Корреспондент: Рецепты доктора Жеваго. Эксклюзивное интервью с Константином Жеваго. Полный текст

20 августа 2013, 09:53
0
1454
Константин Жеваго – Интервью – Корреспондент - Рецепты доктора Жеваго. Интервью с Константином Жеваго
Фото: Корреспондент
Бизнес-империя Константина Жеваго расширяется в правильном направлении - в сторону Евросоюза

Константин Жеваго, девятый номер в списке самых богатых украинцев, в интервью Александру Пасховеру в № 32 журнала Корреспондент от 16 августа  2013 года - о политических причинах, которые привели Киев к более высоким ценам на одежду и продукты питания, чем в дорогом Лондоне.

Миллиардер Константин Жеваго дает интервью нечасто. Последний разговор Корреспондента с ним состоялся, как теперь понятно, в безмятежном 2007 году. Политическая сила, к которой принадлежал бизнесмен, была тогда у власти, экономика еще не знала, что ей предстоит рухнуть, а политика не ведала, что ее ждут потрясения. Потребительские рынки - как внутри, так и снаружи - безудержно росли.

Жеваго мечтательно говорил о своих бизнес-планах: “Мы рассчитываем развивать многомиллиардные проекты в среднеи долгосрочной перспективе”. То интервью называлось Костя из будущего. И вот это будущее пришло.

Он стал осторожнее в оценках политических оппонентов и требовательнее к вчерашним соратникам

На висках еще молодого миллиардера появилась седина. Он стал осторожнее в оценках политических оппонентов и требовательнее к вчерашним соратникам. Экономика стала экономной, политика - расточительной, но беднее от этого Жеваго не стал. Даже наоборот.

На интервью полтавский предприниматель опоздал ровно на десять минут. Еще пять минут извинялся за то, что опоздал. Потом полтора часа, сидя в уютном кресле гостиницы InterContinental, рассказывал, как ему удается строить бизнес в условиях всеобщего стона и охлаждения деловой активности.

- Я сейчас буду рассказывать вам о вас, а вы внимательно слушайте и, где нужно, поправляйте. Константину Жеваго 39 лет. Он контролирует финансово-промышленную группу Финансы и Кредит, имеет активы в горнорудном бизнесе, автопроме, пищепроме, вагоностроительном бизнесе, фармацевтике, банковском и аграрном секторах. Где еще?

- Вы практически все назвали, ну разве что еще судостроение.

- Согласно прошлогоднему рейтингу Корреспондента самых богатых украинцев, его состояние достигло $ 1,5 млрд. Жеваго стал первым украинским миллиардером, который в 2007 году разместил акции компании Ferrexpo на одной из самых престижных торговых площадок мира - основной площадке Лондонской фондовой биржи. Как вы теперь оцениваете, это успех или провал?

- Безусловно, успех: мы размещались шесть лет тому назад по рыночной цене 145 пенсов [за акцию], сегодня, когда мы с вами разговариваем, - 188 пенсов. Это означает, что инвесторы получили возвратный капитал в пять раз больше, чем если бы они положили свой капитал в британский банк и зарабатывали 1% в год.

- Кроме арифметики какие-то еще бонусы получили от проведения IPO?

- Мы стали понятны, прозрачны для рынка. Это позволило нам занимать самые дешевые ресурсы у всех остальных финансово-промышленных групп Украины. Мы занимаем дешевле всех и более длительный срок, чем остальные, - 3-4% годовых. Многие клиенты, которых приобрела компания Ferrexpo, никогда в жизни не подписали бы с нами пятилетние и тем более десятилетние контракты без того, чтобы мы были публичны и котировались на фондовой бирже в Лондоне.


Корреспондент


- В июле нынешнего года вы купили 51% акций в норвежской судостроительной компании Bergen Group. Зачем?

- Для нас это возможность прямого доступа к первоклассным клиентам, таким как крупнейшие нефтегазовые компании мира - Exxonmobil, Shell, British Petroleum, Роснефть и так далее. Судостроительный завод Залив всегда поставлял для этой индустрии корпуса со степенью готовности 98%. Сегодня мы переходим к продукту с максимальным количеством научно-исследовательских, конструкторских работ, там, где находится главная прибавочная стоимость. До тех пор пока мы являлись индустрией украинской, конечные потребители не покупали бы у нас продукт, потому что это технически важный, ответственный продукт, который требует колоссальной надежности. Ну и еще: так как Норвегия является страной с максимально высоким суверенным рейтингом, то и финансирование там очень дешевое. У них есть нефтегазовый фонд, который финансирует подобного рода проекты. Они говорят: мы готовы вас поддерживать финансово, выдавать очень дешевые займы, для того чтобы эти кластеры развивались и было возможно привлекать ученых, инженеров. Норвегия сегодня владеет 40% всего нефтегазового флота мира. Это неотъемлемая часть глобализации. То, что мы сейчас делаем, это то, что мир делает последние 60 лет.

- Миллиардер Жеваго с 1998 года постоянный член украинского парламента. С целью самосохранения он вышел из фракции БЮТ и теперь числится внефракционным депутатом. Все правильно или я что-то важное упустил?

- Не очень корректная формулировка про выход из фракции с целью самосохранения. Это не так. Я полностью закончил свой мандат в группе БЮТ до окончания действия мандата в парламенте. Я разделял и разделяю взгляды, которые исповедовала эта группа. Но сейчас, когда появилась возможность избираться по мажоритарному округу, я вернулся к мажоритарке.

- Но стали внефракционным?

- По той простой причине, что внутри политических партий есть много соперничающих взглядов, и очень часто в вопросах, которые я представляю, территорию, от которой я избран, трудно подняться над партийными интересами. Поэтому правильнее сказать так: был в Блоке Юлии Тимошенко до конца каденции предыдущего парламента.

- Понятно. Теперь обо всем этом подробнее. У нас в конце августа выйдет спецвыпуск Корреспондента Топ-100 самых влиятельных людей Украины. Это выбор редакции, сделанный после опроса длинного списка экспертов. Кого бы вы назвали самыми влиятельными людьми Украины - первая пятерка?

- Я, безусловно, выделил бы Президента. Он сегодня самый сильный политик. У него есть все полномочия, он законно избран большинством. Его личностные качества сделали его Президентом. Дальше я считаю влиятельными людьми тех, кто имеет политическую амбицию стать подобного калибра политиком, - господин Арсений Яценюк, который сегодня в парламенте представляет оппозицию, господин [Виталий] Кличко и, конечно, Юлия Тимошенко. Потому что даже сегодня, находясь в тяжелых обстоятельствах, она оказывает непосредственное влияние на политические процессы в нашей стране. Пятое место разделили бы спикер парламента, господин [Владимир] Рыбак и руководитель правительства господин [Николай] Азаров.

- Допустим, вы из природной скромности не внесли в эту пятерку себя, но есть же такие мультимиллиардеры, как Ринат Ахметов, Дмитрий Фирташ и другие. Эти люди, пожалуй, влиятельнее главы Верховной Рады. Не так ли?

- Я назвал только политический блок, но, безусловно, я бы внес этих людей в первую пятерку, так как они представляют крупный бизнес в этой стране.

- Вы скупаете активы и ведете бизнес за рубежом. Сравните тамошнюю бюрократию с нашей.

- Отличия разительные, радикальные. У меня есть актив в Чехии, который мы купили в прошлом году, - сталелитейный актив по производству компонентов для крупнейших мировых корпораций, например такой, как Caterpillar. Этот завод производит литье для крупнотоннажной техники США, Мексики, Бразилии, Китая, Японии и других. При этом чешское предприятие поставляет компоненты для вагоностроения стран СНГ. Так вот вам яркий пример: НДС нам [чешское] государство возвращает раньше, чем мы его уплачиваем. А [в Украине] мы имеем по всем бизнесам колоссальную проблему с невозвращением НДС и вымыванием оборотных средств. Мы три дня назад сдали финансовую отчетность по группе Ferrexpo на Лондонской фондовой бирже. Общая сумма задолженности по невозмещенному НДС - более $ 300 млн и по предоплаченному налогу на прибыль - более $ 65 млн. Это только по бизнесу Полтавского и Еристовского ГОКов. Если мы возьмем КрАЗ, Стахановский вагоностроительный завод, шинный завод Росава, судостроительный завод Залив, то по совокупности там наберется еще $ 100 млн [невозврата НДС]. Общая сумма задолженности - это около $ 500 млн. Полмиллиарда долларов вытянуты из оборотных средств. Вместо того чтобы вкладывать в производство или продавать нашим клиентам продукцию с отсрочкой платежа, как это делают немцы, мы вынуждены бесплатно финансировать бюджет. Это проблема всей экспортно ориентированной промышленности в этой стране. Например, наш коллега по вагоностроительному бизнесу, находящийся тоже в Полтавской области, имеет предуплаченного налога на прибыль 800 млн грн. Ты еще не знаешь, будет у тебя прибыль или нет, но уже уплатил [наперед] $ 100 млн.


Корреспондент


- В чем причина - дурость? коррупция? бедность?

- Проблема в совокупности всех трех факторов. Забирая оборотные средства у предприятия, государство охлаждает экономическую активность. И, вместо того чтобы, как во всем мире, пытаться разогреть экономику, в нашей ситуации экономика охлаждается. Промпроизводство упало. ВВП за два квартала упало на 1,1% по сравнению с 2012 годом. Безработица выросла.

- Вы как бизнесмен пережили трех президентов и минимум 15 премьеров. Назовите из них самого лучшего руководителя для вашего бизнеса и объясните почему.

- При всех было работать тяжело. Но с каждым годом работать становится все легче и легче. Каждый год, приводя бизнес к каким-то стандартам по образу и подобию западного бизнеса, изо дня в день облегчаешь жизнь этого бизнеса, привлекаешь инвестиции. Я вам дам пример. Мы построили Еристовский ГОК. Первый ГОК подобного масштаба на территории бывшего СССР, построенный после развала Союза. Мы начали в 2008 году, потратили уже более $ 1 млрд и должны будем [еще потратить] $ 650 млн на обогатительную фабрику. В этом году будет добыто 9 млн т руды, нами создано 1,4 тыс. высокооплачиваемых рабочих мест. Мы сделали крупнейшую в истории Украины инвестицию. Власти всячески нам помогали.

- Чем ближе Украина к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС, тем активнее Россия убирает украинский бизнес со своего рынка. Свежая история с запретом на ввоз конфет Roshen, пресловутая сырная война, ограничение на поставки труб… Когда я ехал к вам на интервью, мой товарищ, аналитик из Dragon Capital Андрей Беспятов, попросил поинтересоваться у вас: вы продаете в Россию большое количество вагонов Стахановского завода и в то же время активно развиваетесь на Запад. Вы не боитесь, что вас тоже попытаются выбросить с российского рынка?

- Изумительное рядом. Вот строит господин [Петр] Порошенко завод в Германии. Возьмет он немецкие конфеты Roshen и завезет их в Россию как произведенные в Германии. И уже не Порошенко задает вопросы [российскому президенту Владимиру] Путину, почему его немецким конфетам запрещают заезжать в Россию, а [германский канцлер] фрау [Ангела] Меркель задает вопросы “почему?”. Понятно, что все эти препоны не помогают развиваться экономической активности. Это неприятно. Рынок вагоностроения в России на 30% государственный и на 70% частный. В конце концов все решит конкуренция.

- Прекрасный манифест. Но вы не боитесь, что вам дадут в России по рукам?

- Все зависит от людей. Если наши люди говорят: “Мы хотим в Евросоюз”, то управлять этим процессом будут уже не политики. Они могут или приблизить, или отсрочить процесс, но управлять этим будут люди. А люди с каждым днем образовываются и говорят: “Мы хотим жить в лучшем обществе, не в бедном, а в богатом, в здоровом, а не в больном”. А кто же это здоровое общество? Конечно же, Евросоюз, а не Россия. ВВП ЕС - почти $ 16 трлн. ВВП России - $ 2 трлн. Если у тебя [один] сосед в восемь раз беднее другого, жизнь тебя выталкивает к более богатому, успешному соседу. При этом Евросоюз либерализуется, преимущество получает только конкурентная среда. Мы сегодня газ завозим из Евросоюза, потому что рынок газа там либерализовался. Мы электроэнергию можем как поставлять, так и покупать в Европе, чего не можем делать в Украине.

- С электроэнергетикой вообще беда. Внутренние цены выше экспортных.

- Это неконкурентный рынок. Почему он неконкурентный, я не хочу комментировать, вы догадайтесь сами [60% принадлежат ДТЭК, подконтрольной Ахметову]. Нас туда не пускают. А нам надо поставлять украинскую электроэнергию на европейские заводы. Повторюсь, сегодня этот рынок неконкурентен, потому что есть обстоятельства известного вам характера.

- Вы один из немногих миллиардеров Украины, кто не обзавелся медиаактивами. Почему?


Корреспондент


 

- Я стараюсь смотреть на бизнес как на бизнес. В медиаактивах я вижу в лучшем случае 50% бизнес-процессов, в остальном - политику.

- Вам не нужна политика? А если у вас появится срочная необходимость что-то сказать?

- Если мне понадобится что-то сказать, я позвоню вам или вашим коллегам. (Улыбается.)

- В последнее время виделись с Тимошенко?

- Нет, не виделся. Это связано с серьезными организационными ограничениями.

- Если бы вы увиделись с Тимошенко, что бы вы ей сказали?

- Я считаю ее политиком национального масштаба. Если бы мы увиделись, я бы всячески поддерживал ее в тех суровых жизненных условиях, которые ее сегодня сопровождают. Я бы ей сказал: политическая борьба, которую она вела, в ее понимании, во благо Украины и которую она ведет сегодня - тоже во благо Украины, - это, безусловно, Украине нужно. Сильная оппозиция и контроль над властью очень нужны для политического и экономического развития Украины.

- Вот ваша цитата образца 2009 года: “Я считаю что он [Виктор Янукович] хороший человек, но Партия регионов - сильная партия, и она могла бы сгенерировать какого-то нового кандидата, молодого, перспективного. В свое время у них руководителем штаба был [Сергей] Тигипко. Если бы Тигипко был кандидатом в президенты в 2004 году, он бы стал президентом. И сегодня если бы он был их кандидатом, то я бы еще четыре раза подумал, за кого голосовать”. Чем вас так обаял Тигипко?

- Что касается Тигипко, в 2009 году я испытывал к нему трепетные чувства - к его желанию и возможностям в политической карьере. Не всякий человек может пойти избираться в президенты и получить 13% голосов. Причем за него голосовала, как правило, экономически активная часть населения. Что касается Януковича, я уважаю его как Президента.

- Бизнес многих ваших соратников разгромлен, уничтожен. За что уважать?

- Деструктивные элементы возникают в любой системе власти и заслуживают колоссального порицания. Разрушая предприятия, они разрушают государство. Избавление от деструктивного элемента в системе власти - это этап эволюции, и мы его пройдем.

- Очертите кратко, что вам как бизнесмену нужно от государства, чтобы зарабатывать больше. С невозвратом НДС понятно. Что еще?

- Когда мы говорим про НДС, мы говорим про нормальный менеджмент государственных финансов. Правительство год назад прогнозировало рост в 3-4%. По факту рост нулевой, а то и отрицательный, потому что экономика охлаждается. Мы загоняем государство в глубокую долговую яму. Мы ежегодно на каждый $ 1 млрд переплачиваем $ 70 млн по процентам. И еще монополии - они всегда консервируют все самые плохие, самые неэффективные, самые нежизнеспособные модели. Только либерализованное поле приводит к положительному результату.

- Вы часто бываете в Лондоне?

- Регулярно.

- Почему в этом, одном из самых дорогих городов мира, при тамошних высоких зарплатах цены на продукты питания и одежду ниже, чем в Киеве?

- Конкуренция. Она всегда приводит к снижению цены и повышению качества.

***      

Этот материал опубликован в №32 журнала Корреспондент от 16 августа 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.        

ТЕГИ: журнал КорреспондентЖевагоинтервью
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях