ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Заоблачное удовольствие. История запуска воздушных шаров в Украине

Корреспондент.net, 22 апреля 2016, 10:05
9
1637
Заоблачное удовольствие. История запуска воздушных шаров в Украине
Фото: Ирины Пустынниковой
История воздухоплавания в Украине началась с конца XVIII в.

На титул столицы украинского воздухоплавания претендуют два города — Каменец-Подольский и Львов.

Корреспондент рассказывает, кто летал на шарах в старину и как можно оторваться от земли в наши дни, пишет Ирина Пустынникова в №14 журнала от 15 апреля 2016 года.

Век восемнадцатый, век Просвещения менял представления человека о мире и своём месте в нём. Миф про Дедала и Икара воплощался в реальность: в ноябре 1782 года во французском городке Анноне братья Жозеф и Этьен Монгольфье впервые подняли в воздух шёлковую оболочку объёмом в один кубометр.

14 декабря того же года дым от горящих соломы, шерсти и бумаги помог запустить воздушный шар в три кубометра над бумажной фабрикой отца братьев Монгольфье Видалон. Следующий раз был 25 апреля 1783-го — тогда огромный шар поднялся из сада семейства Монгольфье в воздух на неслыханную доселе высоту 400 м.

Скрывать свои эксперименты с полётами двум серьёзным фабрикантам было дальше не с руки, и 4 июня 1783 года на площади Кордельеров первые люди в Анноне стали свидетелями невиданного зрелища. Нечто, напоминающее огромный абажур из бумаги и ткани с привязанной снизу корзиной, набитой тлеющей соломой и шерстью, оторвалось от земли и полетело. Братья составили протокол-обращение в Парижскую академию наук: просили признать их первыми в мире создателями «летающего аппарата».

Летающие невесты

Европу быстро охватила воздушная лихорадка. Эксперименты братьев Монгольфье широко освещала пресса того времени — и на украинских землях тоже о них слышали.

Слышал и профессор физики львовского университета Игнат Мартинович, человек острого ума и пёстрой биографии. Хорват по национальности, считавший себя венгром, путешествовал Европой, обучался в нескольких университетах, побывал францисканским монахом и даже аббатом монастыря, потом стал убеждённым атеистом, написал 16 научных трудов, служил в австрийской разведке, интересовался драматургией и военной стратегией.

А ещё Мартинович изобретал. Много. Особенно много — во Львове, работал с 1784 по 1791 годы. Там Мартинович сдружился с доктором медицины Непомуценом Антонием Германом, бывшим королевским лекарем. Вместе они создали автоматическую горелку на жидком топливе — больше не было необходимости брать с собой на небеса корзину соломы. Изобретенный Мартиновичем и Германом способ используется в воздухоплавании и в наши дни.

Эксперименты братьев Монгольфье дали старт эре воздухоплавания 

Одной горелки было мало — в январе 1784-го учёные взялись конструировать воздушный шар собственного образца. Первый полёт планировали без пассажиров, так же как и братья Монгольфье. Финансировали проект методом своеобразного краудсорсинга — 21 января Львовская уведомительная газета опубликовала описание будущего аэростата и его технические характеристики. Таким образом предполагалось собрать средства на его создание.

А деньги требовались немалые — 400 червонных злотых. Только тонкой шёлковой ткани-китайки на воздушную оболочку площадью 700 кв. м необходимо было более 1 тыс. м. Позже ткань надо было пропитать смесью олифы и воска, чтобы сделать материал воздухо- и водонепроницаемым.

Планировалось, что вес шара будет 23 кг до обработки смесью и 45 кг — после. Всю оболочку собирались покрыть защитной сеткой весом 24 кг. К шару должна была крепиться гондола весом 180 кг, рассчитанная на двоих пассажиров. Горелка весила 36 кг, топливо для неё — чуть больше 12 кг, всё оставшееся оборудование набрало 64,2 кг. И вот со всем этим добром нужно было взлететь.

Тем временем учёные отправляли в полёт модели меньшего размера. 4 марта 1784 года в пять часов пополудни множество горожан пришли в парк Бильского поглазеть на диво дивное. Огромный шар, движимый тёплым воздухом, поднялся в небо на сотню метров всего за минуту. Следить за горелкой было некому, она вскоре погасла — и аэростат медленно спустился на землю.

Второй полёт прошёл не так гладко: горелка подожгла оболочку — и та, пылая, рухнула с небес. Хорошо, что пассажиров в этот раз снова не было. Кто знает, может, именно из-за этой небесной катастрофы воздухоплавателям так и не удалось собрать достаточно средств на сооружение шара своей мечты. А, может, из-за вздорного и горячего характера Мартиновича.

Герман позже публиковал в Львовской уведомительной газете цикл статей Докторские заметки о воздушном шаре, в которых рассуждал о влиянии полётов на организм и здоровье человека. Если коротко — влияние ужасное, летать не стоит. Подробнее — над землёй человека ждёт ядовитый воздух, наэлектризованная атмосфера, быстрое движение эфира. А ещё неплохо бы запретить наполнять шары водородом. Он же опасный, может отравить пассажиров.

И не только пассажиров. Лекарь считал, что надувание монгольфьера может погубить всех стоящих рядом с шаром, а в перспективе и весь уезд и даже всю страну. Герман прогнозировал, что вскоре появятся аппараты объёмом 100 тыс. и даже 1 млн кубических футов.

Предвзято к аэронавтике отнёсся не только несостоявшийся воздухоплаватель. К примеру, некоторые всерьёз побаивались, что благодаря воздушным шарам участятся случаи похищений молодых девиц — чего допускать, конечно, было никак нельзя.

Человек над Львовом

Но прогресс ретроградам не остановить. Шары взлетали над всей Европой, особенно много их было во Франции, на родине воздухоплавания. Почётное второе место по количеству полётов держала Речь Посполитая. Дальше шли Англия, Италия и Нидерланды.

Посмотреть первый краковский полёт воздушного шара зимой 1784 года прибыл последний польский король Станислав Август Понятовский. Он же посетил и первый полёт человека над Варшавой 10 мая 1789 года

Львов же не видел шары восемь лет. Пока в июне 1792-го в город с гастролями не прибыл ещё один хорват — Моранович, один из первых воздухоплавателей-коммерсантов в истории. Губернатор дал разрешение бойкому предпринимателю запустить воздушный шар. Для старта выбрали сады Яблоновских, где часто проводили театральные постановки (сейчас это площадь Петрушевича). Желающих увидеть полёт аэростата оказалось столь много, что пришлось устанавливать для них дополнительные места.

Первым делом Моранович зажёг горелку — в его варианте это была мини-печь, в которой полыхала синим какая-то жидкость. Ровно в полдень он осторожно перенёс прибор в круг, над которым уже была закреплена оболочка, и чем-то, напоминающим небольшие кузнечные меха, начал накачивать в неё воздух из горелки.

Это сейчас процесс надувания шаров занимает в среднем 15 минут, львовяне же ждали добрых полчаса, прежде чем оболочка начала надувать свои щёки, распрямляться и пытаться вырваться в небо. Вскоре на ней можно было прочесть какие-то надписи — история умалчивает, какие именно. Возможно, это была реклама — практика, знакомая и современным воздухоплавателям.

Полчаса пролетели для зрителей быстро, они аплодировали и живо реагировали на всё происходящее. А происходило невиданное: к шару привязали гондолу для пассажиров и балласта. Музыканты военного оркестра гренадёрского полка тапёрами сопровождали шоу, наигрывая марши.

В два пополудни Моранович открыл дверки гондолы, поклонился зрителям и отдал ещё несколько команд. Ударили литавры, и оркестр замолк. В звенящей тишине гондола оторвалась от земли, и аудитория взорвалась криками, свистом и аплодисментами. Впервые над Львовом поднялся человек. Он был всё выше, вот уже и кроны парковых деревьев остались под гондолой, вот уже сложно было рассмотреть в ней воздухоплавателя, который приветственно махал горожанам…

Моранович был первым коммерсантом от аэронавтики, которого видел Львов, но не последним. 23 августа 1796 года пиротехник Терци, называвший себя учеником известного воздухоплавателя Иоганна Георга Стувера, совершил первый в городе ночной полёт аэростата.

Шар для паши

Единственный в Украине памятник воздухоплавателям установлен в Каменце-Подольском. Смешной человечек в камзоле и парике с буклями пытается оторваться от стен Старой крепости при помощи воздушного шарика, за который держится. Скульптуру авторства Сергея Кляпетуры открыли в 2014 году, приурочив событие к 230-летию воздухоплавания в городе. Пятью годами раньше на стене всё той же знаменитой крепости была установлена мемориальная доска.

А дело было так. Осенью 1780 года в каменецкий гарнизон был отправлен младший офицер артиллерии Бенедикт Магер. Из подольской столицы он часто писал в польскую столицу: в Варшаве у него жили три брата, в том числе Антоний, известный физик, метеоролог и историк.

В июне 1784-го подпоручика Магера на несколько дней отпустили со службы. У него было важное задание: он помогал строить воздушный шар. Как раз вернулся из Стамбула принц Шарль-Вильгельм де Нассау-Зиген. Немец-авантюрист и российский адмирал родом из Пикардии владел на Подолье имением в селе Тынна около Дунаевцев, потому бывал и в Каменце-Подольском.

Принц де Нассау и его спутники — оберлейтенант де ла Порте, американец Литтлпейдж и капитан Мокроноски, — как писал в Варшаву Магер, «привезли более подробный способ изготовления шаров». Значит, попытки взлететь предпринимались в городе и до визита де Нассау-Зигена. Принц видел в Париже эксперименты братьев Монгольфье и «подробно показал способ его [шара] изготовления». Комендант каменецкой крепости Ян де Витте встретил эту новость с энтузиазмом и выделил компании помощника.

А тот писал в Варшаву: «Иначе нельзя сказать, кроме как что удалось нам хорошо. ˂…˃ Я могу себя похвалить, что работал при этом больше всех. Так мы запускали из Каменца одну бумажную в 23 фута длиной, а шириной в 19 футов, которая поднялась вверх на три тысячи локтей (около 1 км) и упала за четверть мили на речку Смотрич. Вторую запускали мы над Хотином, для паши, большую, округлую, в 33 фута в длину и ширину, смотрели с ужасом, не упадёт ли в центре города, чтоб наделало туркам фейерверка. Были это шары на разогретом воздухе».

И ещё цитата: «Я уже хорошо умею делать шары, так что можете ожидать меня в Варшаве раньше, чем ожидалось». Изящный намёк на междугородний перелёт, который, увы, в XVIII веке так и не состоялся.

Из писем Магера известно, что в городе конструировали и шары меньшего размера «из очень тонкой плёнки», которые «наполняли зловонным газом из витриолового спирта и железных опилок».

Комендант крепости Ян де Витт фанатично интересовался воздухоплаванием и не оставлял попыток подняться под облака и после того, как де Нассау-Зиген уехал. Именно на средства генерала ректор каменецкой школы Каспрович и подхорунжий Якубовский несколько месяцев создавали свой вариант монгольфьера.

Шар из двойной проклеенной бумаги диаметром 15 м с гондолой и общим весом 400 кг в ноябре 1784 года был готов к полёту. Когда его создатели начали надувать аэростат, бумага не выдержала и лопнула. С дырой в оболочке лететь не рискнули, так что шар сиротливо поднялся на высоту 240 м, где лопнул уже окончательно и упал на землю.

Каменецкая рукописная газета упоминает, что «с 21 августа 1784 года морочились тут над повторным запуском шара, в который Каспровичу, учителю физики, с солдатом от гренадёров было велено плыть в воздухе, но из этого ничего не вышло, шар сгорел, а желающие лететь остались на земле».

В небо не пущать

И Каменец-Подольский, и Львов были в те времена достаточно крупными городами, но подняться в небо мечтали и в провинции. В сентябре 1786 года доктор Желиховский запустил монгольфьер в имении князя Любомирского в Чечельнике Брацлавского воеводства (сейчас — Винницкая обл.).

А вот подданных Российской империи полётами шаров не развлекали. Уже в апреле 1784 года царица Екатерина ІІ подписала «Указ о запрещении запускать воздушные шары в тёплое время года — с 12 марта по 12 декабря — из-за опасности возникновения пожаров».

Во времена чуть более либерального Александра І были идеи использовать аэростаты в армии — Франция свою первую воздухоплавательную роту завела ещё в 1794-м. Но дело ограничилось несколькими пробными полётами.

Воздухоплавание в империи держалось на местных Кулибиных: то штаб-лекарь Кашинский в октябре 1805-го поднимется над землёй, то москвичка Ильинская сама соорудит аэростат, на котором и взлетит в августе 1828-го. В те годы в небеса пускали только дворян, потому дерзкую выходку простолюдинки попытались не заметить, — история не сохранила даже имени покорительницы небес. Зато известны имена Мартиновича, Магера и Каспровича — пионеров воздухоплавания на наших землях.


Монгольфьеры XXI века

Как сегодня подняться в небо над Западной Украиной

И во Львове, и в Каменце-Подольском сегодня к услугам туристов несколько воздушных шаров. Но увидеть с высоты можно только старинный Каменец: полёты над самим Львовом не проводятся. Правда, есть прекрасная и романтическая альтернатива — замки Львовщины: чаще всего летают над твердынями в Свирже и Олесько. Связаться с пилотами Галицкого товарищества воздухоплавателей можно на их сайте balloon.lviv.ua или по телефону (067) 380-15-08. Работает также Львовский клуб воздухоплавания Леофлай — (067) 794-55-33.

Полетать на воздушных шарах в Каменце-Подольском можно в любой день при подходящих погодных условиях. Помешать старту могут сильный дождь и ветер. Цены и информацию о ближайших воздухоплавательных чемпионатах или фиестах можно узнать на сайте городского воздухоплавательного общества Триглав 3glav.com.uaили позвонив по телефонам (067)676-27-17,(066)266-27-17. Полёт на шаре — удовольствие не из дешёвых, но впечатления того стоят. К примеру, часовой полёт над Каменцем-Подольским обойдётся компании из трёх человек в 7 тыс. грн.  

***

Этот материал опубликован в №14 журнала Корреспондент от 15 апреля 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь

ТЕГИ: УкраинаисторияЛьвовКаменец-Подольскийвоздушный шарвоздухоплавание
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях