ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

99 лет Вердену. Самая кровавая битва ХХ века

Корреспондент.net, 2 марта 2015, 12:35
52
13960
99 лет Вердену. Самая кровавая битва ХХ века
Река Маас была естественной преградой в Верденской битве. На фото - переправа французских войск

99 лет назад началась Верденская битва, которая продлилась почти год и унесла жизни почти 700 тыс. человек.

А название французского городка Верден стало нарицательным: оно обозначает бесполезное кровопролитное противостояние за маленький клочок земли, пишет Наталья Гузенко в №7 журнала Корреспондент от 20 февраля 2015 года.

21 февраля 1916 года окрестности городка Верден в Северной Франции сотрясла самая мощная артиллерийская подготовка за всю историю человечества. После этого только взрыв ядерных зарядов в Хиросиме и Нагасаки стал большей концентрацией огневой мощи на 1 кв. км.

За несколько часов немецкая артиллерия выпустила более 100 тыс. снарядов по французским позициям на фронте, протяжённость которого не превышала 30 км. По свидетельствам очевидцев, дым и пыль после этого обстрела поднялись в воздух почти на 1 км и долго висели удушающим облаком над траншеями.

Она длилась почти год и стала олицетворением «окопной войны», когда на небольшом клочке земли сошлись больше 2 млн человек, почти 700 тыс. из которых навсегда остались там

Так началась одна из самых кровопролитных и бесполезных битв в истории Первой мировой войны. Она длилась почти год и стала олицетворением «окопной войны», когда на небольшом клочке земли сошлись больше 2 млн человек, почти 700 тыс. из которых навсегда остались там.

Вначале инициативу захватили немцы, потом французы выдавливали их из захваченных траншей и укреплений. Всё напрасно: за время битвы фронт продвинулся не более чем на десяток километров.

Хитрый план

К началу 1916 года стало понятно, что быстрым ударом Германия не сможет вывести Францию из войны. Битва на Марне закончилась провалом, наступление на Париж остановилось. В Берлине понимали, что время играет против них.

Во-первых, вскоре в Европу должны были прибыть свежие части из британских колоний. На то время Лондон обладал самой большой армией в мире, но она была разбросана по всему миру. Не так просто было мобилизовать и переправить в Европу индийцев, новозеландцев или канадцев.

Тем не менее эта машина начала работать. Франция также стала активно использовать свои колонии в Африке для пополнения потерь. Германия не могла себе позволить такую роскошь – её колонии были маленькими и малонаселёнными, а Австро-Венгрия потеряла большую часть своих войск ещё в 1914 году в боях с Россией.

Во-вторых, США заняли неопределённую позицию относительно войны, но могли в любой момент вступить в неё. А экономическая мощь Америки признавалась всеми.

Наконец, Россия постепенно наращивала давление на Восточном фронте. До её армии уже докатился снарядный голод – одна батарея могла выпускать не более 3,5 снарядов в сутки, – но мобилизованных на фронт прибывало всё больше.

В этих условиях Берлину следовало выбить из войны одного из крупных игроков. Британия была надёжно защищена своим флотом. А когда немецкие и британские линкоры встречались в море, то адмиралы вспоминали о том, сколько стоят эти гигантские корабли, и спешили разойтись после нескольких залпов. Поэтому идея высадить десант на Британские острова была абсурдной. Также в Германии осознавали, что не сумеют быстро разбить гигантскую Россию.

Оставалась Франция. Там войска кайзера уже стояли недалеко от Парижа, а командование совершило уже слишком много ошибок. И начальник генерального штаба германской армии Эрих фФон Фалькенгайм предложил нанести удар по Вердену как важному оборонительному и транспортному узлу.

По его замыслу, операция Герихт должна была увенчаться не только захватом города, но и выходом к Парижу. Чтобы поддержать полную секретность, 50 дивизий, которые должны были принимать участие в ударе, сосредотачивали далеко от линии фронта. Кроме того, немцы полностью доминировали в воздухе благодаря большему количеству аэропланов, чем у французов. Любая попытка разведки сразу же пресекалась.

Также в Германии знали, что Париж принял решение снять почти всю тяжёлую артиллерию с фортов, прикрывавших город. Дело в том, что после наступления 1914-го, когда немцы спокойно окружили большинство оборонительных фортов в Северной Франции, командование этой страны посчитало, что век фортификации закончился и пушки пригодятся в другом месте.

К началу операции в Париж всё же стали поступать сведения о готовящемся ударе – агенты в Берлине даже называли его направление. Но командующий французскими войсками генерал Жак Жофр игнорировал эти данные и не хотел в них верить. Пока не заговорили немецкие пушки.

Огненный вал

В своих мемуарах генерал Анри Петен писал, что после нескольких неудачных попыток прорвать фронт немцы всё же верили, что если выпустить за сутки не 1 млн снарядов, а сразу 3 млн, то результат будет другим. В первые дни битвы за Верден войска Германии так и делали: более 1 тыс. орудий начали бомбардировать форты, траншеи и город.

Несколько дней вёлся обстрел по площадям – с аэропланов наводчики корректировали место сосредоточения войск, и артиллерия накрывала весь квадрат. Также немецкие войска применяли миномёты и химические снаряды с удушающим газом фосгеном.

Аэропланы постоянно проводили налёты на железнодорожные узлы, чтобы невозможно было подвезти подкрепление. Для резервов французской армии немцы приберегли более 200 тяжёлых орудий, которые пока били по тылу.

После такой артподготовки 16 немецких дивизий заняли первые окопы французов. И главное – важный форт Дуамон, который захватили почти без сопротивления, так как французское командования оставило гарнизон без тяжёлого оружия.

При штурме окопов и укреплений немцы впервые массово применили тактику, когда вместе с обычными частями в атаку шли и сапёры, которые быстро сооружали на захваченных территориях укрепленные огневые точки. Кроме того, наступающие использовали огнемёты и миномёты, чтобы подавлять сопротивление.

За первые несколько дней немцы продвинулись вглубь обороны французов. Но внезапно остановились. Передовые части выполнили свою задачу, а приказов продвигаться дальше не поступало. За это время французское командование наконец опомнилось от первого удара и поняло, что немцы хотят наступать на Париж именно с севера. Пока они ввели в бой только девять дивизий, но если в Берлине решат развивать успех, то фронт может не выстоять.

Но у Парижа ещё оставалась надежда. Ведь дорога, которая соединяла Верден с тыловыми частями, не была перерезана. И пока немцы выжидали, французское командование начало спешно перебрасывать туда свои резервы.

Для охраны этой дороги поначалу собрали всю имевшуюся артиллерию – даже орудия, снятые с кораблей ещё в начале войны. Также французы мобилизовали 6 тыс. грузовых и легковых автомобилей и смогли до 6 марта доставить на фронт более 190 тыс. солдат.

Это создало перевес в живой силе. Наступление немцев в начале марта было остановлено: они захватили несколько фортов и господствующие высоты, но уже были не в состоянии форсировать реку Маас.

В марте немцы опять предприняли попытку прорвать фронт. Но количество резервов, которое подтянули французы, было слишком велико. А узкий фронт всего в 30 км не позволял использовать сразу все силы. Германские атаки выдохлись и остановились.

В окопах и оврагах  

Сейчас вокруг Вердена очень много военных кладбищ, а в форте Дуамон находится мемориальный комплекс, построенный в память о 130 тыс. солдат, погибших с обеих сторон в бою за это небольшое укрепление.

Большая часть жертв пришлась на период весны и лета 1916 года, когда наступательный порыв Германии выдохся и стороны начали упорно бороться за каждый метр фронта. В апреле французы перешли в контрнаступление с целью отбить несколько важных фортов. Но дело сильно затянулось.

Французские солдаты захватывали несколько десятков метров земли, но немецкая артиллерия сразу же начинала бить по этому сектору. Потом немцы шли в атаку и отбивали эти позиции.

Тогда же родилась тактика использования воронок от взрывов для строительства укреплений. Небольшой расчёт с пулемётом занимал такие воронки и превращал их в маленькие крепости. Сапёры, которые были в этом расчёте, копали неглубокие траншеи между воронками. Так образовывалась новая сеть укреплений прямо за несколько часов.

Эта тактика была довольно успешной и позволяла наносить немцам значительные потери. Правда, потом артиллерия чаще всего опять уничтожала эти импровизированные укрепления.

Надо сказать, что в битве под Верденом французы впервые сумели организовать эффективную контрбатарейную борьбу. До этого они постоянно проигрывали немецким пушкам. Теперь же, когда фронт сосредоточился на узком участке, артиллерия Франции при должной наводке могла эффективно прикрывать свою пехоту.

Впрочем, это не уменьшало количества потерь с двух сторон. Один из самых кровопролитных боёв состоялся за овраг Кайет, расположенный недалеко от Дуамона. За несколько дней рукопашных схваток там погибли несколько тысяч человек.

К маю французы были готовы отвоевать Дуамон и тем самым стереть пятно национального позора, когда немцы захватили это укрепление почти без боя. Они опять провели мощную артподготовку и полностью уничтожили наземную часть форта.

Но, тем не менее, штурм занял больше недели, причём солдаты продвигались за день всего на десяток метров, неся при этом огромные потери. Когда же французы таки ворвались в форт, то увидели, что, несмотря на 120 тыс. снарядов, выпущенных их артиллерией, подземные казематы и склады не пострадали.

Успех, который дался такими жертвами, оказался напрасным. Через два дня немецкая артиллерия и штурмовые группы опять отбили форт, и линия фронта вернулась на прежние рубежи.

Морально армия Франции оказалась на грани развала. Поэтому командующий войсками под Верденом генерал Петен начал проводить доктрину «черпака». Части, пробывшие под огнём более пяти дней, сразу же отправлялись в тыл на отдых и переформирование. Таким образом, жертвы среди французов были менее заметны.

Германия не могла проводить такую тактику из-за нехватки резервов, и некоторые дивизии пробыли под Верденом больше года и потеряли до 10 тыс. человек.

Клету обе стороны откровенно выдохлись, и боевые действия утихли. Правда, в конце мая Германия намеревалась продолжить наступательные действия под Верденом, но в её планы вмешались события на Восточном фронте.

Помощь с востока

Чтобы хоть немного помочь французам, Российская империя начала сразу два наступления на Восточном фронте. Вначале по просьбе Парижа Петербург согласился провести военную операцию в районе озера Нароч в Беларуси.

В марте царские войска перешли в наступление, но сумели вклиниться в оборону немцев максимум на 9 км, после чего вынуждены были отступить из-за нехватки снарядов. Всего в ходе нарочской операции Россия потеряла 78 тыс.  человек, однако оттянула более 15 свежих немецких дивизий, готовых к отправке во Францию.

Летом Париж вновь обратился к России с подобной просьбой. На этот раз ставка решила нанести удар на землях Украины, в районе Луцка.

Вначале в Петербурге не хотели опять тратить солдат и снаряды на продвижение фронта на несколько километров. Но потом генерал Алексей Брусилов выдвинул новую тактику – мощный, но короткий артиллерийский удар и начало наступления сразу после него. Брусиловский прорыв стал одним из знаковых событий Первой мировой. Немцы не ожидали внезапного удара, и фронт удалось сдвинуть на некоторых участках на 30 км.

Помогали французам и англичане. По просьбе Парижа английский экспедиционный корпус провёл атаку на реке Сома, чтобы оттянуть силы Берлина. Эта битва вошла в историю тем, что в ней впервые в мировой истории были применены танки.

Но ни бронемашины, ни Брусиловский прорыв не смогли радикально изменить ход Верденской кампании. Она завершилась лишь тогда, когда обе стороны выдохлись настолько, что уже не могли активно продолжать военные действия

Но ни бронемашины, ни Брусиловский прорыв не смогли радикально изменить ход Верденской кампании. Она завершилась лишь тогда, когда обе стороны выдохлись настолько, что уже не могли активно продолжать военные действия.

После этой битвы Петен писал: «Если сейчас союзники не пришлют нам подкреплений, то армия развалится. У нас больше нет надёжных солдат. И ситуация продолжает ухудшаться с каждым днём».

Верденская битва не принесла перевеса ни одной из сторон, хотя и стоила им сотен тысяч жизней. И Париж, и Берлин назвали её своей победой, произнося пафосные фразы о триумфе оружия. Впрочем, когда фронт развалился, это стало не важно.

Бои под Верденом показали, что при равных силах и материальном обеспечении в окопной войне ни одна сторона не может получить значительного преимущества. Зато обе несут колоссальные потери

Бои под Верденом показали, что при равных силах и материальном обеспечении в окопной войне ни одна сторона не может получить значительного преимущества. Зато обе несут колоссальные потери.

Также битва стала памятником военным ошибкам с двух сторон. Вначале французы не заметили скопления германских сил и несколько дней отказывались верить, что неприятель всерьёз захотел пробить фронт именно на этом участке. Потом немцы слишком долго раздумывали, стоит ли им продвигаться дальше после первоначального успеха, потеряв возможность выйти на оперативный простор к Парижу.

В итоге битва ничего не изменила в ходе войны. Верден не был стратегически важным пунктом, и его полное уничтожение ничего не дало Германии. Фронт стабилизировался, в боевых действиях наступило затишье.

Уже очень скоро в Европу начали прибывать американские войска, а февральская революция фактически вывела из войны Россию. После этого фронт начал распадаться на всём протяжении. Армии уже не видели смысла воевать, особенно после такой бесполезной битвы, как под Верденом.

***

Этот материал опубликован в №7 журнала Корреспондент от 20 февраля 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.  

ТЕГИ: ФранцияГерманиябитваПервая мировая войнаВерден
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях