ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Бенефициар революции Игорь КоломойскийЭксклюзив

Валерий Байкалов, 13 мая 2014, 19:26
112
35906
Корреспондент: Бенефициар революции Игорь Коломойский
Фото: Униан

Февральские события и смена власти в стране раскрыли новые грани многих персон, заставив их шагнуть далеко за рамки привычных амплуа. Пожалуй, наиболее разительная метаморфоза произошла с одним из основателей группы Приват, Игорем Коломойским, - пишет Валерий Байкалов в №17 журнала Корреспондент за 5 мая 2014 года.

Недавно Игорь Коломойский сменил Швейцарию на Днепропетровск и, похоже, вполне освоился в кресле губернатора области, соседствующей с охваченным волнениями Донбассом. Один из наиболее колоритных отечественных бизнесменов горой стоит за территориальную целостность страны, обменивается язвительными репликами с президентом России, помогает армии и МВД, повышает зарплаты на своих предприятиях на 20%, призывая других работодателей последовать этому примеру.

Плакатный образ патриота-государственника портят только растущие аппетиты его виртуальной, но от этого не менее мощной промышленной империи. Сохранив льготы и преференции, полученные при президенте Викторе Януковиче и даже раньше, Приват стремится ковать железо, пока горячо.

25 апреля министерство энергетики опубликовало два разъяснения в ответ на критические публикации в СМИ. В одном из них утверждалось, в частности, что четыре украинских ферросплавных завода выполняют свои обязательства в рамках меморандума, гарантировавшего им льготные тарифы на электроэнергию еще в 2013 году. В другом чиновники утверждали, что никаких решений об изъятии так называемой технологической нефти из системы магистральных нефтепроводов минэнергоугля и Кабмин пока не принимали.

В обоих эпизодах фигурантом публикаций являлась группа Приват — с той лишь разницей, что в первом случае речь шла о льготах, одобренных еще Кабмином Николая Азарова, а во втором — о перспективном плане. Но обо всем по порядку.

Виртуальная вертикаль

Коломойский — человек, воплотивший в жизнь давнюю мечту отечественных функционеров нефтегазовой отрасли о создании вертикально интегрированной нефтяной компании. Впрочем, учитывая, что единой управляющей структуры у нее официально не существует, это похоже скорее на виртуальную интеграцию. Группа Приват считается крупнейшим игроком нефтяной отрасли, занимая лидирующие, а местами и монопольные позиции во всей цепочке добыча — транспортировка — переработка — реализация.

При этом де-юре под контролем Привата находятся только два последних звена. Группа Коломойского, не являясь мажоритарным акционером, удерживает операционный контроль над (единственным работающим в стране) Кременчугским нефтеперерабатывающим заводом (НПЗ). Контроль над предприятием Приват получил в 2007 году — история была связана с рейдерской атакой, о чем сейчас не принято вспоминать. С одной стороны, это позволило избавиться от татарстанских акционеров, с другой — лишило завод поставок российской нефти.

Подконтрольные Привату офшоры являются акционерами и в ПАО Укрнефть, крупнейшей добывающей компании страны, контролируя свыше 40% акций. Государству в лице НАК Нафтогаз України в ней принадлежат 50%+1 акция, но еще с начала 2000-х компания находится под операционным контролем Привата.

И в том, и в другом случаях эпоха правления Януковича, которую принято считать сложнейшим для отечественного бизнеса периодом, существенных изменений в ситуацию вокруг обеих компаний не привнесла. Последнее собрание акционеров Укрнефти состоялось в феврале 2011 года, акционеры Укртатнефти собирались и того раньше — в 2010-м. Соответственно, серьезные кадровые решения с тех пор не принимались и дивидендов от деятельности компаний государство не получало.

“Государство как владелец контрольного пакета не хочет этим заниматься. Каждый новый чиновник берет откат за то, чтобы не вмешиваться в работу этой конторы, а так быть не должно”, — отметил глава консалтинговой группы А-95 Сергей Куюн в комментарии Корреспонденту относительно ситуации с контролем над Укрнефтью.

Добываемое сырье компания обязана продавать на аукционах. Для того чтобы оно попало на подконтрольные Коломойскому предприятия, ранее приходилось идти на различные хитрости вроде торгов между аффилированными структурами и формирования условий продажи таким образом, чтобы никто другой из потенциальных покупателей не мог ими воспользоваться. С тех пор как украинская нефть перерабатывается только на приватовском Кременчугском НПЗ, все маневры на аукционах происходят в сфере ценообразования.

Например, путем изменения аукционным комитетом порядка определения цены нефти, при котором вместо ее мировых котировок решили брать таможенную стоимость. Так, по оценкам А-95, только в 2010 году занизить доходы Укрнефти удалось на 660 млн грн. а за 2008-2009-й на аукционах компания недополучила около $ 1 млрд.

Понятно, что для Коломойского, присутствующего в акционерных капиталах и продавца и покупателя, реальных потерь не было. Речь о выводе средств из-под налогообложения. В условиях жесткого бюджетного дефицита эта схема продолжает действовать и сейчас, и пересматривать ее профильное министерство пока не намерено.

Уход со сцены конкурентов, во многом продиктованный неблагоприятной рыночной конъюнктурой, также не обошелся без участия Привата, внедрившего своего человека — александра Лазорко — на должность председателя правления государственного оператора системы магистральных нефтепроводов Укртранснефть еще в 2009 году.

Результаты не заставили себя ждать — уже в 2010-м Укртранснефть лишила Одесский НПЗ Лукойла привычного маршрута трубопроводной транспортировки, предложив взамен такой альтернативный маршрут и тариф, при которых переработка трубопроводной нефти на заводе стала бы попросту нерентабельной.

Стоит отметить, что Лазорко не только благополучно пережил в этой должности все кадровые чистки, инициированные министрами Юрием Бойко и Эдуардом Ставицким, но и продолжает оставаться на посту при новой власти. По данным источника Корреспондента в профильном министерстве, должность главы правления Укртранснефти была одной из немногих, по которой у нового министра, Юрия Продана, “была полная ясность” с самого начала.

В марте 2014 года Лазорко выступил с предложением, сулящим Привату и вовсе фантастическую прибыль. Глава Укртранснефти, которая, по идее, должна быть заинтересована в сохранении функциональности нефтепроводов как никто другой, предложил вытеснить из их неиспользуемых участков более 1,3 млн т технологической нефти, заместив ее водной и азотной смесью в целях консервации. Вытесненную же нефть, купленную еще по $ 10-50 за 1 т с соответствующей балансовой стоимостью монополист предложил переработать на мощностях Кременчугского НПЗ.

Рыночная стоимость черного золота сегодня составляет до $ 800 за 1 т — именно по такой цене Укртранснефти, то есть государству, пришлось бы сейчас закупать технологическую нефть для расконсервации нефтепроводов в случае, если бы инициатива Лазорко была воплощена в жизнь.

Предложенная схема позволила бы Укртатнефти хорошо заработать на переработке, причем дальнейшая судьба нефтепродуктов в документах не уточнялась. Не были забыты даже простаивающие заводы Привата на западе Украины: в резервуарах Дрогобычского и Надворнянского НПЗ предлагалось хранить эти продукты — естественно, не бесплатно.

Идея с консервацией трубопроводов возникла явно не на пустом месте: основной добывающий актив Коломойского, Укрнефть, стабильно снижает объемы добычи. Если в 2007-м она добыла 3,161 млн т нефти с газоконденсатом, то в 2013-м — всего  2,03 млн т, в том числе самой нефти — 1,85 млн т. Показатели добычи ежегодно снижаются, так как старые скважины постепенно выходят из строя, а новые в эксплуатацию вводят в недостаточном количестве.

Это объясняется инвестиционной политикой акционеров и неспособностью мажоритарного акционера, Нафтогаза, как-либо повлиять на ситуацию. На выплату дивидендов за 2006-2008 годы Коломойский и совладелец Привата Геннадий Боголюбов пустили 5,09 млрд грн. из полученной прибыли Укрнефти, на развитие направили 1,37 млн грн. При этом стоимость бурения одной скважины в компании оценивают в  75 млн грн.

По оценке Куюна, данный подход во многом типичен для группы Коломойского, которая до сих пор не была замечена в масштабных инвестициях в модернизацию промышленных объектов.

“Частнику это неинтересно: он заинтересован в прибыли уже сегодня, — говорит эксперт. — Есть и объективные проблемы, например цена на газ Укрнефти, — не может компания работать в убыток. Однако этим всем надо заниматься, а реально никто в эти дебри не лезет”.

Так что и в текущем году есть основания ожидать дальнейшего снижения добычи. между тем на Кременчугском НПЗ в прошлом году переработано 2,45 млн т нефтяного сырья. Обеспечить его загрузку за счет осушения магистральных трубопроводов — идея во всех отношениях выгодная. Но не для государства.

И дело здесь не только в рыночной стоимости нефти, которую пришлось бы покупать на рынке, чтобы возместить недостающий объем, — по мнению экспертов, выкачка ее из труб с заменой на водную и азотную смесь может быть использована лишь как временная мера, поскольку такая консервация способна привести к разрушению трубопровода.

Впрочем, кое-что для империи Коломойского все же изменилось к лучшему. “Революция достоинства” вернула структуры Привата в число победителей крупнейших тендеров. Первая же серия тендеров, проведенная при новом министре обороны 8-15 марта, принесла Укртатнефти контракты на поставку горючего для армии на 188 млн грн. Торги прошли формально — соглашения заключались по так называемой процедуре закупки у одного участника с акцептом на следующий день после объявления о сделке.

Льготный металл

Получение преференций от государства является философией Привата. Дотация собственного бизнеса за счет остальных налогоплательщиков позволяет оставаться конкурентными без инвестиций в модернизацию и развитие производства. Этот подход наблюдается в управлении металлургическими активами группы — Стахановским, Запорожским и Никопольским ферросплавными заводами, а также запорожским электрометзаводом Днепроспецсталь (ДСС).

В феврале 2013 года Коломойскому после масштабной кампании в СМИ удалось добиться подписания меморандума с правительством Азарова о поддержке предприятий электрометаллургии, в соответствии с которым они (за исключением ДСС) получили льготные тарифы на электроэнергию.

Уже в декабре 2013-го действие положений меморандума продлили на 2014-й. Изначально в Кабмине были против данной инициативы. В ответ на аргументы Украинской ассоциации производителей ферросплавов, которая ссылалась на высокую долю энергозатрат в себестоимости продукции, в правительстве резонно интересовались: почему собственник не инвестирует в снижение этих самых энергозатрат?

Тем не менее в итоге Коломойскому удалось обеспечить дешевой электроэнергией свои ферросплавные заводы. Для сравнения: россияне Виктор Вексельберг и Олег Дерипаска оказались не столь убедительными. Принадлежащий им Запорожский алюминиевый комбинат (ЗалК) льготного тарифа так и не получил и в результате был полностью  остановлен. Хотя на ЗалКе энергозатраты составляют гораздо большую часть себестоимости. Андрей Клюев, в то время — первый вице-премьер, отмечал, что цена льгот для алюминщиков — порядка 1 млрд грн. в год, которые нужно как-то компенсировать энергетикам за отпуск по сниженному тарифу.

Таким образом, цену вопроса для ферросплавщиков можно примерно определить в 1,5 млрд грн. в год исходя из их энергопотребления. Что же касается источников компенсации, то их только два: либо прямые бюджетные дотации, либо перекрестное субсидирование за счет более высоких тарифов для остальных промпотребителей. Первый вариант в условиях огромного бюджетного дефицита можно сразу отбросить. Остается только распределить на всех разницу в отпускном тарифе энергетиков и цене, которую платят ферросплавщики. Что и делается.

Исполнительный директор Украинской ассоциации производителей ферросплавов (УкрФа) Сергей Кудрявцев в комментарии Корреспонденту отмечает, что действие меморандума позволило обеспечить стабильную работу предприятий отрасли.

“Если бы не эти меры, они бы стояли. Кроме того, ферросплавные заводы — это большой объем энергопотребления, то есть они стимулируют загрузку наших угольных шахт, в том числе государственных. а это и рабочие места, и налоги, и все остальное”, — подчеркивает Кудрявцев.

При новой власти Коломойскому удалось практически избежать потерь, связанных с принятием 27 марта Верховной Радой законопроекта № 4576 О предотвращении финансовой катастрофы и создании предпосылок для экономического роста в Украине. Документ в пять раз повышает рентную плату за добычу железной руды.

При этом затронуты оказались интересы не только совладельцев горно-металлургического холдинга метинвест регионалов Рината Ахметова и Вадима Новинского. “Пострадал” и вполне лояльный к правящей партии Батьківщина владелец Полтавского горно-обогатительного комбината (ГОК) Константин Жеваго. Ставки же ренты за добычу марганцевой руды и нефти остались неизменными. А это Орджоникидзевский и марганецкий ГОКи Привата и все та же Укрнефть.

Впрочем, возможности Коломойского тоже небезграничны. В 2010-2012 годах УкрФа неоднократно пыталась добиться введения заградительных пошлин на импорт ферросплавов. В этом случае металлургам пришлось бы покупать их только в Никополе, Запорожье и Стаханове. Учитывая, что указанные заводы принадлежат одним владельцам, спрогнозировать повышение стоимости их продукции для потребителей не так уж и сложно.

Но тут против инициативы Коломойского вместе с Ахметовым и Новинским выступили акционеры корпорации Индустриальный союз Донбасса Сергей Тарута и Олег Мкртчян. Перед таким единым фронтом Приват вынужден был отступить. Хотя и пытался обжаловать в судебном порядке решение межведомственной комиссии по международной торговле об отказе в установлении заградительных пошлин на импорт ферросплавов.

Теперь, когда позиции Коломойского укрепились, логично ожидать очередной попытки монополизировать положение стахановского, запорожского и никопольского заводов. Определенные движения в этом направлении уже начались, по данным источников в Кабмине.

Газ не для вас

Входящее в орбиту Привата днепродзержинское объединение  Днепразот использует природный газ отечественной добычи, себестоимость которого в пределах $ 100 за 1 тыс. куб. м. Прочие промпредприятия вынуждены работать на импортном газе, последние годы уже на входе в Украину стоящего свыше $ 350. В том числе это касается остальных производителей минеральных удобрений — государственного Одесского припортового завода и химпредприятий холдинга OstChem Дмитрия Фирташа. Удельная доля газа в себестоимости их продукции колеблется от 50% по аммиачной селитре до 85% по аммиаку.

Постановление Кабмина № 41 от 8 февраля 2008 года обязывает все компании с государственной долей 50% и более продавать добытый газ Нафтогазу по фиксированным ценам для последующей реализации населению. Укрнефть подпадает под действие этой нормы.

Тем не менее она продает полученный газ Днепразоту. Схема проста: Коломойский как конечный акционер днепродзержинского объединения в ноябре  2010-го сдал его в аренду Укрнефти. То есть самому себе. Тем не менее формально при первом приближении теперь можно сказать, что компания реализует добытый газ не на сторону, а использует для собственных нужд. При этом предприятия коммунальной теплоэнергетики, которым не хватает украинского газа, вынуждены работать на импортном. До последнего времени им из бюджета компенсировали разницу между затратами и “щадящей” отпускной ценой на тепло.

Однако с 1 мая Кабмин вынужден был на 50% повысить газовые тарифы для населения и бюджетных организаций, чтобы снизить размер дотаций. Несмотря на это, при новом правительстве Арсения Яценюка указанная схема газоснабжения Днепразота тоже сохранилась.

Главное — маневры

Только за последние полтора месяца Приват успел схлестнуться с группой Континиум Игоря Еремеева из-за пресловутой идеи выкачки технологической нефти из трубопроводов, а 14 апреля  автозаводской райсуд Кременчуга заблокировал решение местных властей, предусматривающее строительство Белановского ГОКа компанией Жеваго Ferrexpo.

Истцом выступил местный житель — физическое лицо, однако ранее против строительства ГОКа высказывались представители Кременчугского НПЗ, усматривавшие в нем угрозу пруду-испарителю завода Укртатнефти, а напряженность в отношениях между двумя бизнес-группами возникла задолго до описываемых событий.

Однозначная поддержка новой власти, очевидно, дала Коломойскому фору в сравнении с основными конкурентами, которой он не замедлил воспользоваться. Возможно, официальный Киев, переживающий острейший в своей новейшей истории внешнеполитический кризис, просто физически не успевает уследить за всем, что происходит в экономике страны.

Но кризис рано или поздно закончится, а Приват останется. Причем факты свидетельствуют о том, что логика и модель бизнеса Коломойского, в отличие от его риторики, существенно не изменились. Пользователь не сделался хозяином — во главу угла по-прежнему ставится получение льгот и преференций за счет государства либо других участников рынка при минимуме инвестиций в развитие активов. 

***

Этот материал опубликован в №17 журнала Корреспондент от 5 мая 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: нефтьбизнесзаводГруппа ПриватИгорь Коломойский
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях