инсценировки убийства российского журналиста Аркадия Бабченко власти так и не могут определиться с тем, сколько еще сотрудников СМИ находятся в опасности. Сначала называли цифру — 30 человек, потом 47, теперь уже слышно и о 60. Поверить в то, что Россия или кто-то еще собирался убить такое количество людей, непросто, но реально. Поверить, что у рядовых исполнителей на руках окажется полный wish-list, — в принципе невозможно.

В итоге вся эта история все больше походит на фарс, хотя изначально заявления были далеко не шуточными. Расследования убийств Павла Шеремета и Амины Окуевой не дали внятных результатов. Поэтому ситуация выглядит так, будто «списки Бабченко» — игры не особо умных политиков и/или не особо честных медийщиков. При всей серьезности проблемы в воюющей за свое существование стране.

Вталкивают под выборы

Еще одна проблема, которая повлияет как на выборы, так и на любые процессы внутри государства, — Донбасс. После майского обострения, интенсивность боев в июне немного пошла на спад. Но процесс урегулирования как был в тупике, так там и остается.

Понятно, что перед очередными выборами прорывов в столь щепетильном вопросе ждать не приходится. Более того, Москва наверняка начнет свою партию, чтобы показать слабость действующей власти на этом очень чувствительном для Киева направлении.

Вот и получается, что в Берлине впервые за 16 месяцев прошла встреча министров иностранных дел стран нормандской четверки, но результаты этой встречи — неотличимы от нуля. В очередной раз договорились договариваться. Миротворцы для Донбасса зависли так же, как и Минск. Активничает на ниве урегулирования конфликта министр внутренних дел Арсен Аваков. Его план — принятие закона о коллаборантах и амнистии с последующей полицейской миссией на Донбасс. Конечно, звание освободителя земель греет душу министру, но пока его инициативы ближе к нынешнему положению миротворцев и Минска, то есть скорее к хламу в старом чулане, чем к практической реализации.

А враг тем временем не дремлет. Президент России Владимир Путин накануне Дня независимости РФ публично заявил, что будет поддерживать боевиков из «ЛНР» и «ДНР», и пригрозил Украине чуть ли не разделением государства с потерей территорий в случае атаки на сепаратистов.

У отечественной власти для Донбасса есть пока что только новый губернатор Донецкой области. Зачем нужна ротация именно сейчас? Чтобы обеспечить хотя бы минимальный позитивный результат на предстоящих выборах. Ничего иного в Донбассе со стороны гражданских властей пока что не наблюдается — проигрывают даже войну за радио- и телеэфир: сепаратистские эфирные медиа добивают чуть ли не до Днепра, а украинских в Донецке и Луганске практически не видать.

СПЕЦТЕМА: Сюжеты
ТЕГИ: Юлия ТимошенкоМинфинПорошенкоКабмин УкраиныАваковАлександр ДанилюкВладимир ГройсманАнтикоррупционное Бюро УкраиныАнтикоррупционный суд
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях