ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Ситуация с бизнес-империей Президента

Корреспондент.net, 24 декабря 2014, 07:55
154
28396
Корреспондент: Ситуация с бизнес-империей Президента
Фото: УНИАН
Обещания Порошенко продать свой бизнес после победы на президентских выборах пока не реализованы

Порошенко — первый украинский Президент, совмещающий статус главы государства и владельца бизнес-империи.

Корреспондент выяснил, как его активы переживают кризис и как воплощаются в жизнь обещания об их продаже, пишут Елена Романюк и Дмитрий Горулько в №50 издания от 19 декабря 2014 года.

Президент-миллиардер — явление для нашей политической жизни свежее, подкупающее новизной, не успевшее примелькаться и стать привычным элементом ландшафта. Безусловно, предшественники Петра Порошенко были люди тоже, прямо скажем, обеспеченные.

Украина пережила правление президентов — покровителей олигархов, президента — брата или даже отца успешного бизнесмена. Однако ни один из прежних обитателей главного кабинета на Банковой не был олигархом сам, непосредственно и напрямую. И уж тем более не приходил к власти по итогам революции, имевшей явную антиолигархическую окраску. Пусть даже улица и говорила о засилье одной бизнес-группы, почему-то вынося за скобки другие.

Тем не менее вот уже почти полгода страной управляет официальный владелец крупного бизнеса, пусть и пообещавший продать свои активы. Памятуя о других невыполненных обещаниях, Корреспондент решил поинтересоваться, как обстоят дела с претворением в жизнь этого. Следует заметить, что задача оказалась труднее, чем выглядела на первый взгляд, и дело здесь не в том, что Порошенко держит свой бизнес глубоко в тени.

Многие из опрошенных в процессе подготовки статьи экспертов и инвестиционных компаний под разными предлогами отказались комментировать, казалось бы, выигрышную тему, которая наверняка привлечёт внимание читателя. Виной тому, по всей видимости, всё та же свежесть ощущений — одно дело комментировать аспекты бизнеса, предположительно связанного с президентскими родственниками или спонсорами его кампании, и совсем другое — когда фигурантом статьи является Сам.

Forbes-Украина отвёл Порошенко шестую позицию в рейтинге украинских толстосумов, оценив его активы в $ 1,3 млрд. Конституция Украины, впрочем, скидок на рейтинги не делает. 103-я статья Основного закона недвусмысленно указывает, что президент страны не может заниматься оплачиваемой или предпринимательской деятельностью.

Утром 26 мая, предвкушая убедительную победу на президентских выборах, Порошенко пообещал продать свои активы «сразу же после этого», заключив для этого контракт с инвестиционной компанией. «Сразу» наступило в конце августа, когда в СМИ появилась информация о том, что продажей активов украинского Президента займётся инвесткомпания Rothschild. Исполнительный директор компании Джованни Сальветти заверил, что непосредственно поиски покупателя начнутся ещё до начала осени.

Узок их круг

Единственным активом, принадлежавшим Порошенко и проданным в этом году, по данным Корреспондента, стал пакет акций ДИЗ Энергоавтоматика, производителя аккумуляторных батарей. Приобрёл его давний бизнес-партнёр Президента Олег Зимин, добавивший купленный актив в состав своей Национальной аккумуляторной корпорации Иста. Зимин владеет бизнесом по производству запчастей для сельхозтехники — Порошенко также раньше имел в нём долю, однако продал её своему партнеру.

Зимин — один из давних бизнес-союзников Порошенко, осуществляющих управление его активами. В число таких союзников и партнёров входит отец действующего Президента Алексей Порошенко, а также депутат Киевсовета Игорь Кононенко — армейский товарищ главы государства.

Кононенко и Порошенко когда-то основали первую корпорацию нынешнего Президента, Украинский промышленно-инвестиционный концерн (сейчас ликвидирована). Сегодня у каждого из них — свой инвестиционный фонд, интересы которых переплетаются. Например, фонд Кононенко ВИК владеет 25% акций Песковского завода стеклоизделий, а контрольный пакет акций предприятия принадлежит фонду Порошенко Прайм Эссет Менеджмент.

Ещё один давний партнёр Порошенко — Олег Свинарчук. Именно ему ещё в 2009 году будущий Президент продал свою долю в корпорации Богдан, которая производит автомобили и автобусы. Пакет Порошенко перешёл Свинарчуку в обмен на долг в $ 100 млн и миноритарную долю Свинарчука в корпорации Roshen. Поводом для сделки стали финансовые проблемы Богдана во время кризиса 2009-го.

Однако многие СМИ склонны считать, что Порошенко до сих пор имеет долю в этом бизнесе. Структура собственности Богдан Моторс крайне запутана, собственниками выступают около десятка компаний, которые часто владеют акциями друг друга через третьи юрлица, хотя следы присутствия интересов Порошенко в Богдане до сих пор прослеживаются, утверждают деловые медиа. Впрочем, учитывая общую незавидную ситуацию в украинском автомобилестроении, структура собственности Богдана нынче не так интересна, как несколько лет назад.

Бизнес-партнёром Порошенко был и Борис Ложкин, в медиа-холдинге которого несколько лет имели долю компании Президента. В частности, Порошенко и UMH (куда входит и Корреспондент) сотрудничали с 2007 года, тогда бизнесмен передал в управление медиагруппе радиостанцию Радио пять (позже переименована в Ретро ФМ). А в 2011 году партнёры совместно приобрели Наше радио у ирландской медиакомпании Communicorp и KP Media — у основателя компании Джеда Сандена. В 2013 году Ложкин консолидировал активы своего холдинга и продал их группе ВЕТЭК Сергея Курченко.

Бывало и лучше

Возможно, момент для продажи бизнеса сейчас не самый удачный — тотальный экономический кризис не обошёл стороной и президентские активы. Более-менее комфортно чувствуют себя разве что аграрные предприятия Президента, контролируемые компанией Укрпроминвест-Агро. В их число входит продовольственная компания Подолье, заместителем генерального директора которой был старший сын Порошенко Алексей, а также Группа Агропродинвест, Заря Подолья, Агрофирма Днепроагролан, Мас-Агро, Агрофирма Иванковцы.

Правда, не так давно Антимонопольный комитет разрешил купить более 50% долей Зари Подолья и Группы Агропродинвест компании Агро-Центр (Киев). До этого, в 2011 году, этой же компании разрешили приобрести доли более 50% продовольственной компании Подолье, Агрофирмы Иванковцы, Мас-Агро и Агрофирмы Днипроагролан. Но сейчас данных, позволяющих однозначно сделать вывод, что речь идёт о смене владельца, а не о смене вывески, недостаточно.

Активам в других областях пришлось сложнее —Севастопольский морской завод оказался заложником политики. В сентябре крымские власти, не признанные Киевом, сообщили, что президентский фонд Прайм Эссет Кэпитал выставил завод на продажу. Проводился процесс инвентаризации, установление точной суммы обязательств предприятия перед городом.

Разница в подходах налицо — Порошенко, по крайней мере, имеет возможность продать завод в Крыму, притом, что активы госкомпаний или, например, группы Приват были попросту национализированы руководством аннексированной автономии

Разница в подходах налицо — Порошенко, по крайней мере, имеет возможность продать завод в Крыму, притом, что активы госкомпаний или, например, группы Приват Игоря Коломойского были попросту национализированы руководством аннексированной автономии. Севморзавод, по всей видимости, всё же будет продан, считает Виктор Лисицкий, президент Ассоциации судостроителей Укрсудпром. Без заказов Черноморского флота его функционирование, по словам судостроителя, попросту нецелесообразно.

Не совсем понятна судьба и расположенного в столице завода Ленинская кузня, доход которого в 2013 году составил 133 млн грн. Вернее, непонятна его сфера деятельности. Например, на официальном сайте завода значится, что он производит суда, металлоконструкции и даже гранатомёты. Но вот Лисицкий говорит, что суда, пусть даже и небольшого водоизмещения — 1 тыс. т, пока не строят, так как нет заказчика.  Он отмечает, что предприятие, как и вся судостроительная отрасль, требует реформирования, на чём настаивал и сам Порошенко в бытность депутатом от оппозиции.

Несладкая жизнь

Не слишком хорошо чувствует себя и корпорация Roshen, занимающая 20-е место в рейтинге Candy Industry Top 100. Материнская структура в этом бизнесе — ООО Центрально-Европейская кондитерская компания (ЦЕКК). Ей принадлежит дочернее предприятие Кондитерская корпорация Roshen, которую возглавляет Вячеслав Москалевский, ещё один бизнес-партнёр Порошенко. Эти две компании владеют акциями четырёх украинских кондитерских фабрик. Также в Roshen входят Липецкая фабрика в России, Клайпедская в Литве и компания Bonbonetti Choco Kft. в Венгрии.

Ухудшение отношений с Россией не только отразилось на деятельности Липецкой фабрики, но и сделало её объектом повышенного внимания общественности и СМИ. Интерес вполне очевиден. С одной стороны, звучат заявления о геополитическом столкновении интересов, противостоянии с РФ, с другой — главнокомандующему принадлежит фабрика на российской территории.

«Если учитывать, что в целом экспорт кондитерки из Украины сократился на 65%, то, очевидно, корпорация Порошенко потеряла в этом году довольно много», — говорит Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра. Напомним, в 2013 году выручка кондитерских предприятий Президента составила $ 1 млрд.

Что касается других активов Порошенко, то по масштабу они уступают Roshen и лидирующих позиций в своих сферах не занимают. Например, это Международный инвестиционный банк, который, как и в прошлом году, входит в четвёртую группу банков по размеру активов. Банк изначально был создан под нужды бизнеса группы Порошенко, отмечают участники рынка. «МИБ не принимает депозитов и не выдает кредитов», — поясняет один из банкиров.

В империи Порошенко присутствует также небольшая страховая компания Країна. Прайм Эссетс Кэпитал принадлежит ПАО Спортивно-оздоровительный комплекс Монитор, который владеет спортивным клубом 5 элемент на Рыбальском острове в Киеве.

Данных, свидетельствующих о признаках бурного роста бизнес-империи Порошенко, обнаружить не удалось

Данных, свидетельствующих о признаках бурного роста бизнес-империи Порошенко, обнаружить не удалось. Единственное событие, которое можно было наблюдать за последнее время с участием Прайм Эссет Кэпитал, — это получение разрешения Антимонопольного комитета на покупку акций Киевского завода экспериментальных конструкций.

«Интересы в разных сферах у него есть, но такого заметного лоббирования нет. Если, например, Коломойский залез в военные заказы полностью, то Порошенко в этих делах замечен не был», — отмечает Охрименко.

Хотя всё может измениться. Например, ситуация в экономике стабилизируется, да и призрак передела собственности то исчезает, то вновь появляется на горизонте. Вероятно, если такой передел всё же произойдёт, активами может прирасти и президентская империя.

«Не стоит сбрасывать со счётов сценарий, при котором Порошенко начнёт формировать новый холдинг, который пополнится активами, полученными в результате приватизации, или ранее принадлежавшими другим собственникам, — заявил Корреспонденту эксперт, пожелавший остаться неназванным. — Пока же Порошенко уделяет больше внимания политике, а не бизнесу. Что, учитывая ситуацию в стране, вполне объяснимо».

***

Этот материал опубликован в №50 журнала Корреспондент от 19 декабря 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь

ТЕГИ: журнал КорреспондентЛичность годабизнесПорошенко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях