ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Мнение. Потерянный мир

Корреспондент.net, 19 января 2015, 13:20
47
12871
Корреспондент: Мнение. Потерянный мир
Фото: АР
Конфликт на Донбассе разгорается с новой силой

Тяжелее других возвращение вооружённого конфликта пережили те, кто, поверив в наступивший мир, приехал из эвакуации домой.

Режим прекращения огня, который установился на Донбассе с начала декабря, многие тут  поспешили назвать перемирием, пишет донецкий журналист Рамиль Замдыханов в колонке, опубликованной в №1 журнала Корреспондент от 16 января 2015 года.

Так хотелось поскорее приложить этот термин к существующему положению вещей. От войны устали все, и устали очень давно.

Поначалу режим перемирия или прекращения огня действительно соблюдался обеими сторонами. Хотя звуки выстрелов из крупнокалиберных пулемётов и миномётов всё же звучали порой на окраинах города, но даже там их старались не замечать. «Разве это стреляют! — иронично комментировали канонаду местные жители. — Вот когда снаряды летают над домом, тогда да…» Самая радикальная из самоуспокоительных версий заключалась в том, что выстрелы — это тренировки на стрельбищах. Всего лишь. Уж очень хотелось верить, что небо над Донецком наконец-то действительно мирное.

В затихшем городе народ настолько осмелел, что даже решался проведывать свои давно оставленные дома около аэропорта и в прилегающих к нему кварталах и участках. Делали это несмотря на предупреждения, что подобные вылазки очень опасны.

Отдельный штрих тех дней — гуманитарный коридор в донецкий аэропорт, который «ополчение» ДНР предоставило военнослужащим ВСУ для доставки продовольствия и обеспечения плановой ротации. Рукопожатие вчерашних противников, комбат Купол, говорящий о «братской войне, которая никому не нужна». И всеобщее полнейшее непонимание происходящего.

На слабых ногах договоренности о прекращении огня доковыляли почти до Рождества. В новогоднюю ночь, невзирая на запрет городских властей использовать петарды фейерверки и прочую пиротехнику, тишину над Донецком разорвали многочисленные автоматные и пулемётные очереди, но официальная информация поспешила успокоить: выстрелами, хоть и боевыми, всего лишь салютовали очередной смене дат на календаре.

Шутки закончились уже на следующий день. Редкие, но убедительные артиллерийские залпы не оставили сомнений, что перемирие если и не закончилось, то балансирует на очень зыбкой грани и надежды, что оно сохранится, практически нет. Вероятно, похожие чувства испытывает тяжелобольной, который спустя некоторое время после изнуряющей терапии вдруг прислушивается к себе и с отчаянием находит симптомы вернувшейся хвори.

А снова настоящая война вернулась в Донецк под Рождество.

Вопрос, который задают многие, — кто первым начал боевые действия — пожалуй, не имеет смысла. Настоящего перемирия-то не было. Войска оставались на своих позициях. Политическое решение проблемы, кажется, не искалось вовсе. На стене висело не одинокое ружьё — в донецкой степи противостояли друг другу две хорошо оснащённые военные группировки. Ко всему прочему истосковавшиеся за период вынужденного простоя по «настоящей работе». Не выстрелить попросту не могло.

Наверное, тяжелее других возвращение вооружённого конфликта пережили те дончане, которые, поверив в наступивший мир, покинули в дни затишья свои временные убежища по всей стране и приехали из эвакуации домой. Если интенсивность обстрелов пугала даже тех жителей города, кто не покидал его в летние и осенние месяцы, что говорить о людях, привыкших к тихим мирным рассветам за окном?!

В самом деле — даже те обстрелы, которые приводили в самые трагические дни августа или октября к многочисленным человеческим жертвам, редко длились более получаса. Сейчас же канонада над городом, начинающаяся в восемь-девять утра, не смолкает до позднего вечера, а отдельные громкие залпы звучат и посреди ночи.

Как и прежде, основная борьба между противоборствующими сторонами развернулась за то, что когда-то было аэропортом. Зачем и кому он нужен? Постепенно многие сходятся в том, что объективно не имеющие никакого военно-стратегического значения руины стали неким символом, кубком, трофеем, обладатель которого, по сути, выигрывает символический бой за Донецк. Совершенно фантастические слухи говорили о том, что, украинские военные якобы даже получали приказ от своего командования оставить аэропорт, но подчиниться этому приказу отказались категорически.

Неизбежно мясорубка вокруг аэропорта перемалывает близлежащие улицы и кварталы, затягивая в свою воронку всё большие площади. Под мощными ударами артиллерии два раза подряд оказался посёлок вблизи железнодорожного вокзала. И никто не даст гарантий, что снаряды или ракеты не ударят по нему ещё и ещё. При этом ни одна сводка не сообщает о попаданиях в здания и сооружения, которые хоть по каким-либо признакам можно было бы причислить к военным объектам. Горят и разрушаются жилые дома, школы, больницы. Снаряды взрываются на детских площадках. Воронки от мин выворачивают асфальт улиц. Гибнут мирные жители.

Сводки о разрушениях в городе вполне сопоставимы с летними. Но за окнами нынче не тепло августовской ночи, а январский снег и мороз. И каждое выбитое взрывной волной окно, каждая разрушенная котельная или подстанция — это явная и прямая угроза жизни человека. Об этом говорилось задолго до наступления зимы, и втайне многие надеялись беды избежать, рассчитывая, что новая волна активных боевых действий придётся на весну. Ошиблись.

К тискам военного конфликта, которые сжимают сейчас Донецк с невиданной доселе силой, добавилась ещё одна удавка. Сначала было объявлено, что Украина сократит до семи количество пропускных пунктов на границе с самопровозглашёнными республиками. А позже всех желающих эти пункты пересечь огорошили известием, что пройти украинский блокпост можно будет только по специальным пропускам, получить которые смогут далеко не все.

Введение подобных ограничений мотивировалось заботой о безопасности пассажиров. Насколько действенными оказались эти меры, показала трагедия в Волновахе.

Резкий разогрев конфликта сегодня совмещается с попыткой заткнуть наглухо горло сосуду, в котором происходит непонятная реакция. Кажется, это идеальные условия, чтобы относительно вялотекущее противостояние немедленно перешло во взрывную фазу. Если обстоятельства не изменятся в ближайшее время, это произойдет и широкомасштабная трагедия на Донбассе неминуема.

***

Этот материал опубликован в №1 журнала Корреспондент от 16 января 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: Обострение в ДонбассеВойна глазами Корреспондента
ТЕГИ: войнаДонецкнаселениеобстрел
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях