ГлавнаяШоу-бизВсе новости раздела
 

Корреспондент: Пуля в финале. Почему советская власть расстреляла украинского художника Михаила Бойчука - архив

17 ноября 2011, 10:33
1
2579
Корреспондент: Пуля в финале. Почему советская власть расстреляла украинского художника Михаила Бойчука - архив
Фото: Предоставлено национальным художественным музеем Украины
Молочница Михаила Бойчука

Художник Михаил Бойчук вместе с группой соратников в начале XX века сделали Украину одним из мировых центров изобразительного искусства. Однако от советского государства они получили по 9 г свинца, - пишет Оксана Мамченкова в №44 журнала Корреспондент от 11 ноября 2011 года.

Начало XX века в Украине стало временем мировой войны, мировой революции и мирового триумфа местных художников - тернопольчанина Михаила Бойчука и группы его последователей - бойчукистов, или неовизантистов.

Взяв за основу украинские национальные мотивы, они реанимировали позабытую средневековую технику "вечной живописи" - настенную византийскую фреску. Соответственно и творили бойчукисты не на холстах, а на стенах, чем неожиданно пригодились новому советскому строю, который в искусстве поддерживал все масштабное и доступное по содержанию, способное влиять на народные массы.

Взяв за основу украинские национальные мотивы, они реанимировали позабытую средневековую технику "вечной живописи" - настенную византийскую фреску

Идеи Бойчука и его коллег роднили их с мировым авангардом. На протяжении нескольких лет украинские монументалисты творили параллельно с мексиканскими муралистами (направление в латиноамериканской монументальной живописи, зародившееся в Мексике после революции 1910-1917 годов), не подозревая о существовании друг друга.

И лишь в 1920-х годах один из ключевых деятелей бойчукизма, Василий Седляр, узнав о работах мексиканцев Диего Риверы и Хосе Ороско, отмечал, что "эти движения в искусстве проявились у художников, которые были разделены войной и океаном, но объединены близкими социально-экономическими условиями, что сделало их общие проблемы актуальными".

Работы Бойчука и его коллег почти сразу заинтересовали европейцев. К примеру, французская и польская пресса буквально взорвалась восторженными откликами после того, как работы украинских монументалистов появились весной 1910 года на парижском Салоне независимых - регулярной выставке актуального искусства.

"Они не так наивны, чтобы возвращаться к примитиву. Мудро, с прекрасным чувством действительности они продолжают направление старых иконописцев, только их работы современны", - отмечала тогда газета Paris Journal.

К примеру, французская и польская пресса буквально взорвалась восторженными откликами после того, как работы украинских монументалистов появились весной1910 года на парижском Салоне независимых

К сожалению, вслед за европейской славой и несколькими годами активной работы бойчукистов ожидал трагический финал. Их взгляды хоть и перекликались с идеями официального советского искусства, соцреализма, однако воплощались чересчур национально и своенравно.

Бойчукисты, чье творчество уходило корнями в сельский и религиозный грунт, как ни старались, не могли скрыть своего отношения к уничтожаемому Советами крестьянству. "Это был не тот язык социализма, которого от них ожидали", - резюмирует искусствовед Ольга Лагутенко.

В 1937 году Бойчук вместе с четырьмя единомышленниками был расстрелян. Остальные художники, входившие в его окружение, в большинстве своем перестали творить навсегда.

Своя школа

Украинский неовизантизм не зря называют бойчукизмом. Его инициатором и локомотивом был Михаил Бойчук, родившийся в 1882 году в селе Романовка, что на Тернопольщине. Тогда эта территория принадлежала Австро-Венгрии.

Его успех основывался на двух составляющих - таланте и счастливом стечении обстоятельств. Бойчуку повезло с первым и довольно долго везло со вторым.

В 1898 году 16-летний юноша, желая научиться рисовать, впервые оказался в охваченном национально-культурным ренессансом Львове. Интеллектуальной жизнью тут заправляло украиноведческое Научное общество имени Тараса Шевченко (НТШ) во главе с историком Михаилом Грушевским. А за художественное возрождение взялось Общество развития русского искусства, возглавляемое художником Юлианом Панькевичем.

Будущий византинист быстро зарекомендовал себя в кругу львовской интеллигенции, и уже в1899 году благодаря содействию Панькевича на несколько месяцев отправился учиться в Вену

В течение нескольких месяцев Бойчук учился в мастерской последнего. Будущий византинист быстро зарекомендовал себя в кругу львовской интеллигенции, и уже в 1899 году благодаря содействию Панькевича на несколько месяцев отправился учиться в Вену. В том же году НТШ, отметив прогресс молодого дарования, выделило ему стипендию на учебу в Краковской академии искусств.

За Краковом последовали мюнхенские студии, пройдя которые, Бойчук поехал Париж. Обучаясь в лучших мастерских Европы, он весьма своеобразно воспринимал заграничную науку. С невероятным рвением и скрупулезностью изучал лучшие образцы искусства прошлых лет, знакомился с новомодными течениями. Но весь этот опыт Бойчук резюмировал так: "Поехал, но многому там не научился. Вот и хорошо".

Такая категоричность проистекает из того, что уже тогда молодой художник знал, что искал, и отвергал ненужную мишуру.

Подтверждением такой жизненной позиции стала парижская часть европейского образовательного тура Бойчука. В эту богемную Мекку, буквально кишевшую художниками всех мастей и направлений, он прибыл в 1907 году. Однако тернопольчанину удалось избежать всех соблазнов декадентской столицы Франции и сосредоточится на реализации собственных планов.

Тернопольчанину удалось избежать всех соблазнов декадентской столицы Франции и сосредоточится на реализации собственных планов

Поселившись в небольшой квартире в доме номер девять по улице Кампань-Премьер, где в разное время жили поэты Артюр Рембо и Владимир Маяковский, Бойчук собрал вокруг себя франко-украино-польскую группу художников и подчинил их единой идее.

Их общество напоминало средневековый цех, где совместно изготавливалось все, начиная от красок и кисточек и заканчивая эскизами и картинами. Уже тогда Бойчук работал с красками, созданными по восстановленным им средневековым рецептам. Еще одним сходством со Средневековьем стало то, что бойчукисты работали коллективно и в результате под их работами никогда не указывался конкретный автор.

На Парижском салоне 1910 года, который и дал старт их всемирной известности, Бойчук вместе с Николаем Касперовичем и Софией Сегно представил 18 работ под общим названием Renovation Byzantine. Манифестация возрожденного византийского искусства не затерялась среди свыше 5 тыс. других картин. О группе писали газеты, подробный анализ проекта сделал известный поэт-авангардист Гийом Аполлинер.

"Каждый художник стремился привлечь к себе внимание, записать свое имя большими буквами в историю искусства. А тут такая анонимная живопись, коллективное творчество. Это казалось очень странным и привлекало внимание", - отмечает Лагутенко.

На Парижском салоне 1910 года, который и дал старт их всемирной известности,Бойчук вместе с Николаем Касперовичем и Софией Сегно представил 18 работ под общим названием Renovation Byzantine

После Парижа Бойчук с наиболее верными единомышленниками отправился исследовать искусство итальянского Ренессанса. Посетив Венецию и Равенну, он перед самой Первой мировой войной вернулся на родину.

Родная Итака ждала своего Одиссея от искусства целой вереницей новых проектов и возможностей. А так как концепция Бойчука предполагала синтез национальной по характеру архитектуры с другими формами художественной деятельности, он активно занялся не только живописью, но и реставрацией средневековых украинских икон, оформлением книг и гравюрой по дереву.

Интенсивную деятельность прервала война. Будучи гражданином Австро-Венгрии, Бойчук был интернирован властями Российской империи в далекий российский город Уральск, а затем - в Арзамас.

Советское искусство

Лишь после революции 1917 года Бойчук вернулся в Украину, где тут же влился в работу, став профессором созданной при его участии Академии искусств в Киеве. Он возглавил мастерскую фрески и мозаики. Среди первых учеников профессора были Седляр, Оксана Павленко, Иван Падалко, Мария Трубецкая, составившие ядро новой группы неовизантинистов.

Преподавательская манера Бойчука была весьма своеобразна: его мастерскую в шутку называли сектой, так как студенты вместе с профессором все возможное время посвящали учебе и работе. Ученики говорили, что Бойчук скуп на слова, однако трепетно относится к анализу и изучению художественного наследия.

Лишь после революции 1917 года Бойчук вернулся в Украину, где тут же влился в работу, став профессором созданной при его участии Академии искусств в Киеве

Сам Бойчук осознавал новаторство и революционность своих идей и поэтому не раз говорил своим студентам: "Начиная новую эпоху в искусстве, в поисках путей мы не должны останавливаться на одном, мы должны в художественном наследии всех веков и народов отыскать совершенные произведения, прочитать их, проанализировать их - подобно музыканту, который проигрывает музыкальные произведения прошлых времен".

Совместное творчество наподобие того, что практиковалось в эпоху Средневековья, импонировало Бойчуку и его соратникам. "Не бойтесь потерять свою индивидуальность. Кто лучше работает, к тому приглядывайтесь. Не стоит бояться заимствований у других, стоит заботиться о том, чтобы сделать лучше. Индивидуальность проявится сама, когда мастер дозреет", - учил наставник.

Бойчук призывал не копировать в своем творчестве натуру, а представлять синтезированные формы. Избегать ненужных деталей, случайных ракурсов. Его интересовало не сиюминутное, но вечное, не поверхностное, но глубинное.

Когда он, например, изображал женщину, она походила не на живого человека, а напоминала, скорее, некий символ. Простота, схематизация и величие - ключевые слова для характеристики работ украинских монументалистов во главе с Бойчуком.

Бойчук призывал не копировать в своем творчестве натуру, а представлять синтезированные формы

В угоду советской власти бойчукисты со временем отошли от присущей им религиозной тематики и обратились к вечным темам материнства, мирного труда и отдыха, человеколюбия. Именно в этих работах сильно чувствуется общность с монументалистами, творившими на другом конце земного шара - в Мексике.

И те и другие писали в повествовательно-эпическом ключе, их объединяло ощущение романтической приподнятости, за которой крылись тревога и беспокойство. Недавнее революционное прошлое мыслилось обеими группами художников не только лишь как победа, но и как огромная жертва, принесенная народом.

Расплата

Довольно долго бойчукистам удавалось мирно сосуществовать с соцреалистическим искусством. Еще в 1923 году официальные органы пропаганды писали о Бойчуке и его последователях как о лояльном конструктивном течении.

Сам отец-основатель неовизантизма даже ездил вести курсы в Институте пролетарского изобразительного искусства в Ленинграде. Более того, в 1927 году бойчукисты в полном составе вошли в Ассоциацию революционного искусства в Украине. Они много работали, создав фрески в киевском Кооперативном институте, в санатории под Одессой, в фойе Краснозаводского театра в Харькове.

Еще в 1923 году официальные органы пропаганды писали о Бойчуке и его последователях как о лояльном конструктивном течении.

Однако Бойчук и его соратники, даже став частью официального искусства, не забыли о национальном элементе в своих произведениях, за что и поплатились. Начиная с 1929 года на бойчукистов обрушилась волна критики. Газеты обвиняли художников в том, что они отдаляют украинское искусство от искусства братских советских народов, искажают действительность.

"В стиле Бойчука нет социалистического реализма, предписанного партией художникам, - значит он идет против нее", - так Алла Гербурт, жена расстрелянного в том же году украинского поэта Майка Йогансена, в письме к своей знакомой объясняла причины развернувшийся антибойчуковской кампании.

Бойчук, мол, умышленно стремится к монументальному искусству, чтобы донести свои "вредительские" идеи до максимально широкого круга зрителей. "Декоративность противоположна психике пролетариата своей бессодержательностью, византизм - пропаганда религии, которая является опиумом для народа", - считала Гербурт.

Советская власть решила поберечь "психику пролетариата" и пошла самым кардинальным путем - неудобных художников решили арестовать. Формальным поводом для этого послужило то, что Бойчук был в прошлом офицером австрийской армии, а значит, по мнению карательных органов, якобы являлся руководителем национал-фашистской организации, членами которой были его соратники. Ко всему еще в середине 1920-х годов он часто ездил за границу, что лишь усилило подозрения.

Начиная с 1929 года на бойчукистов обрушилась волна критики. Газеты обвиняли художников в том, что они отдаляют украинское искусство от искусства братских советских народов, искажают действительность

В итоге власти не только арестовали бойчукистов, но и поступили с ними вполне в духе того времени. 13 июля 1937 года Бойчука, Падалко, Седляра, Ивана Липковского и Ивана Орла-Орленко расстреляли. А сразу после этого заштукатурили все сделанные мастерами настенные росписи.

Лишь 20 лет спустя художников реабилитировали. Понадобилось еще более трех десятков лет, чтобы после получения Украиной независимости в стране стали активно искать уцелевшие образцы работ бойчукистов.

***

Этот материал опубликован в №44 журнала Корреспондент от 11 ноября 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь

ТЕГИ: искусствоисторияжурнал КорреспондентСССРАрхив
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...
Загрузка...