ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

В тепле и добре. Репортаж о жизни бездомных в Германии

Корреспондент.net, 28 апреля 2015, 07:15
62
8162
В тепле и добре. Репортаж о жизни бездомных в Германии
Фото: Reuters
Утром в маленький уютный переулок Бонна со всех окрестностей сходится разношёрстная публика разных рода занятий и национальностей

Расширение Евросоюза повлекло за собой приток в Германию бродяг — «аусзидлеров» и «евробюргеров».

Жить им здесь на государственном попечении гораздо выгоднее, чем работать на родине, пишет Вероника Мелкозерова в №15 журнала Корреспондент от 17 апреля 2015 года.

Утром в маленький уютный переулок Бонна со всех окрестностей сходится разношёрстная публика разных рода занятий и национальностей. Уставшие проститутки, всё ещё в боевой раскраске, которые целуются в щечку с коллегами по цеху. Уличные попрошайки с собаками. Алкоголики, сжимающие бутылки пива для опохмела. Наркоманы, беспокойно глядящие на часы.

Все ждут открытия столовой в центрепомощи бездомным и зависимым людям VFG. Здесь они получат завтрак за символическую плату в 70 центов и бесплатный хлеб. Рядом в офисе для бродяг-аусзидлеров (иностранцев с немецкими корнями) соцработник Татьяна Бротцман готовится принимать новых подопечных.

Среди тех, кто переехал в Германию из неблагополучных стран и тут же отдался на милость социальных служб, достаточно много эмигрантов с Ближнего Востока и стран бывшего СССР

С последним расширением Евросоюза в 2004 году в Германию хлынул поток иностранцев. Найти здесь работу и жильё непросто, и многие превращаются в бродяг. Среди них немало аусзидлеров — им проще остальных получить гражданские права в Германии, хотя далеко не все они могут говорить по-немецки и найти себе легальное занятие в стране. Среди тех, кто переехал в Германию из неблагополучных стран и тут же отдался на милость социальных служб, достаточно много эмигрантов с Ближнего Востока и стран бывшего СССР.

«Наши алкоголики старой генерации и их дети, тут уже пристрастившиеся к наркомании, как правило, плохо знают язык, — рассказывает Бротцман, которая сама в начале 90-х перебралась в Германию из Санкт-Петербурга как аусзидлер. — Плюс есть такое понятие как менталитет».

Фото Вероники Мелкозеровой
В кафе VFG завтрак стоит всего 70 центов, а хлеб можно взять бесплатно 

Вторая большая группа в среде немецких бомжей — «евробюргеры», то есть жители стран Евросоюза, перебравшиеся в Германию, чтобы жить здесь на пособия. В основном это румыны и болгары.

Многие клиенты VFGв прошлом отсидели в тюрьмах, плотно сидят на наркотиках и алкоголе. Попрошайничать в стране экономического чуда для них гораздо выгоднее, чем работать в родных странах, говорит Бротцман.

В 2013 году в Германии насчитывалось более 300 тыс. граждан без определённого места жительства, и за последние два года их число выросло в несколько раз

По словам  Сюзанны Пол, пресс-офицера немецкого филиала Красного креста, в Германии нет официальной статистики количества асоциального контингента. Поэтому она опирается на данные Федеральной ассоциации по правам бездомных Германии (BAGW), согласно которым в 2013 году в стране насчитывалось более 300 тыс. граждан без определённого места жительства, и за последние два года их число выросло в несколько раз.

Бундестаг до сих пор всех принимал с распростёртыми объятьями, объясняет Бротцман. «Предполагается, что каждый приезжий тут устроится на работу, где будет не только зарабатывать, но и приносить пользу Германии, и жильё сам себе оплатит, — объясняет мотивы правительства Бротцман и тут же задумчиво добавляет, — Но едут не только трудоспособные, а и инвалиды, наркоманы и просто нахлебники».

Собачья жизнь

Один из клиентов VFG Александр Запельфельд, коренастый бритоголовый мужчина 35 лет — бывший заключённый, два с половиной года отсидевший в немецкой тюрьме за хранение наркотиков. В 1995-м он эмигрировал в Германию из России в 12-летнем возрасте вместе с родителями, у которых немецкие корни.

«Сначала всё было хорошо, женился, дети пошли. Два раза был женат, — рассказывает Запельфельд. — Потом что-то вроде соскочило [пристрастился к наркотикам]. Начал с анаши, потом одно надоело, другое надо было попробовать».

В итоге плотно подсевший на героин иммигрант так и не смог получить в Германии ни высшего, ни даже среднего образования, а потом и вовсе попал в тюрьму за хранение наркотиков.

«Освободившись, не хотел возвращаться в старые группы, хотел жизнь свою поменять. Приехал сюда, в Бонн. Вообще без ничего, — вспоминает Запельфельд. — А в тюрьме знакомые пацаны, которые тут жили, дали мне адрес этого заведения. Сказали, что можно приехать сюда, тут помогут».

Бродяга не прогадал — он получил от государства социальное пособие для малоимущих в размере 260 евро в месяц, а недавно и квартиру в Бонне.

Превратиться из бомжа в обычного бюргера с крышей над головой здесь имеет шанс любой аусзидлер, проживший в стране пять лет. По закону, ему полагается бесплатная государственная жилплощадь размером 50 кв. м

Превратиться из бомжа в обычного бюргера с крышей над головой здесь имеет шанс любой аусзидлер, проживший в стране пять лет. По закону, ему полагается бесплатная государственная жилплощадь размером 50 кв. м.

«Расскажи, как мы о тебе позаботились! Убивать ему не надо, грабить не надо», — по-матерински хлопая по плечу бывшего зека, присоединяется к разговору Корреспондента с Запельфельдом Бротцман.

Фото Вероники Мелкозеровой
Бывшая россиянка Татьяна Бротцман (слева) уже несколько лет работает в центре помощи бездомным в Бонне 

«Ну, убивать ещё не приходилось», — многозначительно парирует Запельфельд и, хотя говорит, что на оплату коммунальных услуг и еду пособия ему вполне хватает, признаётся, что не брезгует мелким воровством.

«А сколько у кого найду денег в сумке или кошельке, столько и заработаю», — ухмыляется он, когда остается один на один с Корреспондентом.

В целом клиенты VFGне бедствуют. Пятница здесь — день раздачи продуктовых талонов, которые предоставляет центру один из его спонсоров — католическая церковь.

«По ним, при наличии удостоверения личности, можно скупиться в местном супермаркете Nettoна 6 евро [на эту сумму можно скромно питаться три дня]. Купить можно всё, кроме сигарет и алкоголя», — объясняет Бротцман.

В кафе центра заканчивается завтрак, и бомжи чинно попивают кофе. К ним традиционно выходит перекинуться словцом заведующий столовой Майк Хайнц. Бывший алкоголик, он устроился в центр, чтобы помогать выйти из кризиса таким же, каким он был ещё недавно.

«Мы существуем не только за счёт государства, а и за счёт финансовой помощи спонсоров. Любой желающий может нам перечислить деньги на карточку», — рассказывает Майк, демонстрируя богатые склады пищевого блока, уставленные коробками с кофе, кондитерскими изделиями, крупами и питьевой водой.

Различные городские службы также поддерживают VFG вещами. Например, полиция присылает тёплую одежду и спальные мешки для тех, кто предпочитает жить под открытым небом.  Наркоманы в центре могут под наблюдением медперсонала получить чистый шприц и уколоться принесённым с собой наркотиком, а в специальном боксе – покурить марихуану. У входа в него с утра собирается очередь из желающих уйти в легальный «трип».

«Покупают они, как правило, кокаин или героин. Это все у нас можно найти в месте, которое называется Бонн Хёльш (Боннская дырка). Возле подземного перехода на центральном автовокзале», — рассказывает Бротцман.

Согласно законам Германии, преступлением здесь является не употребление наркотиков, а распространение, и арестовать продавца могут лишь, если поймают за руку в момент продажи, что с ловкими дилерами из перехода сделать практически невозможно. Тем же, кто принял решение слезть с наркотиков, центр предлагает заместительную терапию с использованием метадона.

Ещё одна преференция для бездомных, которые живут в ночлежках VFG, — возможность держать собак. Собака для немецкого бродяги — не только друг, но и источник заработка

Ещё одна преференция для бездомных, которые живут в ночлежках VFG, — возможность держать собак. Собака для немецкого бродяги — не только друг, но и источник заработка. Тем, кто попрошайничает «на корм собачке» больше подают на улицах. А если содержать четвероногого питомца сытым и чистым, то от организаций по защите животных можно получить пособие на них в 200 евро в месяц.

Двое немцев у пищеблока центра пытаются разнять двух сцепившихся псов, что-то не поделивших между собой. «Славяне редко заводят себе собак, — комментирует эту сценку Бротцман. — Домашних любимцев тут в основном немцы себе из приютов берут. Наши ребята не хотят дополнительной ответственности».

Плата за страх

Центр VFG — последняя инстанция для тех, кому, выражаясь языком Достоевского, некуда уже больше идти, кто достиг социального дна. Наиболее распространённые предпосылки, которые ведут к потере крыши над головой в Германии — асоциальный образ жизни и безработица.

Значительным толчком к росту числа бездомных в этой стране стал разразившийся в 2011 году европейский долговой кризис, когда зарплаты в Германии снизились на 20 %, а стоимость аренды жилья стремительно выросла, достигнув 700-800 евро в месяц за двухкомнатную квартиру.

После 2011-го изменился и собирательный портрет немецкого бездомного — он стал более интеллигентным и опрятным за счёт пополнения контингента средним классом. Немецкие бомжи и в целом выглядят гораздо более ухоженно, чем украинские. Благодаря созданным для них условиям, они тщательно следят за собой, имеют возможность бесплатно принять душ в VFGили за символическую плату — на вокзале.

Один из клиентов центра 65-летний уроженец Коломыи Степан Мороз, одетый в добротную куртку, отглаженные брюки и обутый в начищенные туфли, волне соответствует стандарту европейского бомжа. Вот уже четыре с половиной года он живёт в ночлежке для наркоманов Себастьян Хаус, однако не является ни наркоманом, ни алкоголиком, ни бывшим зеком.

В Германию украинец впервые отправился в 1990-е, как и многие его земляки, на заработки разнорабочим — чтобы обеспечить семью с четырьмя детьми. Однако со временем остался здесь навсегда, разведясь с украинской супругой и женившись на немке. С Маргаретой Мороз прожил 11 лет, при этом не забывая о детях от предыдущего брака, которые приезжали к ним в гости, а потом и на заработки.

После развода с Маргаретой украинец буквально оказался на улице Берлина, и вместо того, чтобы продлить уже имеющийся у него вид на жительство, Мороз предпочёл купить у случайного приятеля фальшивую гринкарту. Не дожидаясь проблем с полицией, он сам явился в VFGи попросил помощи.

«Мы помогли ему не только остаться [в Германии], а также оформить пособие и стать в очередь на квартиру. Но ему не нравится та квартира, которую я ему нашла через интернет. Ему надо 50 квадратных метров, а я могу предложить только 30», — жалуется Бротцман на своего подопечного.

Поэтому принципиальный бомж Мороз до сих пор кантуется в ночлежке — бок о бок с наркоманами, что накладывает на него определённый отпечаток.

Фото Вероники Мелкозеровой
Уроженец Коломыи Степан Мороз ждет большую квартиру от государства и не соглашается на более скромные варианты 

«Постоянно слезятся глаза от того, что курят и употребляют мои соседи», — сетует он. Не смотря на такую жизнь, на родину украинец возвращаться не хочет. Говорит, что будет добиваться положенные ему 50 квадратов до последнего.

При этом скромное пособие бездомного его вполне устраивает. Он даже ухитряется посылать с него помощь детям в Украине. Например, отправил 150 евро на форму и бронежилет для старшего сына Ивана, воевавшего добровольцем в АТО.

За десять лет работы в центре Бротцман сталкивалась с множеством таких историй. В самом тяжёлом положении, по её мнению, находятся евробюргеры, у которых в Германии нет никаких прав. Тем не менее, если они попадают по скорой помощи в больницу, то государство обязано оплатить их лечение, а при отсутствии немецкой страховки это стоит больших денег — неделя пребывания в стационаре обойдется в среднем 5 тыс. евро в неделю. Поэтому VFG добивается от стран, откуда прибыли евробюргеры, чтобы те сами страховали или оплачивали лечение своих граждан в Германии.

«Вчера я весь день занималась оформлением EKA — банковской карты медстраховки для одного нашего австрияка», — рассказывает Бротцман.

Центр также помогает бездомным с поиском работы, ведь евробюргеры не имеют возможности официально трудоустроиться без вида на жительство. К примеру, при VFGдействует программа Работа за 1 евро, когда бомжи могут прийти в центр и помочь с мелким ремонтом и уборкой за это скромное жалование в день.

Фото Вероники Мелкозеровой
Боннские бомжи выполняют мелкие работы на территории центра за 1 евро в день 

Жизнь и проблемы бездомных, мигрантов и беженцев в Бонне и Дюссельдорфе освещает еженедельная газета FiftyFifty. Подобная пресса есть и в других регионах страны. Распространением изданий занимаются только бродяги. Боннская газета принадлежит профосоюзу FiftyFifty Bayrat и является единственным легальным источником дохода для бездомных, который не облагается налогами.

«Вот он [бездомный] у нас покупает газету за 90 центов, то есть оплачивает себестоимость, а продает он её за 1,5 евро или еще дороже», — рассказывает Бротцман.

Немецкие налогоплательщики, по её словам, вполне разделяют заботу государства о бездомных за их счет, а налоги в Германии составляют сегодня в среднем 50 % от дохода немцев. Они считают, что поддержка бродяг — это залог безопасного существования всех остальных граждан страны.

«В Германии один из самых низких уровней преступности в Западной Европе, — объясняет Бротцман. — Мы можем спокойно ходить по улицам даже ночью, не боясь, что нам дадут по голове, потому что мы именно вот таким вот образом откупаемся от тех, кто ради наживы мог бы отобрать у нас жизнь».

***

Этот материал опубликован в №15 журнала Корреспондент от 17 апреля 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: Германияпомощьбомжисоциальная политика
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях