ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Фемида с карманами. Украинские судьи превращаются в прагматичных бизнесменов

Корреспондент.net, 2 августа 2011, 11:29
0
120
Корреспондент: Фемида с карманами. Украинские судьи превращаются в прагматичных бизнесменов
Фото: Корреспондент
Судейская мантия в Украине продается - депутат

Украинские судьи превращаются в прагматичных бизнесменов, которые сначала инвестируют в свою должность, а потом получают от нее сверхдоходы, - пишет Катерина Коберник в №29 журнала Корреспондент от 29 июля 2011 года.

Судейская мантия в Украине продается. Цена - $ 100 тыс. Об этом 1 июля заявил нардеп Владимир Стретович. Именно такую сумму, по словам замглавы парламентского комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, в этом году нужно было выложить за право вершить правосудие.

Несмотря на то что источников своей информации нардеп не назвал, на слово ему поверили многие эксперты. Ведь люди, которые регулярно сталкиваются по роду своей деятельности с отечественными судами, знают, что у слепой украинской Фемиды объемистые карманы. А крупные западные юркомпании, работающие на местном рынке, и вовсе сторонятся украинских людей в мантиях.

"Мы стараемся вообще не иметь дел с украинскими судами, - пытается быть максимально корректным Павел Грушко, партнер украинского представительства международной юридической компании Schoenherr. - Чтобы там работать, нужны определенные договоренности, которые для международных компаний неприемлемы".

"Украинский суд - это идеально отлаженный механизм для заработка денег"

С каждым годом ситуация только ухудшается. По словам Юрия Василенко, бывшего главы Апелляционного суда Киева, а ныне адвоката, из храмов правосудия суды превратились в закрытые клановые структуры, попасть куда можно либо по блату, либо за очень большие деньги.

"Украинский суд - это идеально отлаженный механизм для заработка денег, - говорит адвокат. - В этой системе задействовано столько людей, что сломать ее способна только огромная политическая воля".

Семейный бизнес

Скандальное заявление Стретовича о том, что в 2011 году за допуск к экзамену на право стать судьей у кандидатов вымогали $ 100 тыс., вызвало у главы парламентского комитета по вопросам правосудия Сергея Кивалова нескрываемое негодование.

Кивалов заверил Корреспондент, что подобные провокации не более чем пустозвонство политиков, которым внедренная в нынешнем году новая система отбора судей не позволит продвигать на ключевые должности своих людей.

Суть новшества заключается в том, что на этот раз вместо 25 региональных комиссий ценные кадры отбирала одна Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККСУ). Процесс отбора состоял из тестов и экзамена и частично фиксировался на видеокамеры. В итоге из 3.340 человек экзамен сдали всего 687 кандидатов. Теперь в строгой очередности, согласно набранным баллам они будут замещать открывшиеся судейские вакансии.

Чтобы доказать, что в число счастливчиков действительно попали самые достойные, Кивалов приводит такой пример: мол, экзамен провалил даже некий сотрудник Администрации Президента (АП).

Тарифы разные. Все зависит от суда и с кем будут договариваться" - Святослав
Олийнык, член комитета ВР по вопросам правосудия

Но для самих участников отбора этот аргумент звучит неубедительно. Несколько кандидатов на должность судьи на условиях анонимности рассказали Корреспонденту, что их результаты намеренно занижали, чтобы протолкнуть вверх списка - а значит, в перспективе в самые известные суды - отпрысков действующих или отставных людей в мантиях.

Эти слова косвенно подтверждают результаты отбора. Так, на экзамене 86 из 99 возможных баллов набрал сын секретаря ВККСУ Владимира Маслия Игорь. Чуть отстал Андрей Микулин (85 баллов), сын члена этой комиссии Виктора Микулина.

Кроме того, вверху списка "отличников" оказался целый ряд судейских отпрысков. Например, наследник председателя Львовского апелляционного суда Андрей Государский и Руслан Жук, сын экс-судьи Верховного суда Украины. А также Артем Селивон, отец которого - бывший глава Конституционного суда Украины, и Дмитрий Сирош, сын судьи Высшего админсуда Украины, и многие другие представители славных юридических династий.

Подобная тенденция у Василенко с его 34-летним судейским опытом не вызывает удивления. Допуская, что в числе детей судей действительно были достойные кандидаты, он все же делает неутешительный вывод: "Когда система настолько себя дискредитировала, сложно поверить в совпадения".

Скепсис эксперта в области права разделяет и член парламентского комитета по вопросам правосудия Святослав Олийнык. Он говорит, что по крайней мере до нынешнего года на хлебные места - в суды крупных областных центров или столицы - носители судейских фамилий или протеже известных госчиновников попадали почти автоматически. Для этого им нужно было лишь юридическое образование и небольшой стаж работы.

При этом в борьбе за вакантные мантии малоизвестные в профессиональных кругах юноши и девушки обходили более опытных конкурентов. Так, как это в мае нынешнего года удалось сделать дочери главы Совмина Крыма Василия Джарты Виктории, возглавившей Киевский хозяйственный суд. Четверо ее конкурентов на этот пост добровольно отказались от него. Хотя все они, в отличие от дочери Джарты, которая до недавних пор работала судьей на Донеччине, служили именно в столичном суде и имели неплохой опыт.

Правосудие продано

Впрочем, поспособствовать в назначении на должность судьи могут не только влиятельные покровители. Попасть в практически закрытую касту может каждый, у кого в кармане найдется несколько десятков тысяч долларов. "Тарифы тут очень разные. Все зависит от суда, в который метят, и с кем будут договариваться", - рассказывает Олийнык.

К примеру, если место в региональном суде первой инстанции можно получить практически бесплатно, то любое столичное кресло, по информации парламентария, обойдется от $ 50-100 тыс.

Такие "цены", по мнению киевского адвоката, занимающегося крупными хозяйственными делами, который не пожелал называть в печати свое имя, оправданны. "По большому счету это первоначальный взнос, который быстро отбивается и начинает сам приносить доход", - комментирует он.

По словам адвоката, лучшие шансы быстро вернуть вложения у представителей хозсудов, где решаются крупные имущественные споры. В таких случаях суммы взяток напрямую зависят от цифр, фигурирующих в конкретном деле, и правовой позиции сторон.

Не хочешь платить - не нужно. Но тогда заплатит противная сторона и твои шансы
на успех упадут к нулю", - эксперт

Если речь идет о споре с суммой иска $ 50 тыс., то при "железных аргументах" заинтересованного лица - то есть когда можно соблюсти законность - взятка может не превышать 10%. Если же судье предлагают деньги за то, чтобы он "решил вопрос по беспределу", явно поправ права оппонента, тариф вырастает в разы. При этом, как отмечает адвокат, взяток фактически никто напрямую не вымогает. "Не хочешь платить - не нужно. Но тогда заплатит противная сторона и твои шансы на успех упадут к нулю", - прагматично объясняет эксперт.

Об уровне "нетрудовых доходов" людей в мантиях можно судить по делу Игоря Зварича, экс-главы Львовского апелляционного окружного административного суда. В декабре 2008 года ГПУ официально обвинила Зварича в коррупции в особо крупных размерах - во время обысков в кабинете и жилище самого судьи и еще шести его подчиненных правоохранители изъяли $ 1 млн и 2 млн грн.

Не менее показателен и случай с Олегом Бачуном, которого Верховная Рада уволила с поста главы Киевского окружного административного суда в июне прошлого года. Произошло это после того, как группа депутатов во главе с Андреем Портновым (тогда - член парламентского комитета по вопросам правосудия, ныне - руководитель Главного управления по вопросам судоустройства АП), обвинила судью в том, что его расходы в десятки раз превышают доходы.

К примеру, по данным депутата Валерия Писаренко, Бачун при годовой зарплате $ 18 тыс. только на отдых на Сардинии, куда он летал частным самолетом, потратил $ 88 тыс. Причем это была не единичная поездка: чартерами судья пользовался регулярно. Кроме того, слуга Фемиды строил дачу в пригороде Киева на участке площадью 6,5 га, рыночная цена которого, по данным того же нардепа, - $ 6,5 млн.

До небес не достучаться

В сентябре прошлого года на десятом съезде судей Президент публично заявил, что каленым железом будет выжигать коррупцию среди носителей судейских мантий. С тех пор под горячую руку Высшего совета юстиции и Президента каждый месяц попадают десятки судей, которых увольняют в том числе и за коррупцию. Впрочем, по мнению экспертов, ощутимых результатов это не дает.

"Сегодня судей увольняют пачками, но это не борьба с коррупцией, скорее, попытка
взять под контроль судебную власть", - Куйбида

Роман Куйбида, зампредседателя Центра политико-правовых реформ, объясняет этот казус на примере судов высших инстанций. Мол, туда зачастую попадают кандидаты, не отличающиеся безупречным прошлым, зато лояльные к власти.

Наглядный тому пример - назначение заместителем главы Конституционного суда Сергея Винокурова, бывшего первого зама генпрокурора. Он не имел ни дня судейского стажа и к тому же был замешан в громком скандале. По словам Портнова, в 2009 году возглавляемая Винокуровым Украинская ассоциация прокуроров без законных на то оснований пыталась получить земельные участки в Крыму и вымогала благотворительную помощь у предпринимателей.

"Сегодня судей увольняют пачками, но это не борьба с коррупцией в чистом виде, скорее, попытка взять под контроль судебную власть", - уверен Куйбида.

***

Этот материал опубликован в №29 журнала Корреспондент от 29 июля 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент запрещена.

ТЕГИ: коррупциясудКонституционный судсудьи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях