ГлавнаяШоу-бизВсе новости раздела
 

Корреспондент: Украинцев, разлюбивших современную российскую культуру, становится всё большеЭксклюзив

Корреспондент.net, 8 августа 2014, 08:10
332
18269
Корреспондент: Украинцев,  разлюбивших современную российскую культуру, становится всё больше
Фото: Корреспондент

Иван Охлобыстин, Виртуозы Москвы , Русский балет и Яндекс получили в Украине аншлаг со знаком минус. Вслед за бытовыми товарами производства РФ соотечественники подвергли остракизму российское кино, театр и прочий интеллектуальный продукт.

Известному российскому актёру и сценаристу, звезде сериала Интерны Ивану Охлобыстину с Украиной не повезло: ему не суждено представить нашим зрителям свой интерактивный моноспектакль Духовные беседы.

Спектакль Охлобыстина в Киеве 31 октября 2014 г. отменён, красуется объявление на сайте столичного концертного агентства Перекрёсток, где Корреспонденту объясняют, что причина отмены — возмущение отечественных зрителей позицией артиста в отношении Украины.

“Надеюсь проснуться и узнать, что войска РФ подходят к Одессе”, — это лишь одно из многих украинофобских заявлений Охлобыстина, которыми он настроил против себя украинских поклонников, теперь уже бывших.

Соотечественники завалили местных антрепренёров актёра требованиями отменить его выступление в Харькове, а затем и в Киеве, и билеты на них так и не были проданы.

“Я всегда считала Охлобыстина талантом и, наверное, пошла бы на него, — рассуждает киевский предприниматель Наталья Соловьёва. — Но то, что он говорит об Украине, — полная неадекватность”.

Кроме того, заядлая театралка Соловьёва отказалась идти и на
спектакли московского государственного театра Русский балет, который бывает в Киеве ежегодно, и больше не будет тратиться на новые книги фантаста Сергея Лукьяненко, высказавшегося в поддержку российской агрессии в Украине.

Соотечественников, разлюбивших современную российскую культуру, становится всё больше, утверждают эксперты. Показательна статистика важнейшего из искусств. Хотя кинодистрибьюторы пока не видят глобального падения объёмов продукции РФ на своём рынке, но сборы говорят сами за себя.

По данным бокс-офиса портала Кино-театр.ua, в феврале, до аннексии Крыма, комедия Нереальная любовь за 11 дней просмотра собрала больше $ 120 тыс. А в мае, после начала полномасштабного противостояния на востоке, приблизительно такого же уровня  фильм Газгольдер за 18 дней проката едва преодолел планку $ 63 тыс.

“Специально организованного бойкота не существует, нет программы “не покупайте билеты на русских артистов”, это происходит само собой, — объясняет Корреспонденту позицию зрителей Дмитрий Прикордонный, гендиректор билетного агентства Карабас. — Украинцы понимают, что, покупая российские товары, они поддерживают страну-агрессора. Такая же ситуация и с артистами”.

Лишние билетики

Продвигать идею отказа от продукции из РФ Надежда Прудяк, администратор сайтов, а теперь ещё и лидер движения бойкота российских товаров Відсіч, начинала с несколькими десятками единомышленников, а теперь их около 1 тыс. Это те самые молодые люди, что падают “замертво” в кафе и магазинах российских франшиз и брендов, проводя флешмоб Российское убивает.

“Не каждый может взять в руки оружие и пойти воевать, не у каждого есть возможность перечислить деньги на помощь армии,  — объясняет Прудяк. — Но каждый может отказаться от российского товара”.

Активисты движения несколько раз пытались провести флешмоб на показах российских картин, однако эта акция у них срывалась — её попросту не перед кем было проводить.

“Оказывалось, что перед сеансом продано всего несколько билетов — люди не ходят на русские фильмы”, — констатирует Прудяк.

Зрительское протестное голосование гривней, как это ни противоречит бизнес-интересам, приветствуют и экспортеры интеллектуальной продукции. По инициативе кинодистрибьюторов и ряда кинотеатров героические фильмы о российских силовиках — 22 минуты о морпехах, спасающих корабль от пиратов, и Восьмёрка об омоновцах, сражающихся с бандитами, — благодаря их содержанию даже не дошли до проката.

А Национальная опера после многочисленных пикетов и обращений зрителей в администрацию отказала в гастролях всем артистам, подписавшим письмо Деятели культуры России — в поддержку позиции президента по Украине и Крыму или отметившимся антиукраинскими высказываниями.

27 марта не состоялся концерт пианиста Дмитрия Мацуева, 24 апреля — примы Большого театра Светланы Захаровой, 2 июня — Русского балета, а 19 июня — Виртуозов Москвы. В результате около десятка крупных российских проектов в Украине провалились.

Соловьёва бойкотировала не только Русский балет, но и спектакль с некогда любимой ею Ириной Апексимовой, которая жаловалась в прямом эфире ТВ, что её одесские друзья боятся говорить по-русски, выходить на улицу и очень хотят в Россию.

Прудяк сделала свой выбор ещё в 2013 году, когда РФ ввела ограничения на ввоз украинской продукции. Она сначала отказалась от российской еды и промтоваров, а теперь ещё и от программного обеспечения.

“Яндекс карты, антивирус Касперского, программа Акронис, — навскидку перечисляет активистка то, чего теперь нет в её компьютере. — И ещё удалила все российские торренты”.

Прудяк почти соответствует собирательному портрету представителя бойкотирующего движения, составленному GfK Ukraine. Это девушка или парень преимущественно в возрасте до 30 лет, живущие в западных и центральных областях Украины.

А по данным другой исследовательской компании, TNS, более половины украинцев поддерживают идею бойкота всей российской продукции, и почти 40 % в нём уже участвуют.

Различные сообщества, объединённые идеей бойкота, едва ли не ежемесячно появляются в социальных сетях. Сейчас только среди подписчиков Facebook число противников российского составляет около 100 тыс. Активисты утверждают, что реальная цифра в разы больше.

И всё же бойкот по-украински нельзя назвать бескомпромиссным. К примеру, соотечественники не отказываются от медикаментов, специальной технической литературы и других необходимых товаров производства РФ, не имеющих аналогов.

Что же касается культуры, то украинцы не воспринимают лишь те произведения и артистов, что оскорбляют нашу страну и одобряют агрессию. В то же время гастроли исполнителей, поддержавших Украину, проходят на ура.

Например, у рок-певицы Дианы Арбениной в июле в Киеве был полный аншлаг. Она начала с того, что со сцены извинилась перед слушателями за невнятную позицию своих коллег-музыкантов в отношении Украины.

А за билет на грядущий в ноябре концерт Андрея Макаревича, ставшего культовой фигурой в Украине за его критику в адрес российской политики, украинцы готовы выложить до 1.590 грн. Причём свободных мест практически не осталось.

Однако Соловьёвой такой избирательный подход не нравится. Таким, как она, под горячую руку попала певица Кристина Орбакайте, которая хотя и не высказывалась против Украины, но осталась без концерта в столице: на него было продано всего 28 билетов.

“Я обожала книги Лукьяненко, старые его произведения перечитывала много раз, у меня вот столько его книг, — признаётся Соловьёва, показывая размахом рук, какая кипа книг этого автора хранится дома. — Теперь думаю, что с ними делать. Он говорил, что фашисты в Украине скоро книги будут жечь. Вот и думаю: может, устроить такой флешмоб?”

Кассовый сор

Соловьёву не слишком огорчает перспектива отказа от российских эстрады и мейнстримовского кино, которые, по её мнению, низкого качества, а вот с балетом и хорошей литературой ей тяжело расставаться, но — дело принципа.

“Считаю, что россияне ведут с нами информационную войну, поэтому в нашем информационном поле они не должны зарабатывать, — отрезает предпринимательница. — Если они перестанут к нам ездить, то в материальном плане они это почувствуют. Обычно билеты на их выступления стоят космических денег, и при этом они собирали полные залы”.

По подсчётам Прикордонного, несостоявшиеся в Украине гастроли для многих российских артистов — это до 10 % их годового заработка. Например, согласно опубликованной декларации доходов, у Владимира Спивакова, руководителя Виртуозов Москвы, он составил $ 1,657 млн, и отмена киевских концертов лишит его почти $ 166 тыс. А Охлобыстин, по оценке российского Forbes, зарабатывает до $ 2 млн в год и на сей раз не досчитается $ 200 тыс.

“Искусство не может быть вне политики, — полагает Вадим Кравчик, преподаватель физики и математики из Винницы, отказавшийся от Яндекса, программы для чтения Дежавю и другой российской продукции, вплоть до бытовой химии и кошачьего корма. — Тем более когда публичный человек делает оскорбительные заявления относительно другой страны, а потом считает нормальным ехать и давать там концерты”.

Впрочем, эксперты отмечают, что тотального безоговорочного отказа от всего, сделанного в соседней державе, не будет, но тенденция избирательного бойкота продолжит набирать обороты.

Что касается нейтрального, не идейного российского кино, то на него зрители идут, делится наблюдениями Роман Мартыненко, директор дистрибьюторской компании Аврора фильм. Например, комедия Кухня в Париже — о ресторанах, поварах и любви — от бойкота не пострадала.

“Мы планируем продолжать работать с российским кино, но однозначно откажемся от проектов с политическим подтекстом, — говорит Мартыненко. — Будем делать ставку на семейное кино и комедии. В ближайших перспективах ожидается продолжение комедии Горько и франшизы Ёлки”.

Государственное агентство Украины по вопросам кино теперь будет тщательно отслеживать на предмет антиукраинской риторики содержание российских картин, выходящих у нас в прокат. В кинотеатры попадут только нейтральные фильмы.

С другой стороны, по мнению Мартыненко, любые запреты лишь приведут к процветанию нелегального рынка.

“Кода обязали дублировать русские фильмы, был всплеск пиратства, и сейчас будет то же самое, — считает он. — Я бы не выделял российское, украинское кино. Главный критерий — хорошее кино”.

То же и с книгами, вторит Мартыненко президент Украинской ассоциации издателей и книгораспространителей Александр Афонин. Он против прямого грубого и всеохватывающего бойкота.

“Сколько бы мы ни говорили о том, что деньги, заплаченные за российскую книгу, работают на агрессию, российскую армию, нужно учитывать, что книга книге рознь, — рассуждает эксперт. — Сегодня в Украине очень нужна серьёзная научная, техническая литература. Эти жанровые ниши у нас практически пусты”.

И всё же книжный рынок не останется в стороне от бойкота, и российская книга уже теряет свои позиции, констатирует Афонин. Крупные украинские издательства уже сейчас делают ставку на замещение этой книги украинской из-за того, что часть читателей переориентируются на отечественных авторов и национальные переводы мировой литературы.

С учетом того, что объём книжного рынка составляет $ 100 млн в год, и пока 80 % занимает российская книга, потери издательств РФ могут оказаться весьма ощутимыми. Кроме того, в ближайшее время при импорте книг от северного соседа таможня начнет контролировать их содержание на предмет экстремизма и шовинизма.

В результате экономический эффект от бойкота только интеллектуальной российской продукции составит несколько миллионов долларов в год, прогнозируют аналитики. 

***

Этот материал опубликован в №30 журнала Корреспондент от 1 августа 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: звезды шоу-бизнесамузыкаУкраина-Россияжурнал КорреспондентгастролиОхлобыстинбойкотконцертыСергей Лукьяненко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях

Загрузка...