Главная
 

Как повлиял украинский вопрос на саммит ЕС-Россия

Новая газета (Россия), 30 января 2014, 12:37
12
2896
Как повлиял украинский вопрос на саммит ЕС-Россия
Фото: The European Union
Стороны остались при своих мнениях о том, кто и как давил на Украину и вмешивался в ее внутренние дела

Никто не знает, что именно и в каком тоне сказали друг другу главные участники саммита ЕС-Россия во вторник в Брюсселе. Самого необычного за двадцать лет отношений.

Владимира Путина в вип-подъезде штаб-квартиры Европейского совета встретили его председатель Херман Ван Ромпей и глава исполнительной коллегии ЕС Жозе Мануэл Баррозу. По натянутым улыбкам было понятно, что ничего радостного они друг от друга не ждали. Поднявшись на восьмой этаж, троица закрылась в комнате в присутствии только переводчиков. Даже Лавров, Ушаков, Шувалов, Песков и другие члены российской делегации остались «курить» за дверью, - пишет Александр Минеев в российской Новой газете.

 

Можно предположить, что «там» разговор шел без дипломатических излишеств. Встреча в узком составе продолжалась без малого полтора часа, после чего делегации России и ЕС в полном составе сели обедать.

Главной целью саммита, урезанного по времени, программе и составу, было понять, кто как оценивает статус-кво и что собирается делать дальше. 

В отношениях между Россией и ЕС сложилась странная ситуация. С одной стороны, растут объемы взаимной торговли и инвестиций, российский газ греет Европу, почти как норвежский, россияне миллионами в год ездят в страны Старого континента, а европейцы, хотя и меньше, в Россию. Они вместе борются против терроризма и морского пиратства, пытаются замирить сирийцев и нейтрализовать иранскую ядерную программу. Но не могут выполнить ни один из громких проектов «стратегического партнерства».

Десятилетиями кочуют из повестки дня одного саммита в программу следующего одни и те же темы: визы, протекционизм, плата за перелеты самолетов ЕС через Сибирь, антимонопольные меры ЕС против Газпрома, партнерство для модернизации... Постоянно тлеют и вспыхивают раздражители из области прав человека, гражданских свобод, понимания общих ценностей и государственного суверенитета. Даже о новой правовой базе своих отношений ЕС и Россия не могут договориться уже семь лет: до сих пор действует соглашение о партнерстве и сотрудничестве от 1994 года, срок которого истек в 2007 году.

Собственно, с целью пробить крепнущую стену недопонимания и отчуждения европейцы организовали столь необычный саммит, больше похожий на «стрелку» с выяснением отношений в узком кругу за закрытыми дверями.

Глава исполнительной коллегии ЕС Жозе Мануэл Баррозу, чей второй мандат истекает в нынешнем году, объясняет странное партнерство непониманием друг друга. Он даже обратился к Достоевскому, у которого европейцы традиционно ищут ответы на загадки русского характера. Мол, многие несчастья происходят на земле из-за недопонимания и недосказанности, вольно процитировал он английский перевод классика.

Собственно, с целью пробить крепнущую стену недопонимания и отчуждения европейцы организовали столь необычный саммит, больше похожий на «стрелку» с выяснением отношений в узком кругу за закрытыми дверями. Без этого трудно решать какие-либо конкретные проблемы: виз, нового базового соглашения, строительства общих пространств, партнерства для модернизации и других зависших проектов. О них на этот раз даже не говорили, разве что перечислили «через запятую», а разговор отнесли на лето. И то«если к тому времени сложатся условия» (Баррозу). «Соглашение о партнерстве с Россией остается отдаленной перспективой, и трудно представить себе конкретный прогресс до июньского саммита (в Сочи)», - прокоментировал итог брюссельской встречи в верхах депутат Европарламента Вернер Шульц.

Президент Путин, министр Лавров и российские дипломаты настойчиво твердили, что этот саммит не об Украине, а об отношениях Россия-ЕС. Но он был как раз об Украине, потому что в украинских событиях отразились глубокие причины превращения в безнадежный долгострой проектов сотрудничества между Россией и объединенной Европой. Даже если сами эти проекты не имеют отношения к Украине. Корень взаимного отчуждения - в разных взглядах на экономическую модель и человеческие ценности, на будущую интеграцию в Европе и на постсоветском пространстве.

Об этом говорит и сухой остаток саммита: единственное принятое на нем решение – это начать экспертные консультации о Восточном партнерстве, о том, как соглашения об ассоциации и свободной торговле ЕС с Украиной, Молдавией и Грузией повлияют на Россию. Путин и его команда утверждают, что они нанесут вред российской экономике, его собеседники Ван Ромпей и Баррозу доказывают обратное.

Высказанная на заре президентства мечта Путина о едином экономическом и гуманитарном пространстве от Лиссабона до Владивостока может, по словам Баррозу, стать явью. Но в отдаленной перспективе и при определенных условиях. Интеграция всего континента не может произойти быстро, поэтому надо идти шаг за шагом. И проект под названием «Восточное партнерство», на который Москва смотрит со скепсисом, раздражением и недоверием, по мнению Брюсселя, как раз и есть первый шаг к достижению стратегической цели.

В украинских событиях отразились глубокие причины превращения в безнадежный долгострой проектов сотрудничества между Россией и объединенной Европой

Восточное партнерство, которое охватывает не только Украину, Молдавию и Грузию, но номинально также Армению, Азербайджан и даже Белоруссию, не направлено против кого-либо. По словам брюссельских собеседников Путина, это не «проект против», а «проект за». За улучшение жизни в странах-соседях ЕС, что благотворно скажется и на России.

Ван Ромпей напомнил, что в 1990 году уровень жизни был одинаковым в Польше и Украине, а сегодня в Польше втрое выше, чем на Украине.

Справедливости ради надо отметить, что это сравнение не без лукавства. У Польши был мощный стимул: ей твердо обещали, что ее примут в союз при выполнении поставленных условий. Иначе бы поляки не надрывались. Такой же стимул был и у других новичков ЕС. Президент Эстонии Илвес в свое время признался, что его страна вряд ли смогла бы выполнить тяжелые условия Брюсселя и терпеть тяготы, не будь перед ней перспективы стать Западом.

Европейские политики не смогли договориться о том, чтобы обещать Украине, Молдавии и Грузии «европейскую перспективу» в смысле приема в ЕС. С одной стороны, все понимали, что бесконечное расширение ЕС нереально. С другой, все видели, что именно перспектива приема в ЕС была стимулом, позволившим изменить Центральную Европу.

Текст соглашения об ассоциации ЕС с Украиной – это облегченный вариант текста, предложенного Норвегии, которая после отказа норвежцев вступать в ЕС, осталась с ним в едином экономическим пространстве. Но где Норвегия и где Украина с Молдавией?

По выражению одного брюссельского эксперта, если ЕС как архитектор построил здание (Восточного партнерства) с заведомо непрочным фундаментом, то Путин легко сыграл роль его разрушителя. До момента его последнего возвращения в Кремль не было заметных трений между ЕС и Россией по поводу Восточного партнерства, хотя Москва с самого начала ревниво смотрела на запущенный в 2009 году проект. Но потом отношение резко изменилось: обещанный Путиным Евразийский союз стал внешнеполитическим приоритетом России.

В 1990 году уровень жизни был одинаковым в Польше и Украине, а сегодня в Польше втрое выше, чем на Украине.

Насколько могут быть совместимы два интеграционных процесса?  На пресс-конференции по итогам саммита Путин допустил, что могут. И предложил хозяевам встречи "изучить возможность формирования зоны свободной торговли" между ЕС и создаваемым Россией, Белоруссией и Казахстаном Евразийским экономическим союзом. Европейцы ничего определеного не ответили. Сначала посмотрят, что будет из себя представлять этот союз.

Стороны остались при своих мнениях о том, кто и как давил на Украину и вмешивался в ее внутренние дела. Брюссель осуждает насилие как со стороны властьей, так и со стороны демонстрантов в Киеве и считает нормальными поездки туда своих высокопоставленных эмиссаров, которые разговаривают как с Януковичем, так и с «майданом» в поиске выхода из кризиса. Российское руководство осуждает это как вмешательство и играет стороннего наблюдателя, для которого государственный суверенитет превыше всего.

Путин заявил, что соглашение с Украиной, по которому ей дается  кредит в 15 миллиардов долларов и поэтапно снижается цена российского газа, не будет пересмотрено, даже если к власти придет оппозиция. Мол, это кредит не правительству, а народу Украины.

Но главной новостью стало его признание, что он ничего Украине не «дарил». Условия четко обговорены с теперь уже бывшим премьером Украины Азаровым. Важно, чтобы украинская экономика была конкурентоспособной и Россия со временем получила обратно свои деньги, заявил Путин.

Россия одна дала Украине столько денег, сколько предлагал весь Международный валютный фонд, с гордостью подчеркнул президент.

Напомним, что как раз жесткие условия кредита МВФ стали поводом для отказа правительства Азарова от соглашения с ЕС, из-за чего провалился вильнюсский саммит и вспыхнул «майдан».

Но если МВФ ставил перед Киевом макроэкономические условия, требовал от украинцев пожить по средствам и до боли затянуть пояса, то условия «братской помощи», выставленные Кремлем, трудно не назвать политическими.

Но если МВФ ставил перед Киевом макроэкономические условия, требовал от украинцев пожить по средствам и до боли затянуть пояса, то условия «братской помощи», выставленные Кремлем, трудно не назвать политическими. МВФ отвечает перед пайщиками, а решения Кремля волевые.

Требования МВФ для украинцев непосильны, но и Россия поставила свои, раскрыл «кухню» соглашения с Киевом первый вице-премьер Шувалов. Они не зафиксированы жестко на бумаге, но остались в записи бесед (естественно, непубличной). Россия не будет пересматривать соглашение в случае смены правительства Украины, если...

«Если правительство Украины будет заинтересовано в кооперации с российской промышленностью, развитии наших экономических отношений и будет придерживаться целей структурных реформ, мы будем эту повестку поддерживать, такое правительство поддерживать будем», – сказал Шувалов.

Главный вопрос в том, сможет ли Россия осознать, что ее экономическая модернизация требует общего экономического пространства с ЕС. Нынешний курс на вовлечение Украины в Таможенный союз может привести к тому, что экономики двух стран, находящиеся в катастрофическом состоянии в смысле конкурентоспособности (нефтегазовые доходы не в счет), будут взаимно подпитывать свои худшие стороны.

Может быть, 32-й саммит Россия-ЕС стал более результативным, чем другие встречи в верхах, на которых стороны рутинно ставили галочки против обсужденных в надцатый раз проектов сотрудничества. Это была попытка хотя бы понять друг друга. Пусть даже стороны, очертив свои позиции, остались при своем...

***

В рубрике Мир о нас статьи из зарубежных СМИ об Украине публикуются без купюр и изменений. Редакция не несет ответственности за содержание данных материалов. 

ТЕГИ: РоссияЕСУкраина-ЕСУкраина-Россиясаммит
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях