Корреспондент: Чемоданные потрошители. Почему в аэропорту Борисполь у пасса

10 июля 2012, 09:16
0
863
Корреспондент: Чемоданные потрошители. Почему в аэропорту Борисполь у пасса
Фото: Reuters
За прошлый год, 312 пассажиров подали заявления о краже багажа

В аэропорту Борисполь у пассажиров массово исчезают вещи - от денег и электроники до выпивки и очков. Главные воздушные ворота

Чуть более $ 20 тыс. - во столько обошелся украинской модели Анне Василевской перелет из Ялты в Киев. Из этой суммы $ 500 ушло на покупку авиабилета vip-класса, а остальные деньги - цена драгоценностей от Tiffany, которые пропали из ее саквояжа в аэропорту Борисполь.

Воров не отпугнула ни бирка vip-туриста, ни кодовый замок. Пропажу Василевская обнаружила слишком поздно, уже дома, поэтому подавать заявление в милицию не стала. C тех пор для нее каждое “свидание” с главными воздушными воротами страны - повод для напряжения и волна негативных воспоминаний.

Подобные чувства готовы разделить с Василевской тысячи пассажиров украинского аэропорта номер один. Здесь воруют все - от очков и телефонов до денег, электроники и драгоценностей.

Только по официальным данным за прошлый год, 312 пассажиров подали заявления о краже багажа. За первое полугодие 2012-го число обращений к правоохранителям достигло 96.

Только по официальным данным за прошлый год, 312 пассажиров подали заявления о краже багажа. За первое полугодие 2012-го число обращений к правоохранителям достигло 96. По словам экспертов, эти цифры - верхушка айсберга: значительное число обворованных обнаруживают пропажу слишком поздно и не подают заявлений.

Руководители аэропорта признают проблему и говорят, что  борются с преступниками постоянно. Однако гарантировать, что с воровством будет покончено, в аэропорту, как и в курирующем его Министерстве инфраструктуры, не могут. Чиновники кивают на Запад - мол, и там тащат из багажа ценности.

Эксперты уверены: при желании проблему можно решить - нужно увольнять проштрафившихся грузчиков. “Технологии контроля безопасности багажа в международных аэропортах мира одинаковые. Системы видеоконтроля работают бесперебойно - и в Борисполе, и в Жулянах, и в лондонском Хитроу. И если все честно выполняют свою работу, кражи невозможны”, - говорит Олег Петровский, замдиректора международного аэропорта Жуляны. После увольнения подозрительных бригад грузчиков воровство здесь сошло на нет.

Технология обмана

О том, что в Борисполе воруют и делают это с размахом, Корреспондент убедился, когда всего за пару дней поисков нашел пятерых человек, чей багаж подвергся “чистке”.

Катерина Лаврентьева с болью вспоминает, как испарились бриллианты ее матери от Cartier, спрятанные в рукаве рубашки в закрытой сумке. “Я опаздывала на рейс и не успела замотать чемодан в ленту. Правда, закрыла на замок. В отеле я увидела, что замок сломан, а молния не до конца застегнута”, - рассказывает киевлянка.

Еще одна жертва Борисполя - Ольга Немцева, экс-редактор глянцевого журнала. Она летела из Перу в Киев с пересадкой в Риме. В столице Италии сдала вещи в багаж, а в Борисполе после долгого ожидания получила их в потрепанном виде. “Внешние карманы вывернуты, молнии выдраны с мясом, золотых украшений след простыл”, - вспоминает Немцева, в каком виде перед ней предстало ее добро на багажной ленте.

Облегчали багаж в аэропорту Борисполь и у каждого второго сотрудника Корреспондента и их семей. Лишь за последние два года из чемоданов сотрудников редакции после прохода через основные воздушные ворота страны пропали камера Sony, очки Banana Republic, ноутбук MacBook, деньги, золотые серьги и другие украшения.

Бориспольская черная дыра достигла таких размеров, что о ней заговорили даже иностранные авиаперевозчики

Причем грузчики в Борисполе начали демонстрировать утонченный вкус - у редактора отдела Культура после возвращения из Испании из багажа пропала бутылка дорогого красного вина Rioja. Более доступные продукты труда виноделов из этого же региона, лежавшие рядом, оказались нетронутыми.

Бориспольская черная дыра достигла таких размеров, что о ней заговорили даже иностранные авиаперевозчики. Акош Бош, гендиректор лоукоста Wizz Air Украина, рассказывает, что его компания с марта 2011 года обслуживается в Жулянах, покинув бориспольское взлетное поле. Основная причина - второй столичный аэропорт более подходит бизнес-модели лоукостов. Однако перенос дал Wizz Air еще один неожиданный бонус - за время обслуживания в Жулянах у компании не зарегистрировано ни одного случая воровства.

Основной груз ответственности за дурную славу Борисполя лежит на плечах грузчиков. Именно они имеют доступ к багажу пассажиров и используют это в своих целях. Воровство - дело нелегкое, и им приходится заручиться поддержкой специалистов по авиабезопасности, которые контролируют каждый метр, пройденный багажом из рук туристов к самолету.

Сданные пассажирами вещи обязательно сканируют - так сотрудники безопасности проверяют, не содержит ли груз запрещенных предметов. Эта же процедура позволяет увидеть спрятанные ценности. А дальше, говорят источники в службе авиабезопасности аэропорта Борисполь, “прикормленный” сотрудник может с помощью sms сбросить наводку начальнику смены грузчиков или поставить на “хороший” багаж небольшую метку.

Перенос дал Wizz Air еще один неожиданный бонус - за время обслуживания в Жулянах у компании не зарегистрировано ни одного случая воровства.

Затем грузчикам нужно лишь дождаться, когда вещи достигнут самой уязвимой точки - багажного отделения самолета, единственного места, где нет видеонаблюдения. Контролер тут один - представитель отдела внутренней безопасности аэропорта. Если и он в доле, взятки с грузчиков будут гладки: пассажир обнаружит пропажу лишь тогда, когда получит багаж по прибытии в другой город. Доказать, где именно произошло преступление, будет уже тяжело.

“Багажное отделение самолета - место номер один для совершения краж. Ведь со специалистом по авиабезопасности можно договориться, и он за вознаграждение специально не заметит действий грузчиков”, - говорит Петровский, имеющий богатый опыт борьбы с подобной преступностью.

Как уверяют источники в службе авиабезопасности Борисполя, кражи происходят и в отделении разгрузки, перед подачей вещей на самодвижущуюся ленту. Хотя процесс контролируется видеокамерами, некоторые грузчики так умело прикрывают чужие вещи своим телом, что камеры не засекают их преступных действий. Главное работать быстро.

На этом этапе дело можно считать почти завершенным, ведь вывести вора на чистую воду будет крайне хлопотно. Как объясняет Николай Жукович, пресс-секретарь Киевского облуправления МВД, преступнику достаточно незаметно выбросить украденное даже во время обыска, и он уже окажется чист перед законом. Оброненная вещь даже не будет считаться краденой, ведь заявления в милицию о ее пропаже на тот момент, как правило, не существует в природе - пассажир вряд ли станет рыться в своих вещах прямо в аэропорту.

Кроме того, преступники могут не бояться сотрудников линейного отдела милиции, которые контролируют аэропорт, - судя по всему, они могут быть сообщниками грузчиков. Жукович, например, заметил такую особенность: как только ситуацию в аэропорту проверяют не местные милиционеры, а оперативники из Киева, количество заявлений о кражах резко идет на спад. Но как только киевляне уезжают, статус кво восстанавливается.

Киевский клондайк

Выйдя за пределы аэропорта, “товар” отправляется перекупщикам или в ломбарды города Борисполя. Корреспондент в ходе собственного расследования познакомился с этими заведениями, торгующими, как правило, телефонами, ноутбуками, золотым ломом, очками. Именно там, по сведениям сотрудников аэропорта, стоит искать пропавшие вещи.

По словам работников Борисполя, нужно лишь грамотно искать, переждав полтора-два месяца - за это время товар “отлежится”, то есть пройдет своеобразный карантин на случай, если его кто-либо ищет.

Если бытовую технику или золото за это время не продадут на запчасти или на лом, краденое появится на прилавке. Причем стоимость его будет в два- три раза ниже рыночной - ведь никаких документов нет. А вот дорогих ювелирных украшений эксклюзивных брендов Cartier, Bvlgari, Damiani там не найти. Их, по словам анонимных источников, распределяют на продажу проверенным людям за пределами украинской столицы.

Выйдя за пределы аэропорта, “товар” отправляется перекупщикам или в ломбарды города Борисполя

Роль Борисполя во всей этой истории не ограничивается лишь сбытом товара - город является еще и главным поставщиком кадров для аэропорта. И какая из двух этих ипостасей более губительна для авиапассажиров, определить трудно.

Как признавался один высокопоставленный чиновник, побороть воровство в аэропорту можно, лишь наняв не местных, а, например, столичных жителей: мол, бориспольчане проникнуты духом стяжательства.

Но нанять сторонних людей трудно: кадровый вопрос в аэропорту поделен между украинским филиалом международной компании Swissport и местной администрацией.

Там, где Swissport все делает самостоятельно - принимает на работу грузчиков, контролирует погрузку-разгрузку (как происходит в столичных Жулянах), проблем нет.

Конечно, пассажиропоток там в разы меньше - 2,5 тыс. человек в день против 30 тыс. в Борисполе, но одной лишь этой разницей объяснить положительные результаты Жулян нельзя. Свою роль играет и жесткая позиция местного руководства, увольняющего грузчиков целыми сменами, и тотальный контроль.

В Борисполе массовые увольнения тоже случаются, но для этого нужен экстраординарный повод. Такой, например, как случай полуторагодичной давности, произошедший с летевшей с гастролей Софией Ротару, звездой украинской поп-сцены. В Киеве она обнаружила, что из багажа пропало ожерелье за $ 30 тыс., и подала заявление в милицию. Как написал по этому поводу в электронной переписке Руслан Евдокименко, сын певицы, ожерелье нашли примерно через час после подачи заявления, а всю смену грузчиков вместе с их начальником уволили.

Крутая профессия

Если судить по данным, собранным Корреспондентом в Борисполе, подобное наказание выглядит довольно суровым, ведь аэропортовский грузчик, по местным понятиям, - профессия завидная. Хотя официально “багажные менеджеры” получают до 4 тыс. грн., не эти деньги обеспечивают их жизнь.

“Моя подруга встречалась с грузчиком из аэропорта ради подарков, который тот каждый день приносил ей со смены, - то цифровой фотоаппарат, то золотые украшения, то выпивку”, - рассказывает Мила Голубева, хозяйка магазина Продукты в городе Борисполе. Она прожила здесь всю свою жизнь, несколько лет работала в местном баре Non Stop, где любят отдыхать “багажные менеджеры”, и досконально знакома с их возможностями.

Хотя официально “багажные менеджеры”получают до 4 тыс. грн., не эти деньги обеспечивают их жизнь.

“Устроиться грузчиком в аэропорт крайне трудно. Но те счастливчики, которые устраиваются, деньги со своих зарплатных карточек не снимают. Средств от сбыта ворованного хватает и на дом, и на хорошую машину”, - рассказывает Голубева.

Корреспондент лично убедился в dolce vita багажной элиты, когда посетил село Глубокое в 7 км от Борисполя, где живет Виталий Сугак, начальник смены грузчиков аэропорта. Здесь он отстроил двухэтажный особняк с приусадебным участком и пристройкой - довольно непритязательный как для топ-менеджера из столицы и весьма примечательный для “багажного менеджера” с официальным доходом 4 тыс. грн. Эксперты из консалтингово-аудиторской компании Deloitte & Touche оценивают стоимость подобного коттеджа с землей минимум в $ 250 тыс.

Напротив этого дома стоит другой, поменьше, который главный грузчик возвел для матери. По оценкам экспертов, его рыночная стоимость ниже - порядка $ 150 тыс. Для накопления сбережений на постройку двух подобных домов человеку с такой зарплатой понадобилось бы более 66 лет при условии отказа от еды, одежды и других трат. Сам Сугак оставил без ответа все попытки получить у него комментарии о работе и сельской недвижимости.

Аэротупик

Евгений Миленко, начальник внутренней безопасности аэропорта Борисполь, не смог ни подтвердить, ни опровергнуть вышеописанные схемы воровства. Проблему, однако, Миленко признал, добавив, что основной причиной краж в аэропорту является “человеческий фактор”.

В Министерстве инфраструктуры заверили, что кражи - бич всех аэропортов, и в Борисполе с ними борются всеми силами. В пресс-службе ведомства сообщили: по каждому случаю кражи - если есть заявление - проводят расследование: сотрудники безопасности аэропорта изымают записи камер наблюдения, выясняют, кто из грузчиков обслуживал рейс, требуют письменных объяснений “багажных менеджеров”, а если доказать причастность грузчика к воровству невозможно, за рейсом усиленно наблюдают.

Эффект от борьбы пока невелик. За этот год по факту кражи вещей у туристов в аэропорту возбудили 71 уголовное дело, однако раскрыли всего семь. Виновными признали 12 человек, но это грузчики и уборщица. Сотрудников безопасности среди преступников не нашли.

За этот год по факту кражи вещей у туристов в аэропорту возбудили 71 уголовное дело, однако раскрыли всего семь

Жукович рассказал, что основное препятствие на пути противодействия ворам - отсутствие заявлений от пострадавших. Но в последнее время борьба с преступностью в аэропорту резко обострилась. В конце июня в Борисполе задержали трех грузчиков-воров, а сотрудника безопасности, который мог быть с ними связан, сейчас тщательно проверяют. Линейное отделение милиции аэропорта выложило на сайт МВД для опознания фотографии 250 изъятых у преступников предметов - украшения, фотоаппараты, видеокамеры, наручные часы, очки и ноутбуки.

Подобными акциями положение дел не изменить. Эксперты говорят, что для успеха необходима системная работа. Начинать нужно с самого низа, как это делают в Жулянах. “Мы проводим внутреннее расследование при поступлении заявления о краже. Виновных увольняем раз и навсегда”, - говорит Владимир Семенченко, директор Swissport Украина. Если все станут вести себя подобным образом, то число краж, по его мнению, резко уменьшится, а доверие к украинским аэропортам возрастет.

Пока этого не происходит, все пассажиры, знакомые с бориспольскими реалиями, старательно обматывают свой багаж пленкой, пытаясь уберечь его от грузчиков. В аэропорту номер один туристам в этом деле рады помочь - здесь работает порядка 30 машин по упаковке багажа в прозрачные пакеты. Это в 15 раз больше, чем, например, в куда более крупном парижском аэропорту Шарль-де-Голль.

По оценкам Алексея Аристова, младшего директора Deloitte & Touche, годовой доход бориспольских “мотальщиков” может составлять более $ 2 млн. Эти деньги уже можно считать налогом на страх, который исправно платят пассажиры аэропорта.

Кстати, у самого Аристова полгода назад в аэропорту Борисполь из багажа исчезла кепка.  

***

Этот материал опубликован в №26 журнала Корреспондент от 6 июля 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал КорреспонденткражааэропортБориспольбагаж
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях