ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Спикер ОБСЕ: В Донецке тысяча детей живут в подвалах

Корреспондент.net, 13 февраля 2015, 18:15
44
7071
Спикер ОБСЕ: В Донецке тысяча детей живут в подвалах
Фото: Reuters
Наблюдатели ОБСЕ ежедневно мониторят ситуацию в зоне АТО

Журнал Корреспондент взял интервью у представителя организации на Донбассе.

Роль арбитра в деле установления достоверности тех или иных фактов конфликта на Донбассе фактически отведена Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Практически с самого начала военных действий там работают её наблюдатели из специальной мониторинговой миссии (СММ). Тем не менее часто наблюдателей обвиняют в необъективности, из-за того что они не подтверждают факты, которые для многих являются очевидными и состоявшимися, пишет Вероника Мелкозёрова в №5 журнала Корреспондент от 6 февраля 2015 года.

Спикер СММ ОБСЕ на Донбассе, канадец с украинскими корнями Майкл Боцюркив во время интервью Корреспонденту заступился за родное ведомство и разъяснил принципы и методы работы наблюдателей ОБСЕ, постоянно пребывающих в зоне боевых действий.

— Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ работает в Украине с самого начала военного конфликта на Донбассе. Что же всё-таки там происходит сейчас?

— Ситуация очень нестабильная. Наблюдатели фиксируют наращивание количества тяжелых вооружений. В зоне АТО участилось передвижение военных конвоев с оружием и живой силой. Также фиксируют постоянные артобстрелы во всех направлениях.

В настоящее время мы наблюдаем за происходящим в Дебальцеве. За этот стратегически важный транспортный узел развернулись интенсивные бои. Люди там живут в очень трудных условиях. Власти Украины пытаются эвакуировать женщин и детей. Мы же способствуем диалогу по прекращению огня, а также собираем факты. Наблюдатели миссии сейчас находятся и в Луганске. В последних отчётах, которые они нам прислали, говорится о возобновившихся обстрелах. А ведь долгое время там было относительно тихо.

В зоне конфликта находится много сёл, которые также постоянно подвергаются обстрелам артиллерии. На сегодняшний день мы побывали во многих из них. Там нет электричества, отопления и воды. Только на этой недели ЮНИСЕФ доложил, что не менее 1.000 детей живут сейчас в бомбоубежищах только в Донецке.

Из зоны АТО ежедневно перемещаются, спасаясь от обстрелов, сотни людей. Однако возможность выехать имеют далеко не все. После Мариуполя и возобновившихся обстрелов в районе донецкого аэропорта люди, которые возвращались в свои дома во время перемирия, вновь вынуждены были их покинуть.

— Интенсивные боевые действия возобновились после трагедии в Мариуполе. Известны ли уже обстоятельства обстрела?

— В то субботнее утро [24 января] случилась настоящая трагедия. Мирные горожане занимались своими делами. Кто-то вёл ребенка на прогулку, кто-то шёл за покупками на рынок. И вдруг им на головы обрушился настоящий ракетный дождь. По жилым районам за 30 с было выпущено от 20 до 30 снарядов на каждые 1,2-1,5 км.

ОБСЕ провела на месте событий тщательное расследование и выяснила по направлению ударов снарядов, а также по некоторым анализам, что обстрел вёлся с северо-востока, то есть с территорий, подконтрольных повстанцам [Боцюркив в ходе интервью использует слово rebels (англ. — повстанцы) для обозначения сепаратистов].

— Какова судьба отчётов СММ ОБСЕ в Украине? Как они составляются, на основе чего?

— На сегодняшний день мы опубликовали более 250-300 ежедневных отчётов, среди которых ряд оперативных, посвящённых самым крупным происшествиям. Как, например, атака на Мариуполь или катастрофа рейса МН17.

Наши отчёты — это факты, которые наблюдатели собирают на местах. Всего в миссии работают 412 наблюдателей, и 220 из них сейчас находятся на востоке. Каждый день выезжают на патрулирование

Наши отчёты — это факты, которые наблюдатели собирают на местах. Всего в миссии работают 412 наблюдателей, и 220 из них сейчас находятся на востоке. Каждый день выезжают на патрулирование. Иногда им приходится передвигаться в сложных и опасных обстоятельствах. В конце каждого рабочего дня они направляют подробный документ о проведённых встречах и посещённых местах. В них уделяется внимание не только военной стороне конфликта, но и гуманитарной. Например, как люди, которые остались в зоне конфликта, выживают этой зимой.

Уже здесь, в главном офисе, мы проверяем факты и готовим отчёт. После отредактированный отчёт подписывает глава миссии. Его направляют в Вену, откуда он уже направляется во все 57 стран — участниц ОБСЕ.

Они также публикуются на нашем сайте для СМИ и широкой общественности. В день один отчёт читают до 100 тыс. человек, многие даже разбирают их на цитаты и размещают в своем Тwitter.

— Вам, наверное, очень часто задают этот вопрос, но всё же: фиксировали ли наблюдатели в зоне АТО российских военных?

— Для нас не всегда возможно определить происхождение этих военных группировок и военной техники. Мы указываем в отчётах то, что видим, и фактами не спекулируем. Просто фиксируем, что происходит, докладываем о деталях — какие типы вооружений, какая форма. Мы уже сообщали о передвижении колонн военной техники без каких-либо опознавательных знаков.

В зоне АТО есть много вооружённых военизированных группировок, которые ни одной из самопровозглашённых республик не подчиняются. Ещё в мае в Луганске насчитывалось до 40 военизированных группировок

В Луганске наблюдатели видели группы людей в камуфляже с российским флагом на шевронах. Однако эмблемы войск не было. Помимо так называемых армий «ДНР» и «ЛНР», в зоне АТО есть много вооружённых военизированных группировок, которые ни одной из самопровозглашённых республик не подчиняются. Ещё в мае в Луганске насчитывалось до 40 военизированных группировок, куда входили 1.000 солдат со стрелковым оружием и ракетно-зенитными пусковыми установками. За это время их число могло возрасти до 4.000.

— Деятельность ОБСЕ, как и многих других правозащитных организаций, подвергается жёсткой критике со стороны тех, кто недоволен результатами вашей работы. Как вы реагируете на обвинения в слепоте и необъективности?

— Да, вы знаете, необоснованную критику мы воспринимаем болезненно. Ведь иногда обвинения в наш адрес звучат очень оскорбительные, особенно если почитать социальные сети. Ведь объективность и факты — это всё, что у нас есть в арсенале. Докладываем только о том, что видели своими глазами. Информацией не манипулируем. И хотя работаем по приглашению украинского правительства, мы остаемся объективными и придерживаемся нейтральной позиции.

— Так почему же критикуют, как думаете?

— Мне кажется, люди недовольны нашей работой только потому, что до конца не понимают, что мы, собственно, делаем в Украине. И зачем мы здесь нужны. Наша цель — благодаря независимому, объективному наблюдению способствовать снижению напряжённости и укреплению мира и безопасности в Украине. Мандат нашей миссии можно изложить в двух пунктах — это мониторинг и отчётность о ситуации на местах, а также содействие диалогу.

— Можете вспомнить конкретные примеры, когда местное население на Донбассе помогало вам собирать факты?

— Тех, кто нам помогает в ведении расследований, мы называем собеседниками. Это могут быть как официальные лица, так и журналисты, очевидцы трагедий, просто люди на улице.

Помню, как 17 июля мы способствовали доступу экспертов к месту крушения Boeing. Тогда миссия общалась со многими жителями окрестных сёл. Люди были в ужасе от случившегося, ведь им на головы падали не только обломки самолета, но и мёртвые тела. Однако они всё равно смело показывали нам места, где обнаружили личные вещи, документы пассажиров, обломки самолёта и останки. Поддержка со стороны населения за этот период возросла.

Думаю, во многом украинцы стали к нам лучше относиться, потому что именно наблюдатели иногда помогают организовать локальное перемирие для передвижения по зоне АТО, а также способствуют доставке гуманитарной помощи.

— А что же сепаратисты? Как они относятся к наблюдателям ОБСЕ? Мешают ли в работе?

— Стараемся наладить диалог со всеми сторонами конфликта — прежде всего для обеспечения безопасности наблюдателей. Вынуждены информировать руководство «ДНР» и «ЛНР» о маршрутах наших передвижений по зоне АТО на подконтрольных им территориях.

Правда, бывали случаи, когда повстанцы своих обещаний не сдерживали. Так, нас изначально не допускали к месту крушения малазийского авиалайнера. Доступ к месту падения для экспертов из Нидерландов и наблюдателей миссии удалось получить только после серии переговоров её замглавы с руководством «ДНР». Хотелось бы, конечно, чтобы повстанцы всё же следовали нормам международного права и давали нам выполнять свою работу.

— Как наблюдателям ОБСЕ на Донбассе удается сохранять объективность и рассудок, когда вокруг летают бомбы и умирают люди?

— Хороший вопрос. Там работают люди с опытом наблюдения в других горячих точках и зонах конфликтов. Некоторые из них бывшие военные. Однако даже им сложно смотреть на все эти смерти и разрушения. Наши наблюдатели сейчас находятся даже в тех местах, где посреди ночи может в любой момент прилететь снаряд. Но ничего, держатся как-то, продолжают свою работу.

— А где, как правило, живут наблюдатели ОБСЕ на Донбассе?

— В зоне АТО очень ограничено передвижение. Поэтому селим их где придется — в отелях, частных домах и арендованных квартирах. Главное условие — чтобы рядом было хорошо оборудованное убежище на случай бомбёжки. Также у нас есть заготовленный и отрепетированный план эвакуации.

— Есть ли среди членов миссии украинцы?

— Нет, украинцы не могут работать наблюдателями. Не будет должной объективности. Однако у нас есть украинский персонал — 176 человек. Они работают переводчиками, аналитиками, экспертами по правам человека.

— Сколько беспилотников ОБСЕ были сбиты за время пребывания миссии на Донбассе?

— На самом деле ни одного. По ним стреляли много раз, однако ни разу не сбили. Всего у нас четыре беспилотника, каждый из них может летать в радиусе 100 км. Сейчас все дроны в Мариуполе и помогают там разведывать обстановку. Летают над территориями, подконтрольными повстанцам. Несколько раз фиксировались попытки глушения радиосигнала. Однако пока, слава богу, безуспешно.

— А вы когда последний раз были в зоне АТО? Собираетесь ли туда ехать в ближайшее время?

— Я был ещё летом. Собирался поехать, однако не получилось из-за начала активных боевых действий. В связи с частыми обстрелами наблюдателям труднее выполнять свою работу. Так что мы призываем любой ценой возобновить перемирие и сесть за стол переговоров. Боевые действия ни к чему, кроме смерти и разрушений, не приведут.


Биография

Майкл Боцюркив родом из Канады. Родился в семье украинских эмигрантов. Имеет 12 лет журналистского стажа в горячих точках. К СММ ОБСЕ присоединился в апреле 2014 года. В Украине работает уже третий раз. До этого работал с местным ЮНИСЕФ и в составе канадской миссии по наблюдению за парламентскими выборами в 2012 году.

ОБСЕ

Крупнейшая в мире региональная организация, занимающаяся вопросами безопасности. Объединяет 57 стран, расположенных в Северной Америке, Европе и Центральной Азии. Прежнее название — Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Создана в июле 1973 года для выработки мер по уменьшению военного противостояния и укреплению безопасности в Европе.

***

Этот материал опубликован в №5 журнала Корреспондент от 6 февраля 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: Обострение в ДонбассеВойна глазами Корреспондента
ТЕГИ: войнажурнал КорреспондентинтервьюОБСЕАТО
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях