ГлавнаяШоу-бизКультура
 

Балет из подполья. Денис Матвиенко готовит для Украины две новые постановки

Корреспондент.net, 24 июня 2015, 14:03
4
2323
Балет из подполья. Денис Матвиенко готовит для Украины две новые постановки
Фото: Дмитрия Никонорова
Денис Матвиенко (на фото крайний слева) возрождает свой балет Radio & Juliet и готовит новую постановку

Корреспондент побывал на репетиции возрождённого балета Radio & Juliet и премьерного Stabat Mater.

Их всемирно известный хореограф Эдвард Клюг ставит в Киеве с ведущим украинским танцовщиком Денисом Матвиенко, пишет Анна Давыдова в №24 издания от 19 июня 2015 года.

Продюсер обеих постановок, сестра Дениса Алёна Матвиенко со смехом говорит Корреспонденту: «О да, мы из подполья - можно сказать, настоящий андеграунд!». Штаб «подпольщиков от балета» расположился в небольшой танцевальной студии, спрятанной в закоулках промзоны над Подолом.

Именно здесь Денис Матвиенко и труппа его нашумевшего прошлогоднего проекта The Great Gatsby работают над новым балетом Stabat Mater (Стояла мать скорбящая) на музыку фа-минорной кантаты итальянского композитора начала XVIIIвека Джованни Баттиста Перголези, а также – над возрождением балета Radio & Juliet на музыку группы Radiohead. Оба – в постановке знаменитого словенского хореографа румынского происхождения Эдварда Клюга.

«Мы делаем международные проекты в любительских технических условиях. Слава богу, что сотрудничаем с нашими друзьями, которые могут понять, войти в положение. Понимаете, хореографы такого калибра не работают в арендованных студиях», - говорит Алёна Матвиенко.

Просто о главном

Матвиенко и Клюг знакомы уже много лет.

«Не могу сказать, что мы стали родственниками, но мы больше чем друзья: в плане работы Эдди понимает мои идеи с полуслова. И, скажу честно, это, наверное, один из немногих людей, с которыми я работал и у нас никогда не возникало непонимания», - признаётся танцовщик.

Их первая совместная постановка – Radio & Juliet: когда в 2011-м балет Словенского национального театра в Мариборе привезли в Киев, солировали в спектакле Матвиенко и его жена Анастасия. В 2012-м балет Radio & Juliet вошёл в программу Национальной оперы, возглавляемой тогда Матвиенко, а год спустя покинул её вместе с изгнанным худруком.

«Соавторы? Да, пожалуй, нас с Эдди уже можно так назвать. Сейчас, даже если мы делаем работу, которая была им сделана когда-то давно, то всё равно она идёт немножко по-другому», - рассказывает артист о сотрудничестве с Клюгом.

Так, в возрождённом Radio & Juliet (к слову, кроме Матвиенко, здесь занят ещё один артист из постановки Нацоперы – Виктор Ищук) это соавторство проявилось в том, что теперь по предложению Матвиенко его персонаж танцует два дуэта, а не один, как в оригинальном спектакле.

В Stabat Mater и того больше.

«Практически все сольные моменты теперь танцую я. У Эдди изначально предполагалось, что это делают разные люди, а я заграбастал всё», - смеётся Матвиенко.

Но «заграбастал» не просто так: благодаря «жадности» артиста в спектакле появился более ярко выраженный сюжет.

Балет Stabat Mater, премьера которого состоялась в прошлом году в Словении и Германии, посвящён страданиям девы Марии у подножия креста на Голгофе. Но создатели киевской постановки предлагают взглянуть на тему шире.

Оба балета одноактные, и их в любом случае нужно с чем-то объединять. По словам продюсера проекта, изначально хотелось ещё раз показать Radio & Juliet – с использованием оригинальных декораций, которых украинская публика не видела. И добавить что-то новое.

Почему из всех постановок Клюга выбор пал именно на Stabat Mater – историю матери, оплакивающей убитого сына?

«Просто когда Эдвард прислал мне запись своей новой работы, я сразу поняла, что нужно показывать именно это и именно сейчас», - признаётся Алёна Матвиенко.

И дело не только в прямых параллелях с сегодняшними событиями в нашей стране.

«Это не балет про войну. Но когда страна переживает такие потрясения, как сегодня, то слетает какой-то налёт рутины, замшелости: люди сталкиваются с чем-то радикальным – кровь, убийство, переживания, героизм. Градус эмоций в обществе повышается, но в то же время появляется и усталость от этих эмоций, потому что человек не может всё время быть на пике. И Stabat Mater, и Radio & Juliet - очень глубокие спектакли. Да, большинство балетов и опер – они или о любви, или о трагедии. Только здесь берется шире - речь о человеческих взаимоотношениях на том самом пике, о котором говорилось выше. Музыкальная основа Stabat Mater– католический гимн. Но сам спектакль не отстранённый пересказ библейского сюжета, а постановка, в которой можно увидеть моменты, которые сейчас нам очень близки, с которыми мы сталкиваемся как никогда часто, - трагедия, любовь, убийство, предательство и при этом поддержка, товарищество. А ещё взаимоотношения матери и сына. И вообще - женского и мужского начала», - объясняет Матвиенко.

На каблуках на Голгофу

Впрочем, в репетиционном зале высокие материи не главное.

«Не в полноги! Давай, работай! В два раза сильнее!» - во всю гоняет артистов Денис Матвиенко.

Его беспощадность легко понять: до премьеры, которая состоится в Киеве 24 июня, осталось всего ничего, особенно если учитывать, что интенсивные репетиции идут всего-то с 20 мая. Правда, продюсер проекта не считает, что этого очень мало.

«Всё зависит от профессионализма артистов. У нас солисты профессионалы, а остальные ребята прошли школу Гэтсби, когда мы фактически за два месяца собрали двухактный балет, так что им уже ничего не страшно», - с улыбкой говорит Алёна Матвиенко.

Хотя кое-что артистов (точнее, артисток) всё-таки немножко напугало: в середине репетиции хрупкая продюсер притащила в зал целую кучу коробок с элегантными бархатными чёрными туфлями на высоких каблуках для Stabat Mater. Казалось бы, балеринам, работавшим в The Great Gatsby, танцевать в подобной обуви не привыкать, но всё равно они смотрят на обновки с опаской.

«Эх, я каблуки только на спектакли надеваю. Раньше чаще бывало», - говорит одна из танцовщиц, мужественно начиная примерку.

Но уже скоро изначальная настороженность артисток сменяется дружным вздохом облегчения – удобные, устойчивые, танцевать можно!

Когда начинается танец, на задний план отходит всё - и душноватая студия, и усталость, и пот, катящийся градом с изящных, но при этом совершенно стальных тел. Включается музыка, и артисты, ранее отрабатывавшие каждый свою партию, начинают двигаться как единый механизм, ткущий новую ткань реальности - своё балетное Зазеркалье, где XVIIIвек и XXIсуществуют параллельно, объединённые темами и сюжетами, над которыми время не властно.

В отличие от масштабного The Great Gatsby, новый проект постановка камерная, интимная.

«Тогда, летом 2014-го, мы поняли, что сейчас как никогда важно показать что-то madeinUkraine. Не наши таланты, пересаженные на чужую почву, а крупный международный проект, сделанный именно здесь, у нас, и потом уже экспортируемый куда-то ещё», - вспоминает продюсер о причинах, заставивших отказаться от сотрудничества по Гэтсби с петербургским Мариинским театром.

И сейчас со Stabat Mater Матвиенко фактически продолжают начатое год назад - пусть и без выхода на международный уровень, но с уже запланированными выступлениями во Львове, Одессе, Харькове и Днепропетровске. Неплохой размах для «подпольщиков».

***

Этот материал опубликован в №24 журнала Корреспондент от 19 июня 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: УкраинаискусствобалетДенис Матвиенко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях

Загрузка...