ГлавнаяГородКиев
 

Из бизнеса во власть. Главы Киева времен Российской империи

Корреспондент.net, 18 сентября 2015, 11:46
19
6755
Из бизнеса во власть. Главы Киева времен Российской империи
Здание городской думы стояло на нынешнем Майдане Незалежности

Они варили варенье, пиво и металл, были калужскими купцами и итальянскими князьями, строили доходные дома и приюты для бедных.

Корреспондент вспоминает, кто занимал пост киевского городского головы с середины XIX по начало XX века, пишет Дмитрий Слинько в №36 журнала от 11 сентября 2015 года.

В путеводителе по Киеву В. Бублика, изданном в 1890 году, есть раздел Адресы должностных лиц г. Киева. Первым пунктом значится киевский, подольский и волынский генерал-губернатор, граф Алексей Павлович Игнатьев. За ним идут митрополит Киевский и Галицкий Платон, киевский губернатор Лев Павлович Томара, дальше следуют прокурор, полицмейстер с помощниками. Городской голова в этом списке числится аж десятым. При этом, в отличие от губернаторов, его имя и отчество написаны сокращённо – С. М. Сольский.

Основная власть была сосредоточена в руках губернатора – человека, назначаемого лично царём. Выборный же городской голова не мог ничего сделать без одобрения царского ставленника

Хотя путеводитель это не официальный документ, он хорошо отражает административную вертикаль Киева середины и конца XIX века. Основная власть была сосредоточена в руках губернатора – человека, назначаемого лично царём. Выборный же городской голова не мог ничего сделать без одобрения царского ставленника. Этот конфликт избранника с назначенцем не исчерпан в столице до сих пор – достаточно вспомнить противостояние мэра и главы горадминистрации времён правления Леонида Черновецкого.

С высочайшего разрешения

Первые три десятка лет существования должности киевского городского головы её можно было назвать выборной с большой долей условности. Должность появилась в 1834 году, когда Киев указом Николая I лишился Магдебургского права и перешёл на российскую модель самоуправления. Вместо магистрата во главе с войтом появились два органа власти: законодательный – городская дума и исполнительный – городская управа. Начальником обеих структур был городской голова, избираемый думой. Дума же формировалась по сословному принципу – от купцов, духовенства, мещан.

На выбор представителей сословий большое влияние оказывал губернатор. Символично, что первый избранный голова, Иван Ходунов, был отклонён губернатором Василием Левашовым и голосование пришлось проводить второй раз.

Признаки настоящей демократии появились лишь в 1870 году. Александр II, известный как царь-реформатор, издал Городовое положение. Согласно ему выборы в городскую думу стали гораздо более похожими на современные

Признаки настоящей демократии появились лишь в 1870 году. Александр II, известный как царь-реформатор, издал Городовое положение. Согласно ему выборы в городскую думу стали гораздо более похожими на современные. Но право выбирать «гласных» (так тогда называли депутатов) имели по-прежнему не все горожане.

К «баллотировке шарами» (в урны бросали не бюллетени, а белые и чёрные шары, означающие за и против) допускался любой российский подданный старше 25 лет, «если он владеет в городских пределах на праве собственности недвижимым имуществом, подлежащим сбору в пользу города, или содержит торговое или промышленное заведение по свидетельству купеческому, или же, прожив в городе в течение двух лет сряду пред производством выборов, хотя бы и с временными отлучками, уплачивает в пользу города установленный сбор».

Приоритет торговцам и владельцам недвижимости отдавался неслучайно – именно они формировали львиную долю городского бюджета. В путеводителе Бублика приводятся данные, что из 1 млн руб. доходной части  бюджета «главную статью дохода – более 200 тыс. руб. – составляет налог на право торговли пищевыми и другими продуктами первой необходимости на городских базарах, а также налог на домовладельцев в 160 тыс. руб.».

Поскольку городской голова избирался из числа гласных думы, совмещение власти и бизнеса было неминуемо: почти весь XIX век Киевом руководили купцы и промышленники. Правда, Городовое положение запрещало им «входить в подряды и поставки по предметам городского хозяйства».

Как в СССР путь к карьере могла преградить «пятая графа», так в Городовом положении существовала 88-я статья, где было чётко указано: "Евреи не могут быть избираемы в городские головы"

Как в СССР путь к карьере могла преградить «пятая графа», так в Городовом положении существовала 88-я статья, где было чётко указано: «Евреи не могут быть избираемы в городские головы, ни исправлять их должность». А доля нехристиан среди членов управы и гласных думы не должна была превышать трети.

Зависимость городского головы от губернатора была закреплена в Городовом положении напрямую: «Копии со всех определений городской думы безотлагательно представляются городским головою губернатору, который, если не усмотрит в оных нарушения законов, передаёт их для напечатания в губернских ведомостях».

Запрещались киевскому мэру и прямые контакты с центральной властью: «Представление городским общественным управлением высшему правительству сведений, заключений и ходатайств по предметам, касающимся местных польз и нужд города, делается через губернатора».

Даже об отлучке из города голова обязан был извещать царского назначенца, а если отлучка превышала два месяца, то и вовсе испрашивать на это губернаторское разрешение.

Власть и бизнес

Первым городским головой Киева в 1835 году стал Парфентий Дегтерёв. Он происходил из известного в России калужского купеческого рода, осевшего в Киеве в начале XIX века. Впрочем, Дегтерёв прослужил лишь половину из положенного ему четырёхлетнего срока: в 1837-м он скоропостижно скончался. Современным киевлянам более известен его сын Михаил, владелец доходных домов и магазинов, один из инициаторов строительства в городе конки и парового трамвая. Именно в его честь названа улица Дегтярёвская.

Павел Елисеев, сменивший Дегтерёва на главном киевском посту, тоже был купцом из Калуги. Его основным достижением в бизнесе стало налаживание торговли металлом с Сибирью. Правление оказалось недолгим – всего два года, после чего он вернулся обратно в коммерцию. Но ни высокий пост, ни былые успехи, ни потомственное почётное гражданство Киева не помогли Елисееву сохранить свою бизнес-империю.

Некролог в газете Киевлянин за 27 марта 1875 года содержал такие строки: «Дело, прочно основанное на началах, конечно, соответствующих времени, пало; но замечательно то, что оно пало без шума, без ареста имущества; оно догорело, как свеча.
В последнее время покойный служил в должности нотариуса по выборам и умер чуть ли не в крайней бедности».

В 1838-м городским головой был избран Ходунов – тот самый, которому губернатор в своё время помешал стать первым киевским градоначальником. Судьба щедро компенсировала ему эту неприятность: купец из Ярославской губернии заступал на пост киевского головы трижды (правда, с перерывами) и закончил жизнь в этой должности.

Полтора десятка лет его правления были важными с точки зрения развития города. К тому же ходуновские каденции почти совпали с временем правления двух известных царских назначенцев – военного губернатора Дмитрия Бибикова и губернатора Ивана Фундуклея. Последний стал героем хрестоматийной истории, когда Николай I поручил проверить, кто из губернаторов не берёт взятки. Фундуклей оказался одним из всего двоих честных правителей – царь объяснил это богатством чиновника.

Губернатор щедро делился с городом своими богатствами. Не страдал скупостью и Ходунов: ещё до избрания городским головой он стал одним из соучредителей Общества для помощи бедным. Позже оно станет известным под названием Сулимовка – от имени семьи Сулим, даровавшей под приют здание на ул. Лютеранской, 16. Университет Святого Владимира, Институт благородных девиц, Ботанический сад, Цепной мост, водопровод и мощёные улицы в центре города – всё это эпоха Ходунова и Фундуклея. Параллельно с госслужбой Ходунов занимался бизнесом – у него был свечной завод и мыловаренное производство.

Гласные киевской думы далеко не всегда рвались в мэры города: не раз бывали случаи, когда избранник по своей воле отказывался от высокого поста

Надо сказать, гласные киевской думы далеко не всегда рвались в мэры города: не раз бывали случаи, когда избранник по своей воле отказывался от высокого поста. К примеру, «трижды мэр» Ходунов избирался на должность пять раз. В 1847 году после такого отказа головой был избран Николай Балабуха. Интересно, что за три года до этого Балабуха сам отказался от мэрской должности, причём именно в пользу Ходунова.

Балабуха, в отличие от большинства своих предшественников и последователей, был киевлянином: до наших дней дожил домик, известный как усадьба Балабух. Здание на ул. Сагайдачного, 27а стоит под углом к улице, напоминая о старой планировке Подола до пожара 1811 года.

Прославился Балабуха не столько как политик, сколько как предприниматель. Балабухи развивали весьма экзотический по нынешним меркам бизнес: варили варенье с сиропом и сухое варенье – сваренные с сахаром и высушенные дольки фруктов. Впрочем, полтора века назад никакой экзотики тут не было: в Российской империи Киев считался центром производства сладкого продукта, а «киевское сухое варенье», по легенде, было любимым лакомством царицы Екатерины II.

Сладкий бизнес Балабуха унаследовал от отца и передал в наследство сыновьям. Фирменные магазины варенья работали на Крещатике и на Подоле, при фабрике. Уже после смерти купца торговая точка открылась и в самом престижном месте России – на Невском проспекте Санкт-Петербурга.

Ещё один домик на Подоле, нарушающий строгую планировку улиц, киевлянам известен как «дом Мазепы». На самом деле дом на ул. Спасской 16б принадлежал ещё одному киевскому городскому голове – Григорию Покровскому, руководившему городом с 1857 по 1860 год. Политик и чиновник со стажем, уроженец Киева, он долгое время был гласным киевской думы, а также служил старостой церкви Николы Набережного на Подоле.

Благоустроители

Первым городским головой Киева, избранным по новому Городовому положению 1870 года, стал Павел Демидов. Он руководил городом с 1871-го по 1874-й с одним перерывом. Представитель известной династии уральских промышленников, Демидов был космополитом: родившись в Петербурге и скончавшись во Флоренции, он успел пожить в Вене, Париже, Каменце-Подольском. Тем не менее за его заслуги перед Киевом дума присвоила Демидову титул почётного гражданина города.

Демидов начал с решения «квартирного вопроса». Часть городских служб он перевёл в приобретённую им усадьбу. Одно из зданий этой усадьбы, на бул. Шевченко, 12, киевляне называют «домом Сан-Донато» – титул князя Сан-Донато промышленник получил от итальянского короля.

А главное, Демидов инициировал строительство отдельного здания думы на Крещатике, которое потом даст название площади – Думская (теперь – Майдан Незалежности). До этого гласные квартировали в доме Назария Сухоты (Контрактовая пл., 12).

В бывшую обитель депутатов переехала женская гимназия. Кроме неё к заслугам Демидова относят Александровскую больницу, реальное училище на Михайловской площади и ещё несколько учебных заведений.

После Демидова Киевом правили головы иностранного происхождения - двое немцев и грек. Густав Эйсман был профессором Киевского университета им. Святого Владимира, преподавал там курсы права и истории законодательства, а его преемник Николай Ренненкампф – ректором этого же вуза. Грек Иван Толли сколотил капитал на спиртных напитках: был управляющим конторой Киевского питейного откупа, основал пивзавод на ул. Жилянской.

Все трое не были чужды благотворительности: Ренненкампф заботился о школьниках и студентах, а Толли состоял почётным членом Общества для помощи бедным – той самой Сулимовки. К заслугам Эйсмана можно отнести основание Киевского общества взаимного кредита, которое, как сказали бы сейчас, способствовало улучшению бизнес-климата в городе.

Самым уважаемым и любимым среди всех киевских голов был Стефан Сольский. Его избирали головой три раза подряд: он правил с 1887 года по 1900 год

Самым уважаемым и любимым среди всех киевских голов был Стефан Сольский. В отличие от купцов-предшественников, он не был миллионером. Родившись на Волыни в семье священника, он пошёл по стопам отца - окончил Киевскую духовную академию и стал доктором богословия.

Скромность начальника города современные киевляне могут оценить, отправившись по его адресу из путеводителя Бублика – скромный подольский дом на ул. Борисоглебской, 6 совсем не похож на особняки нынешних крупных чиновников.

Зато для Киева эпоху Сольского скромной не назовёшь: напротив, это был период экономического и культурного развития города. Сольского избирали головой три раза подряд: он правил с 1887 года по 1900 год и, скорее всего, был бы избран и в четвёртый раз, если бы не смерть от грудной жабы. Конка и электрический трамвай, Владимирский собор и Политехнический институт, памятник Богдану Хмельницкому и еврейская хоральная синагога – всё это эпоха Сольского.

Один из главных сохранившихся памятников эпохи Сольского - монумент Богдану Хмельницкому на Софийской площади 

Едва ли не самой важной заслугой городского головы стало создание канализации. О санитарном состоянии города в год прихода Сольского к власти читаем в путеводителе Бублика: «Киев не может похвастаться санитарным благоустройством. Канализация в городе отсутствует, а санитарный надзор организован неудовлетворительно. Процент смертности от инфекционных болезней довольно высок: в последние годы (1887 и 1888) он составляет 28% общей смертности, то есть, выражаясь яснее, из общего числа умерших более четвёртой части падает жертвой заразных болезней».

Хоронили народного любимца чуть ли не всем городом. Сольский упокоился на Лукьяновском кладбище столицы, благоустройство которого тоже было одной из его заслуг. Фамильный склеп Сольских сохранился.

Василий Проценко, который был городским головой с 1900 по 1906 год, имел степень доктора медицины, занимался частной врачебной практикой.

А в последние счастливые годы империи перед Первой мировой войной Киевом руководил Ипполит Дьяков. Его период – с 1906 по 1916 год – был расцветом в промышленности и финансовой сфере. А летом 1913-го Киев фактически стал столицей России: здесь проходила грандиозная Первая всероссийская промышленная выставка и Первая всероссийская спортивная олимпиада.

У Дьякова было необычное по тем временам хобби: он был заядлым любителем машин и руководил Киевским клубом автомобилистов. Интересно, что супругой Дьякова была Ольга Смородинова – внучка бывшего городского головы Эйсмана.

***

Этот материал опубликован в №36 журнала Корреспондент от 11 сентября 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: властьКиевисторияРоссийская империяполитика
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях