Корреспондент: В связи с утратой доверия. Что толкает гривну к обвалу

3 января 2012, 14:45
0
54
Корреспондент: В связи с утратой доверия.  Что толкает гривну к обвалу
Фото: Корреспондент.net
"Ключевая проблема у нас - это отсутствие доверия"

Недоверие к своему правительству вынуждает украинцев массово избавляться от национальной валюты, что вымывает миллиарды долларов из золотовалютных запасов страны, поднимает кредитные ставки до небес и толкает гривню к обвалу, - пишет Александр Пасховер в № 51 журнала Корреспондент от 30 декабря 2011 года.

Любопытную рекомендацию выдал 22 декабря на пресс-конференции Александр Кендюхов, глава Всеукраинского союза ученых-экономистов: не доверяйте аналитикам, которые предрекают приближение мирового финансового коллапса, ведь в 2008-м [накануне кризиса] они предсказывали всеобщее процветание. Сам же эксперт прогнозирует именно коллапс как мировой, так и украинской экономики. "Мы уже сегодня не можем обеспечить внутренний уровень потребления за счет тех доходов, которые получает страна, - говорит аналитик. - Соответственно разницу мы будем покрывать, занимая, занимая, занимая". Беда в том, что занимать Украине уже не у кого. Весь мир втянут в затяжной финансовый кризис.

Манифест Кендюхова напоминает крылатую фразу из фильма Семнадцать мгновений весны ироничного шефа гестапо Генриха Мюллера, которого сыграл актер Леонид Броневой: "Верить в наше время нельзя никому, порой даже самому себе. Мне можно".

В первую очередь у украинцев тает доверие к чиновникам, продолжающих сибаритствовать на сверхдоходы неизвестного происхождения

Александр Сугоняко, председатель Ассоциации украинских банков (АУБ), считает, что Кендюхов прав, и когда говорит о кризисе, и когда жалуется на всеобщую потерю доверия. В первую очередь у украинцев тает доверие к чиновникам, продолжающих сибаритствовать на сверхдоходы неизвестного происхождения. Разочарование вызывает и монетарная политика НБУ, которая обескровила бизнес и подкосила банки.

Валерий Литвицкий, руководитель группы советников главы НБУ, бравирует относительно низким уровнем инфляции и крепким курсом гривни. "Думаю, что год был удачным", - резюмирует он.

У украинцев на такое евангелие от НБУ выработалась автоматическая реакция - они массово срывают гривню с банковских счетов и рекордными темпами скупают инвалюту. Банкиры, дабы удержать у себя нацвалюту, предлагают клиентам заоблачные депозитные проценты и при этом вынуждены поднимать планку кредитных займов.

Пять претензий к власти

Во время совместной пресс-конференции Сугоняко и Литвицкого последний не находил себе места. Чиновник НБУ то вскакивал со стула, то обреченно валился на него. В самый разгар дискуссии он сгреб со стола все бумаги, запихнул их в портфель, сказал, что не может терпеть этой провокации, и выскочил из зала. Через минуту Литвицкий вернулся. Полчаса метаний – и руководитель группы советников главы НБУ смирился с участью мальчика для битья.

Удары по амбициям Литвицкого безжалостно наносили Сугоняко и Кендюхов, раскрывая реальное положение вещей в экономике Украины. Вот пять ключевых претензий к власти. Первая: Нацбанк, чтобы снизить уровень инфляции, изъял из оборота огромные гривневые суммы и не выпускает их на рынок. С точки зрения достижения быстрого результата, этот метод безукоризненный, так как дефицит наличности сдерживает рост цен. Но в том, что касается долгосрочных последствий, – стратегия варварская. Сугоняко говорит, что многие банки из-за нехватки гривни парализованы. Для проведения деятельности они занимают друг у друга средства платежа под 30% и выше.

Нацбанк, чтобы снизить уровень инфляции, изъял из оборота огромные гривневые суммы и не выпускает их на рынок.

Те, кому не хватает денег на межбанковском рынке, просят гривню у населения, предлагая бонус в 25-26% годовых. Еще год назад эта же ставка была на уровне 14-15%.

В результате дорожают не только депозиты, но и пропорционально им растут кредиты – свыше 30% в год. Даже в сытые времена найдется мало предприятий, которые могут позволить себе такой дорогой заем, а в период кризиса, когда рентабельность падает в разы, и подавно. Недоступность финансовых ресурсов – это упрек номер два.

"Я не вижу возможности на следующий год кредитовать потребительские займы, - заявляет Сугоняко. - Наш заемщик финансово нездоровый". По данным АУБ, суммарный долг клиентов перед банками достиг 794 млрд грн. Это на 140 млрд грн. больше, чем объем всей наличности, которая имеется у населения на руках, на депозитных и поточных счетах. К 1 ноября просроченный перед банками долг достиг 83 млрд грн., из них 25 млрд грн. списаны как безнадежные.

Отечественный производитель ослаблен. Свято место пустым не бывает. Дефицит товаров собственного производства привел к колоссальному росту импорта. За первые десять месяцев за зарубежный товар пришлось выложить $ 67 млрд, это на 42% больше, чем год назад. В итоге разрыв между импортом и экспортом увеличился с $ 6,1 млрд до $ 11,1 млрд. Такая диспропорция во внешнеторговом сальдо стала причиной для третьей претензии к власти.

Я не вижу возможности на следующий год кредитовать потребительские займы, - заявляет Сугоняко. - Наш заемщик финансово нездоровый

Импорт завоевывает внутренний рынок, не оставляя места отечественному продукту, а экспорт тает, как снег в июле. Курс гривни держится на честном слове НБУ. Чтобы удержать ее на плаву, Нацбанк за год потратил около $ 6 млрд золотовалютного запаса, чем заработал от экспертов нагоняй номер четыре.

Еще один, пятый, пинок власти поступил от Кендюхова. Правда, досталось не только нынешнему правительству, но и его предшественникам. 39-летний эксперт указал на ахиллесову пяту национальной экономики - ее высокую энергозатратность. По этому параметру Украина занимает первое место в Европе и пятое в мире.

"Украина любит свои заводы, и они вас в могилу втянут - комментирует Каха Бендукидзе, экс-министр экономического развития Грузии. – [Украинские] предприятия просто консервируют отсталость".

Разрыв между импортом и экспортом увеличился с $ 6,1 млрд до $ 11,1 млрд

В итоге немодернизированная, экспортно-ориентированная экономика замкнулась на торговле сырьем, а не готовой продукции. "Если постиндустриальные страны в результате очередной волны кризиса сократят свое потребление, - отмечает Кендюхов, - то наши индустриальные производства, которые несут обслуживающую функцию, остановятся".

Никаких "если", подхватывает Николай Ивченко, руководитель информационно-аналитического центра FOREX CLUB, в ближайшие полгода традиционные рынки украинских экспортеров будут только сужаться. "У нас на Италию приходится первое место в ЕС по объему экспорта, - говорит эксперт. - Но так как Италия находится в эпицентре всех этих событий [финансовый кризис], то ожидать какого-то роста не стоит".

Все было хорошо

Азаров согласен, что мировой финансовый кризис - одна из угроз экономической безопасности Украины. Во-первых, падает цена на сталь, которая приносит стране 34% валютных доходов. Во-вторых, более половины украинских банков принадлежат иностранным корпорациям, которые испытывают денежный голод и в любой момент могут отозвать средства из украинских "дочек". Долг отечественных банкиров своим иностранным материнским компаниям достиг $ 25 млрд.

"Я далек от мысли, что у нас еще очень хорошо, – говорит премьер и после добавляет: - Год прошел достаточно оптимально, срывов не было". В подтверждение глава правительства сказал, что в стране выросла покупательная способность. В 16 раз больше, чем в 2010-м продано мобильных телефонов – около 52 млн единиц, вдвое больше продано автомобилей б/у и телевизоров. Из ключевых зон экономического риска премьер выделил сельское хозяйство. Причина опасений - осенняя засуха, которая грозит потерей трети нового урожая.

Чтобы остановить панику, в октябре НБУ ввел на рынок жесткое правило – обмен валюты только по предъявлению паспорта. Но спрос не снизился, даже наоборот.

"20 лет мы говорим, что у нас самые лучшие в мире черноземы, на которых надо зарабатывать кучу денег, - реагирует Кендюхов. -  В прошлом году у нас был неурожай, засуха, и все наши крестьяне стонали, что взяли кредиты, цены выросли и мы не можем вернуть долги. В этом году урожай высокий, цены на него упали, опять все плохо, мы не можем вернуть кредиты. Может быть, дело не в черных черноземах, а в светлых головах?".

Каково же реальное настроение населения, отчетливее всех почувствовали банкиры. В 2011 году они впервые после кризиса 2008-го столкнулись с массовым оттоком сбережений. К ноябрю утечка депозитов достигла 10 млрд грн. В это же время украинцы купили $ 29,6 млрд, а сдали $ 16,8 млрд наличности, ежемесячно приобретая инвалюты на $ 1,16 млрд больше, чем продавали. Чтобы остановить панику, в октябре НБУ ввел на рынок жесткое правило – обмен валюты только по предъявлению паспорта. Но спрос не снизился, даже наоборот.

"Это означает, что украинец, все больше и больше не доверяет национальной валюте", - делает вывод Сугоняко. По его данным, в Украине на руках сберегается до $ 70 млрд. То есть почти два годовых госбюджета страны. Запуск этой суммы в оборот может спасти национальную экономику от разложения. Но шансов на возвращение блудных денег мало. Причина? Дефицит доверия к власти.

В пример  Сугоняко приводит Бельгию, где минфин попросил у населения в долг около 300 млн евро. "Они принесли 6 млрд евро, то есть, каждый бельгиец внес более 500 евро, чтобы решить проблемы внешнего долга своей страны, - говорит глава АУБ. - Потому что они доверяют своему Центробанку, правительству, власти. Ключевая проблема у нас - это отсутствие доверия. Это самое дорогое, за что мы с вами платим. Очень дорого платим".

***

Этот материал опубликован в №51 журнала Корреспондент от 30 декабря 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: кредитыинвестициижурнал КорреспондентдепозитыгривнаэкспортИмпорт
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях