Корреспондент: Двигатели процесса. Как работают украинские лоббисты

2 февраля 2011, 09:18
0
84
Корреспондент: Двигатели процесса. Как работают украинские лоббисты
Фото: AP
Главное оружие лоббиста - связи в высших эшелонах власти

В обмен на большие деньги украинские лоббисты меняют законы, редактируют кодексы и блокируют решения парламента. Все в рамках закона. Кроме одного - самих лоббистов.

Для лоббирования бизнес-интересов своих клиентов Вячеслав Стешенко использует два инструмента - деньги и большие деньги. В прошлом госчиновник, он был так близко к рулю власти, что теперь не грех воспользоваться высокими связями в правительстве или в парламенте.

За юридическое сопровождение и экспертную оценку законопроекта, которая длится около месяца, он берет от $ 5 тыс. до $ 8 тыс. “Не так все жирно, как кажется, - замечает Стешенко. - Из этой суммы я оплачиваю гонорары экспертам и некоторые представительские затраты, например встречи с членами профильных парламентских комитетов”.

Впрочем, лоббизм - это не только возможность немножко подзаработать, но и способ вывести целую отрасль на новый виток развития. Олег Назаренко, президент Всеукраинской ассоциации автомобильных импортеров и дилеров (ВААИД), за последние несколько лет добился отмены повышения ввозных пошлин на импортные автомобили, вернул в оборот валютное автокредитование, облегчил жизнь торговцам подержанными авто. Назаренко не скрывает, что находится в прекрасных отношениях с Президентом Украины Виктором Януковичем, который во время своего депутатства был соавтором некоторых “автомобильных” законопроектов. “Важно правильно донести нужную информацию”, - так описывает искусство лоббировать свои интересы президент ВААИД.

Образовавшаяся между бизнесом и властью толстая прослойка лоббистов формирует в Украине новый рынок с многомиллионными оборотами.

Впрочем, лоббизм - это не только возможность немножко подзаработать, но и способ вывести целую отрасль на новый виток развития.

Стешенко и его коллеги в ожидании. Чего именно? Когда в Украине профессия лоббиста получит официальное признание. Скоро, обещает народный депутат Валерий Коновалюк, автор свежего законопроекта о лоббизме.

“Чтобы по Кабмину со своими личными вопросами не ходили все кому не лень, нужно просто упорядочить систему, - говорит Коновалюк Корреспонденту. - Поданный мной законопроект уже был одобрен комитетом, и я думаю, что мы его обязательно примем”.

Договор дороже денег

Главное оружие лоббиста - связи в высших эшелонах власти. 53-летний Стешенко, бывший министерский работник, сегодня - официальный безработный. Но ­­его телефон не умолкает ни на секунду. “После согласования бумаги пошли в юруправление, - отвечает он на очередной звонок и объясняет: - Всю неделю с юристами готовили изменения в уже действующий закон и теперь ждем выводов парламентских экспертов”.

Такие, как Стешенко, - главные участники лоббистского рынка в Украине. После ухода с госслужбы он сохранил все нужные номера мобильных телефонов и теперь может договориться о встрече с любым чиновником без очереди в приемной. “Некоторые из нынешних министерских чиновников когда-то были у меня интернами и проходили стажировку в Кабмине”, - раскрывает Стешенко секрет своего влияния.

Как рассказал Корреспонденту старший вице-президент меж­-
дународной коммуникационной компании PBN Company Мирон Василик, стоимость услуг специалистов, способных проникнуть в кабинеты власти, составляет около $ 10 тыс в месяц. А если лоббист обслуживает интересы компании на постоянной основе, то его гонорар, по словам партнера лоббистской компании GR Center Research & Consulting Андрея Прокопенко, может достигать ежемесячно $ 20 тыс. Многое зависит от высоты кресла чиновника, до которого способен добраться лоббист. Например, рассказывает Стешенко, самой дешевой лоббистской услугой сегодня считается депутатский запрос. Для этого даже не обязательно выходить на депутата, достаточно его помощников, сидящих в офисах “золотого кольца” - на улицах Шелковичной и Садовой, где находится большинство комитетов ВР. У депутатских подручных уже готовы бланки запросов с печатями и подписями. В итоге запрос в госорган, к примеру, о результатах налоговой проверки, может стоить $ 1-2 тыс.

Дороже стоит парламентский запрос, принимаемый во время пленарного заседания Верховной Рады. Его стоимость доходит до $ 50 тыс. Если речь пойдет о подготовке нового законопроекта, то такая услуга лоббистов обойдется заинтересованной стороне от $ 40 тыс. до $ 80 тыс. Помимо депутатского гонорара, в сумму вознаграждения входит плата экспертам за подготовку самого запроса.

Депутаты и эксперты получают свою долю вполне легально - как руководители многочисленных общественных организаций, на счета которых в виде благотворительного взноса и перечисляется плата за лоббизм.

Следующий ценовой уровень - внесение поправок в законы и проталкивание важных отраслевых законопроектов. За это лоббисты просят от $ 30 тыс. до $ 100 тыс. Например, по словам экспертов, дороже всего стоило внести поправки в скандальный Налоговый кодекс, принятый парламентом в конце 2010-го. Цена поправки колебалась от $ 50 тыс. до $ 300 тыс. “Прежде всего, многие из клиентов хотели отменить фактический запрет на работу частных предпринимателей с юридическими лицами, но такие предложения не прошли”, - говорит лоббист.

Важнее дружбы с парламентариями, считает Прокопенко, могут быть только хорошие отношения с президентской Администрацией. Во многих крупных проектах, в рамках которых планируется, например, поглощение госпредприятий, не обойтись без поддержки Банковой. Поэтому, по словам экспертов, и лобби в Администрации Президента стоит дороже всего - около $ 300 тыс.

Депутаты и эксперты получают свою долю вполне легально - как руководители многочисленных общественных организаций, на счета которых в виде благотворительного взноса и перечисляется плата за лоббизм.

Работа таких специалистов ничем не отличается от работы депутатского лобби. Но, по словам Прокопенко, преимущество законопроекта от АП  - в его политическом весе. Игнорировать инициативу с Банковой не может ни правительство, ни парламент. Отсюда и повышенный тариф.

Свою цену имеют специальные меры по защите интересов компании. Например, проведение антидемпингового расследования касательно иностранного конкурента, по оценкам экспертов, может стоить около $ 500 тыс. Львиная доля уйдет на оплату работы аналитиков, которые будут собирать доказательства вреда от демпинга иностранца. “Если сделать все правильно, то расследование вместо полугода может длиться год, что совершенно законно даст рыночные преимущества заказчику такого лобби”, - отмечает Стешенко.

И, наконец, заручившись поддержкой во властных коридорах, можно обеспечить себе защиту даже от самого государства. Так, по словам Романа Марченко, старшего партнера юркомпании Ильяшев и Партнеры, произо­шло при попытке изменить закон об акционерных обществах. Закон признавал легитимность собраний акционеров только при ­условии более чем 60 %-й явки. А это значит, что владелец 40 % акций мог легко блокировать такие заседания, игнорируя их. Предлагаемые поправки требовали, чтобы собрание даже 50 % владельцев акций считалось легитимным.

По наблюдениям Марченко, слабостью закона об акционерных обществах долгое время пользовалась финансово-промышленная группа Приват, которой принадлежит около 42 % акций крупнейшей госкомпании Укрнафта. “И именно эта часть акционеров, контролировавшая менеджмент предприятия, просто не ходила на собрания и сохраняла свой контроль на предприятии”, - рассказывает Марченко.

Лобби совладельца Привата, миллиардера Игоря Коломойского, было настолько сильно, что уменьшить его влияние на Укрнафту не смог даже парламент. Как только были приняты поправки, способные поколебать контроль Привата над компанией, на весь законопроект было наложено президентское вето. “Убеждение президентской команды в необходимости вето - это и есть пример украинского лоббизма в чистом виде”, - говорит юрист.

Корпоративный дух

В отличие от развитых стран, в Украине пока нет закона о лоббизме. Но даже на этом диком рынке уже образуются структурированные группы - всякого рода профессиональные объединения. Живут такие организации за счет членских взносов.

Например, члены Ассоциации украинских банков (АУБ), по словам ее председателя Александра Сугоняко, платят в общий котел от 5 тыс. до 45 тыс. грн. в квартал. Если учесть, что сейчас АУБ насчитывает 117 банков, то сумма квартального финансирования этой общественной организации может колебаться в рамках 2‑5 млн грн.

Свою эффективность лоббисты из АУБ доказали в конце прошлого года, когда успешно опротестовали в суде решение Нацбанка Украины об увеличении регулятивного капитала банков до 120 млн грн. Таким образом, угроза исчезновения мелких финучреждений была ликвидирована.

Аналогично отстояли свой ­интерес и строители. Гендиректор компании ТММ Николай Толмачев, № 32 в Золотой сотне самых богатых украинцев, рейтинге Корреспондента, в рекордно короткие сроки совместно с Украинской строительной ассоциацией (УСА) подготовил к голосованию в парламенте законопроект О градостроительной политике. Закон сокращает время оформления документов на застройку с полутора лет до трех месяцев. “Для строителей этот закон - глоток воздуха, - уверен Толмачев, который как никто другой знает о бюрократических проволочках в девелоперском бизнесе. - Он может дать возможность роста стройотрасли и смежным отраслям”.

По словам директора по корпоративным коммуникациям УСА Дмитрия Васильева, на продвижение законопроекта ушло полгода. “Это считается очень небольшим сроком для принятия такого закона”, - говорит он.

В отрасли, где трудится Назаренко, тоже есть место для лоббизма. Директору ассоциации автоимпортеров приходится разрываться на куски, чтобы убедить власть внести изменения в Налоговый кодекс относительно торговли подержанными машинами. Теперь при продаже такого авто не нужно платить 15 % подоходного налога. Разумеется, нововведение совпадает с планами самой ВААИД относительно запуска нового проекта по реализации автомобилей с пробегом, о котором они сообщали еще в 2009 году.

Вторая победа лоббистов из ВААИД - валютное автокредитование. Против этого активно  выступал Нацбанк. Теперь Назаренко потирает руки. По его оценкам, вскоре клиенты автосалонов смогут брать заем под 9 % годовых в валюте, а не под 24 % в гривне. В результате, уверены в ассоциации, дешевые валютные кредиты позволят расшевелить рынок новых автомобилей, изрядно просевший во время кризиса.

Сколько стоили эти автопробеги по коридорам власти - коммерческая тайна. Явно недешево. Но игра стоит свеч, уверен Марченко. “Когда речь идет о выгоде в 1 млн грн., - приводит пример юрист, - ясно, что за такое лобби предприниматель согласен отдать и половину суммы”.

***

Эта статья опубликована в №3 журнала Корреспондент от 28 января 2011 года.

Перепечатка публикаций журнала Корреспондент запрещена.

СПЕЦТЕМА: Год президентства Виктора Януковича
ТЕГИ: законыденьгилоббизм
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях