ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Адский котел. Кто виноват в провале Харьковской операцииЭксклюзив

Кристина Абрамовская, 18 мая 2014, 10:52
103
28194
Корреспондент: Адский котел. Кто виноват в провале Харьковской операции

Сражение в Барвенковском котле в мае 1942 года унесло жизни 239 тыс. советских военных. Но о проваленной Харьковской операции власти СССР предпочитали умалчивать — многие захоронения тех времен не найдены до сих пор, - пишет Кристина Абрамовская в №17 журнала Корреспондент за 5 мая 2014 года.

Трасса для мотокросса на окраине Краснограда Харьковской области окружена гаражами и полуразрушенными дачами; прилегающая березовая роща — замусоренный городской парк. Немногие знают, что именно здесь, в бывшем карьере кирпичного завода, в мае 1942 года находилось жуткое учреждение — пересыльный лагерь для военнопленных Дулаг-205. А городской парк Краснограда высажен на месте гигантской братской могилы погибших в Барвенковском котле.

“Чтобы скрыть следы, в 1960-е  годы, когда к власти пришел [Никита] Хрущев, на месте захоронений был разбит парк, а все архивы уничтожены”, — рассказывает Сергей Гладков, лидер общественной организации Феникс-К, которая занимается поиском и перезахоронением пропавших без вести солдат времен второй мировой войны.

Сейчас уже невозможно установить истинное количество потерь в этой амбициозной и безответственной бойне, которую устроило военное командование Юго-восточного фронта в надежде поскорее отчитаться в победе перед Иосифом Сталиным.

Побежденная гидра

В городке Барвенково Харьковской области в 1941 году базировалась тыловая база 17-й немецкой армии. Но после победы Красной армии в битве под Москвой  5 декабря 1941-го — 7 января 1942 года советские военачальники воспрянули духом и предприняли ряд успешных наступательных операций.

Было освобождено и Барвенково, что привело к образованию причудливой линии фронта с так называемым Барвенково-Лозовским выступом — шириной до 100 км и глубиной до 90 км.

 
Такое положение дел провоцировало обе стороны на решительные действия. Напряжение накапливалось, и немецкая сторона разработала операцию под названием Фредерикус-Юг.

Советский военный совет Юго-Западного направления (ЮЗН) разрабатывал план прорыва, который позволил бы окружить и отрезать немецкие части, а также взять Харьков. Главнокомандующим ЮЗН и командующим Юго-Западным фронтом (ЮЗФ) был маршал Семен Тимошенко, членом военного совета ЮЗН — будущий генсек Хрущев, а начальником штаба ЮЗН и ЮЗФ — генерал-лейтенант Иван Баграмян. Именно они ответственны за все последующие события, результатом которых стало самое большое количество советских войск, когда-либо попадавших в окружение.

Первыми наступали советские войска — 12 мая 1942 года началась артподготовка. Через час одновременно в северном и южном направлениях пошли в атаку ударные части пехоты и танки при поддержке всей авиации (656 самолетов) Юго-Западного фронта и 233 самолетов Южного фронта.

Несмотря на быстрый успех и прорыв немецкой обороны, вскоре выяснилось, что за первой есть еще и другие линии укрепления. С большим трудом советским войскам удалось продвинуться  на расстояние 6-15 км вглубь обороны противника.

Но уже на следующий день  немцы успели собрать силы для нанесения контрударов. Так как им не хватало мощности для наступления сразу с двух сторон, они сосредоточились на ударе с юга. Была сформирована специальная группа генерал-полковника Эвальда фон Клейста из двух армейских и танкового корпусов.

Главными козырями немцев в данном случае являлись скорость и внезапность нападения. К сожалению, советская разведка не смогла оценить масштаб угрозы и количество сил противника, поэтому, невзирая на отчаянное сопротивление красноармейцев, фашисты быстро прорвали фронт.

 
Впрочем, даже тогда командование не увидело в этом особой проблемы и заверяло верховную ставку, что сможет ликвидировать прорыв самостоятельно. Тем более что военные силы были равны, а по некоторым позициям (например, по количеству танков) советские войска даже превосходили гитлеровцев.

Проблема состояла в другом. Офицер-танкист Эрнст Александр Паулюс, сын генерала Фридриха Паулюса, писал: “Русское командование совершенно не умеет  грамотно использовать танки”.

Немец приводит слова пленного советского офицера-танкиста, который рассказывал о визите в их часть маршала Тимошенко: “Когда Тимошенко наблюдал атаку своих танков и видел, что  немецкий артиллерийский огонь буквально рвет их на куски, он только сказал: “Это ужасно!”. Затем  повернулся и покинул поле боя”. Видя все это, Паулюс-младший  задал себе вопрос: сколько танков и других резервов мог еще мобилизовать этот подобный гидре противник?

Хотя противник оказался менее грозным, чем его рисовал немецкий офицер. Штаб маршала Тимошенко дважды разрабатывал планы по нанесению ответных ударов, но ни один из них не удалось реализовать из-за общего хаоса и плохой связи. Группа фон Клейста наступала с юга, а 22 мая подтянулся генерал Паулюс с двумя танковыми дивизиями и нанес удар с севера.

Ловушка захлопнулась. Армии Юго-Западного и Южного фронтов попали в полное окружение, а штаб Тимошенко едва успел вылететь со всеми документами и знаменами на самолете с кукурузного поля. Печальным результатом этого поражения стало то, что гитлеровским войскам был открыт прямой путь на Ростов и Сталинград.

 
По данным немцев, потери с советской стороны составили  239 тыс. бойцов и командиров. Среди них погибли множество знаменитых военачальников — заместитель командующего войсками Юго-Западного фронта генерал-лейтенант Федор Костенко, командующий 6-й армией генерал-лейтенант Авксентий Городнянский, командующий 57-й армией генерал-лейтенант  Кузьма Подлас, генерал-майор Андрей Анисов, генерал-майор артиллерии Федор Маляров, командующий армейской группой генерал-майор Леонид Бобкин,  командир 47-й стрелковой дивизии генерал-майор Филипп Матыкин, командир 270-й стрелковой дивизии генерал-майор 3аки Кутлин, командир 337-й стрелковой дивизии генерал-майор Илья Васильев.

Командующий операцией фон Клейст писал в мемуарах: “На поле боя везде, насколько хватало глаз, землю покрывали трупы людей и лошадей, и так плотно, что трудно было найти место для проезда легкового автомобиля”. По воспоминаниям местных жителей, трупов было столько, что немцы утрамбовывали их танками и посыпали известью с самолетов.

Кони против танков

Почти 70 лет историки искали пропавшую Казахскую национальную кавалерийскую дивизию из Акмолинска. Ее следы затерялись в 1942-м возле Харькова, а все бойцы были объявлены пропавшими без вести. То тут, то там в воспоминаниях мелькали отрывочные сообщения, но куда пропала целая дивизия, оставалось загадкой.

Наконец военные историки обнаружили в документах сведения о том, что в дивизии был 4.091 боец, но при этом всего 102 винтовки и 51 миномет. Даже шашек хватало не на всех.

 
К тому же дивизия проделала долгий путь из Казахстана в Харьков, и экипированы кавалеристы были не по погоде. Последний эшелон с ними прибыл на станцию Савинцы в день начала наступления, 12 мая, а бойцы были одеты в зимние тулупы, ушанки и валенки.

Эта история получила неожиданно продолжение.

“Однажды мы обнаружили  кости лошадей вперемешку с человеческими останками, — рассказывает Сергей Матлаш, участник Феникса-К. — Мы обратились к местному зоотехнику, который определил, что, скорее всего, это были взрослые лошади, но низкорослые — видимо, азиатские”.

Эти данные позволили членам поисковой организации заподозрить, что они нашли захоронения бойцов Акмолинской дивизии, попавшей в харьковский котел.

“Кавалеристы выступали против танков почти безоружными. Их загнали в балку, а невысокие степные лошади не могли подняться по склонам, — объясняет Матлаш. — У бойцов не было шансов выбраться из ловушки”.

Тем, кто выжил в этом адском котле, едва ли повезло больше.  Огромный карьер под Красноградом превратился в Дулаг-205 (от немецкого Durchgangslager —  пересыльный лагерь). Территория для содержания военнопленных не нуждалась даже в особенной ограде — автоматчики просто стояли на вышках по краям карьера.

Известный лозунг Русские не сдаются! сослужил плохую службу советским бойцам, попавшим в плен. СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных и отказался от помощи своим солдатам при посредничестве Международного Красного Креста.

 
Более того, в приказе народного комиссара обороны СССР № 270 от 16 августа 1941 года говорилось: “Командиров и политработников, во время боя срывающих знаки отличия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами”. Семьи таких военнослужащих, согласно приказу, подлежали аресту “как родственники нарушивших присягу и предавших свою родину дезертиров”. Также приказ предписывал лишать государственного пособия и помощи семьи сдавшихся в плен красноармейцев. Этот документ, под которым подписался в том числе и маршал Георгий Жуков, фактически делал заложниками не только солдат, но и их родственников.

Несмотря на то что лишь на оккупированной территории СССР погибли более 4 млн военнопленных, руководство страны не предпринимало попыток облегчить страдания людей.

Офицер контрразведки при Дулаге-205 капитан Вильгельм Лангхельд вспоминал на допросе: “Я часто провоцировал через свою агентуру попытки к бегству военнопленных, в результате чего они были расстреляны. Подобная практика насилия, издевательств, убийств и провокаций широко применялась во всех лагерях военнопленных”.

В Дулаге-205 под открытым небом содержались одновременно 15 тыс. бойцов, которых едва кормили и редко давали воду.

“Смертность от ран, голода и эпидемий была высокой, и мы делали попытки найти захоронения умерших в Дулаге-205, — рассказывает Гладков. — Но бойцов хоронили в нижнем белье, а металлоискатели реагируют только на металл, так что наши действия пока что не увенчались успехом”.

 
Однако члены Феникса-К продолжают поиски.

“Тела не могли унести далеко от карьера, так что где-то в окрестностях мототрассы еще существуют не найденные  захоронения”, — уверен Гладков.

Неизвестные братские могилы есть во всех населенных пунктах на месте Барвенковского котла.

Отсутствие информации о захоронениях объясняется просто: виновники провальной харьковской операции  сделали все, чтобы скрыть  ее результаты и количество погибших. Устроившие кровавую баню Тимошенко, хрущев и Баграмян спокойно дожили до старости, купаясь в регалиях и наградах, лишив множество погибших последнего права на достойное захоронение. 

***

Этот материал опубликован в №17 журнала Корреспондент от 5 мая 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: операциясмертьмогилыСССРвоенныеЖуковВеликая Отечественная Войназахоронение
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях