ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Государство - это он. Как Игнаций Сцибор-Мархоцкий создал свою державу в нынешней Хмельницкой области

Ирина Пустынникова, 7 января 2014, 10:54
15
6692
Государство - это он. Как Игнаций Сцибор-Мархоцкий создал свою державу в нынешней Хмельницкой области
Фото: М.Баччелли
Игнаций Сцибор-Мархоцкий отстоял свою Миньковецкую державу у самого царя Александра I

Оказавшись между Россией и Австрией, Игнаций Сцибор-Мархоцкий создал свою державу в нынешней Хмельницкой области. Помещик освободил крестьян, ездил на колеснице и поклонялся римской богине Церере, - пишет Ирина Пустынникова в рубрике Архив в № 51 журнала Корреспондент от 27 декабря 2013 года.

Колыбель свободы в Украине находится вовсе не на Майдане, а на границе Дунаевецкого и Новоушицкого районов Хмельницкой области - в краю, где туристы столь же нечасты, как и революции. Именно здесь украинские крестьяне впервые получили волю: своих крепостных освободил помещик Игнаций Сцибор-Марховский. Современники считали его чудаком и не раз держали под арестом. И небезосновательно: Сцибор-Марховский ввел языческие праздники, носил римскую тогу, лично проповедовал в храмах, строчил графоманские указы.

Но когда после второго раздела Польши в 1793 году его обширное подольское имение оказалось в Российской империи, на самой границе с Австрией, что-то внутри помещика взбунтовалось. Проблему выбора между Востоком и Западом, актуальную в Украине и поныне, Сцибор-Марховский решил по-своему: объявил свои земли независимым государством. А главное - дал крестьянам волю. Не в 1848 году, как в просвещенной Австрии, и не в 1861-м, как в России, а еще в XVIII веке - в 1795 году.

Наследник поневоле

Шляхтич Сцибор родился в Тарноруде в середине XVIII века и довольно скоро осиротел. Воспитанием племянника занялся дядя, Войцех Мархоцкий, - своих детей у него не было, зато было 18 сел, 9 тыс. десятин подольского чернозема, а также обширные луга и леса вдоль змеящихся в оврагах рек. Все это должен был унаследовать племянник - вот только общего языка с ним старик найти не мог.

Стать священнослужителем отучившийся в Золочеве и Львове Сцибор не пожелал, и дядя отдал юношу на военную службу: мол, либо пропадет, либо после прусской муштры поймет, что такое дисциплина. Сцибор позже писал: “Достигнув совершеннолетия, я любезно согласился с предложением моего дяди и ушел в солдаты: не добровольно, не по охоте, а по желанию дяди отправился я в чужой край… и там в нужде провел несколько лет моей настоящей неволи”. Рассорившись с комендантом каменецкой крепости, капитан Сцибор-Мархоцкий перебрался в Варшаву и дослужился до майора. На родное Подолье майор вернулся с женой Евой Руффо, “римской патрицианкой”.

В завещании 1788 года дядя писал: “Хотя мой племянник, Игнаций Мархоцкий, и относился ко мне всегда без почтения и отличался паршивым характером, за что его стоило бы лишить наследства, все же я завещаю ему свое богатство”. Документ оскорбил наследника, он даже подал протест в суд. Дядя, узнав об этом на смертном одре, решил составить контрпротест, да не успел - умер. Обширный Миньковецкий ключ перешел к Сцибору-Мархоцкому.

Свои порядки

Подобного помещика Подолье еще не знало. Земли графу достались пограничные, между Габсбургами и Романовыми - и от обеих империй Сцибор-Мархоцкий отгородился пограничными столбами с надписью Граница Миньковецкой державы. Один такой столб продержался аж до 1960-х годов.

Сцибор-Мархоцкий издал свою конституцию, а к Новому году, 1 января 1795-го, даровал крепостным волю

Да что там столбы, они - формальность. Главное - внутри. Сцибор-Мархоцкий издал свою конституцию, а к Новому году, 1 января 1795-го, даровал крепостным волю. Многолюдное вече подписало документ: “Мы, жители наследственных владений: Мислиборж, Городище, Катериновка, Антоновка, Кружковцы, Отроков, Хананевка, Притулия, Старик, Тимков, Побуйна, Побуянка, Сивороги, которые составляют Миньковецкое государство, находящееся в Ушицком уезде Подольской губерни собравшись вместе для выработки и установления известных законов пришли к выводу что высшее благо - это воля» Акт дарования свободы был напечатан и разослан окрестным помещикам. Те его уничтожали: проигрывать крестьян в карты было привычнее.

В Миньковцах заработали школа, аптека, суконная, бумажная и каретная фабрики, производство анисового масла, кирпичный и лакокрасочный заводы, библиотека на 2 тыс. томов, одна из первых подольских типографией Первое издание Гамлета на польском языке - отсюда. Правда, отсюда же и пространные проповеди графа, не слишком одаренного литератора. Самоповторы его не смущали: похвальное слово императору Александру І было полностью переписано с похвального слоего предшественнику Павлу І.

В 1804 году был принят Статут земледелов, вводивший вместо барщины систему денежных выплат, а вместо крепостничества - мещанский статус крестьян. В Миньковцах работал монетный двор, чеканивший собственные монеты.

Кроме церкви и костела в державе было множество храмов, посвященных Вильгельму Теллю, Жан-Жаку Руссо. Подобные культовые сооружения были в духе тогдашней магнатской моды Правда, чаще всего храмами называли обычные беседки в дворцовых парках. У Мархоцкого все было серьезнее: к примеру, Миньковецкая ратуша мимикрировала под Акрополь и располагалась на холме Бельмонт.

На рыночной площади установили точные весы - чтобы продавцы не обвешивали в лавках. В городок пригласили двух врачей: гомеопата Стефани и аллопата (сторонника традиционной медицины) де Геринга. На прием к ним приезжало столько пациентов, что потребовался даже отель. Во время эпидемии чумы Мархоцкий закупил нужные лекарства и издал брошюру, описывающую способ борьбы с болезнью.

Во время эпидемии чумы Мархоцкий закупил нужные лекарства и издал брошюру, описывающую способ борьбы с болезнью.

Каждое село имело свой коллегиальный суд первой инстанции. Суд второй инстанции размещался в ратуше. Собственным законом граф запретил называть крестьян холопами и хамами.

Изменился и погребальный ритуал. Члены учрежденного помещиком Похоронного братства вели диалог с участниками похоронной процессии - было чтото масонское в этой череде вопросов и ответов.

Особенно полюбился народу праздник Цереры, римской богини плодородия, совпадавший с “ожинками”, днем урожая.

Редукс и его враги

В 1811 году инспектировать часть своей епархии прибыл из Каменца-Подольского епископ Мацкевич. Сцибор-Мархоцкий пригласил его в свое имение для венчания дочери. Помещик встречал гостя у пограничных столбов, с жезлом в руке и одетый в тогу. После высокопарного приветствия граф предложил “верховному жрецу” пересесть на триумфальную колесницу. Сооружение с троном под балдахином везли четыре вола с позолоченными рогами, а одетые амурами девочки кидали под копыта цветы. Епископу было не по себе, но пришлось выдержать весь этот карнавал.

Следующий контакт графа и епископа был драматичнее. Овдовевший Мархоцкий влюбился в юную соседку и внезапно выяснил, что его собственный сын тайно обвенчался с красавицей в местном костеле. Граф в ярости забрал из костела все клейноды - символы власти. Священник пожаловался епископу, тот запретил помещику вмешиваться в церковные дела, напомнив заодно и про языческие празднования, и про незаконные проповеди самого графа. Мархоцкий доказывал, ссылаясь на французских просветителей, что каждый христианин может проповедовать в подольских костелах, потому что священники тут малограмотные. У епископа лопнуло терпение: он добился у губернатора запрета Мархоцкому проповедовать и чтить античных богов. Но не тут-то было - только закончилась жатва, в Миньковецкой державе вновь славили богиню Цереру.

Из-за войны 1812 года о чудаке на время забыли. После нее подольское дворянство было обязано доставить в Варшаву обоз с продовольствием. Дело поручили Мархоцкому, он справился с ним блестяще, а в благодарность от генерала-губернатора Ланского выпросил себе новый титул - Dux et Redux. В вольном переводе с латыни это означает примерно следующее - “капитан экспедиции, которая вернулась домой”. Диковинный титул присвоили, и до конца своих дней граф не принимал бумаг, в которых его не указывали.

У епископа лопнуло терпение: он добился у губернатора запрета Мархоцкому проповедовать и чтить античных богов

Тем временем давний недруг Сцибора-Мархоцкого, епископ Мацкевич, наябедничал архиепископу Ионникию на поганские ритуалы и проповеди. Бороться с ними решили при помощи отряда барабанщиков, которые перекрывали бы шумом речи Мархоцкого. В первый раз барабанщиков споили, во второй же раз барабаны стучали всю проповедь, что нисколько не повлияло на графа.

Народная дуэль

15 августа 1816 года многотысячная толпа собиралась в поле для очередного чествования Цереры. Полиция попробовала прекратить торжество, но крестьяне сказали, что идут на поле послушать господскую речь - что ж тут богопротивного? Вскоре на поле прибыла сотня казаков, графа арестовали и отправили в Каменец. Две недели Редукс гулял по губернскому центру в тоге и с жезлом, казавшись мещанам не то юродивым, не то святым. Родственники смогли вызволить немолодого бунтовщика, однако тот остался верен себе - вскоре надел ризы и отслужил молебен.

Архиепископ пожаловался самому царю, к нему же полетела и графская челобитная. Александр I освободил помещика от судебного решения, а через год Мархоцкий выпросил себе аудиенцию у монарха. После долгой беседы царь приказал отстать от старика, и более никаких препон не было ни празднику Цереры, ни сатурналиям.

Мешал жить Сцибору-Мархоцкому разве что сосед, граф Стадницкий, с которым шел суд за землю. Не лишенный литературного таланта Стадницкий писал едкие памфлеты на соседа, а заодно доказывал, что Сциборы и не дворяне вовсе. Дошло до своеобразной дуэли на постоялом дворе, с которой Стадницкий позорно бежал, но в полночь того же дня атаковал Бельмонт. В ту минуту грянул костельный колокол: одна из дочерей графа ударила в набат. Защищать хозяина высыпало все мужское население Миньковцев.

Война со Стадницким шла долго. Был и захват несколькихсел, и арест Редукса, и новые жалобы царю. В Петербург даже было отправлено послание, подписанное всеми крестьянами Миньковецкой державы с просьбой освободить их отца и благодетеля. Случай беспрецедентный: никогда еще крестьяне не просили чего-то подобного. Графа освободили, а в 1827 году он умер и был похоронен в фамильном склепе в Притулии. К сожалению, могила Игнация Сцибор-Мархоцкого до наших дней не сохранилась.

Вторая жизнь

Резиденций помещик соорудил для своей семьи сразу четыре. Рельеф способствовал: глубокие балки вдоль рек на Подолье невероятно красивы. До наших дней дошли руины летней резиденции в Отрокове, а также остатки парковых сооружений и масштабная мельница в Притуловке. В советские годы мельницу превратили в свинарник. Комплекс не был включен даже в местный реестр памятников архитектуры, что парадоксальным образом его спасло.

В мае 2012 года в домике в центре Миньковцев дунаевецкий краевед Владимир Захарьев открыл частный музей Игнация Сцибора-Мархоцкого. 

В 2008 году остатки былой роскоши приобрел львовский бизнесмен и меценат Игорь Скальский. Его привлекли не гористые пейзажи, не старые стены и башенки, а аура колыбели свободы. Скромная архитектура резиденции играет совсем другими красками, когда смотришь на нее через призму биографии Редукса. Сейчас в притуловской мельнице устроена фотоэкспозиция заброшенных памятников архитектуры.

Пробует Скальський возродить и праздник Цереры: в августе он устраивает фестиваль Отроков - международные лазерные шоу и рок-концерты. А в мае 2012 года в домике в центре Миньковцев дунаевецкий краевед Владимир Захарьев открыл частный музей Игнация Сцибора-Мархоцкого. При музее обосновался Центр мархоцковедения - да, есть и такой. Экскурсии по музею бесплатные.

Игорь Скальський, организатор фестиваля Отроков

Тема Игнация Сцибора-Мархоцкого сегодня очень важна. Это был человек, который хотел перемен и творил их сам, не ожидая волеизъявления вышестоящих. Прекрасный пример нам нынешним. Я не вижу в нем особенных чудачеств - они все логически обоснованны. Безусловно, он читал Жан-Жака Руссо и Вольтера, но французских просветителей явно недостаточно для того масштаба перемен, которые инициировал граф в своих владениях. Мне кажется, на него во многом повлияли польская конституция 1791 года и пример австрийского императора-реформатора Иосифа ІІ. Речь идет не только о воле крестьянам - Сцибор-Мархоцкий ввел на своих землях самоуправление и суд присяжных, которого в Украине практически нет даже сейчас.  

***

Этот материал опубликован в №51 журнала Корреспондент от 27 декабря 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.     

ТЕГИ: журнал КорреспондентАрхивХмельницька областьИгнаций Сцибор-Мархоцкий
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях